Разрешаю поиграть

Мека Владислава

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разрешаю поиграть (Мека Владислава)

Владислава Мека

Книга вторая.

Разрешаю поиграть…

Пролог.

Местоположение неизвестно.

-Знаешь, я давно мечтал об этом. Так давно, что сейчас не могу поверить своему счастью.

У него в горле не пересохло? Сколько можно говорить? Я, конечно, тоже люблю поболтать, но не столько же? Хотя, думаю он, действительно, давно мечтал об этом. Но, почему мне выпало это слушать? Приступил бы к пыткам или убил. Так нет, продолжает заливаться соловьем. А у меня уже руки и ноги затекли, впрочем, как я понимаю, это малая из моих бед.

-Сколько бы я не смотрел на тебя, не могу отвести глаз. У меня реально встает при виде твоего корежащегося тела. Холодно? Не переживай, холод скоро станет для тебя спасением, говорят, он притупляет боль. А тебе будет больно, ой как больно, это я могу гарантировать. И никто не придет к тебе на помощь. Слышишь, тварь?! Никто! Ты не заслуживаешь помощи!

-Когда ты уже заткнешься и приступишь к делу?
- лопается мое терпение и я рычу сквозь зубы.

-Так не терпится? Ничего, подождешь! У меня еще есть несколько дел, к тебе я зашел только чтобы усилить стимул. Говорю же, смотрю на тебя и возбуждаюсь! Тебе необыкновенно идут эти цепи и веревки. Знал бы, камеру принес.

-Когда я освобожусь, подыхать ты будешь медленно и мучительно.

-Помечтай - его глаза оказались на уровне моих - тебе не суждено выбраться отсюда!

-Сукин сын!

-Чья бы корова мычала! Ладно, заболтался я с тобой. Пора прощаться - свет в помещение потух, оставив меня один на один с темными мыслями.

Не могу я здесь подохнуть. Не могу и все! Но, чертовы цепи из стали и сколько не дергайся порвать их не удасться. Что же мне остается? Ждать… О, да, это я умею. Я подожду.

Великобритания.

Графство Оксфордшир.

Оксфорд.

День первый.

Жизнь - это трагедия, когда видишь её крупным планом, и комедия, когда смотришь на неё издали.

Чарли Чаплин.

Меня всегда поражало то, с какой легкостью некоторые люди могут привыкать к новым обстоятельствам, врывающимся в их жизнь подобно урагану. К сожалению, я и сама одна из таких людей. Мне нравится приспосабливаться к новому и делаю я это предельно легко. Словно, ничего нового для меня не существует. Впрочем, как монету не крути у нее все равно будет всего две стороны.

Кстати, о деньгах. В скором времени они могут мне понадобиться, а поскольку я так и не освоила все эти кредитные карточки, то деньги предпочитаю хранить или в банке или иметь при себе наличные. Но, в этот век грязных воров и обманщиков, тихой девушке, вроде меня, сложно удержать кошелек при себе. И встает новая проблема - на этой недели я не успеваю выбраться в банк, а эти фунты, как назло заканчиваются слишком быстро, если быть точной, то у меня осталась горсть пенсов, а это никуда не годится.

Машинально заправляя прядь рыжих волос за ухо и невольно стискивая зубы, от мысли, что волосы нельзя обрезать, я свернула в сторону столовой. Признаться я не люблю есть публично, но общежитие диктует свои условия и приготовление пищи в комнате не лучший вариант. Я могла бы снять себе квартиру, но тогда привлекла бы к себе лишнее внимание, которое не очень люблю. Да и не хотелось портить последние два месяца умелого притворства, ради собственного желудка. Я итак изрядно потратилась, стараясь изменить себя и подстроиться под новое “Я”.

Кстати, мое новое имя мне совершенно не нравится, но почему-то перебарывая отвращение я его взяла себе. Тина звучит как-то грязно и даже пошло, но не в моем положении выбирать. К тому же, это имя сейчас мне очень подходит.

Внешностью я тоже не особо довольна, Крис мне нравилась больше, хотя бы тем, что не была ржаво - оранжевого цвета. Но, ирландка Тина обязана хотя бы цветом волос соответствовать своему происхождению. Правда пигмент глаз тоже пришлось менять. Теперь глаза у меня зеленые, но не то, чтобы красивые, скорее какие-то грязно - зеленые. И этим фактом я довольна. Мне нравится, что из незаметной, но притягивающей к себе внимание Крис, я стала более незаметной и определенно отталкивающей Тиной.

-Фрик, пришла - раздается шепоток из-за спины.

Это мне тоже очень нравится. Здесь я чувствую себя защищено под ненавязчивое перешептывание за спиной, я могу спокойно существовать. Прошлый опыт все-таки сумел меня задеть и если бы кто-то в этом заведении отнесся ко мне чуть лучше, чем должен, не думаю, что смогла бы продержаться два месяца. Люди должны брезгливо кривиться при виде моей сгорбленной фигуры, не забранных волос и запаха затхлости, ради которого я вручную стираю свою форму в необработанном мыле, а после не глажу и всячески мну.

Да, раньше я старалась слиться с серой массой, но второй раз такой ошибке не допущу, теперь я обычная, неприятно неопрятная личность, к которой и подойти-то противно.

Жаль, что нельзя и по оценкам не выделяться, все-таки в Оксфорд по стипендии берут только лучших и мои оценки напрямую зависят от моего присутствия здесь. Впрочем, за эти месяцы я поняла, что таким способом только усугубляю неприязнь к себе и создаю образ фрика.

-Привет, девочка - снова повариха Марта.

Пожалуй, она мой единственный прокол. Я как-то и не думала, что такой образ способен вызывать жалость у старшего поколения. Да и не вызывал он. Но, Марта была исключением. Дородная, седоволосая и пахнущая свежим хлебом. Навскидку ей лет пятьдесят - пятьдесят пять. Вдова, кольцо носит, но домой никогда не торопиться, к тому же часто смотрит на старую фотографию, судя по потрепанному обороту, дети и внуки не живут с ней и сомневаюсь, что они вообще живут в этой стране. Собак и кошек любит, но у себя не держит, подозреваю, что у нее аллергия на шерсть, видела, как она пару раз чихала, стоило только кому-то прийти в столову в натуральных шерстяных джемперах. В целом, она нравилась многим обделенным вниманием студентам. Бывало подкармливала их, если у тех не хватало денег. Мне тоже как-то предлагала, но я отказалась из чего Марта сделала неутешительный вывод, что я запуганная и несчастная девочка. Так и зовет меня - девочкой. Неприятно, но терпимо.

-Добрый день, мне как обычно - поспешила я сделать заказ и тряхнула волосами.

У меня появился довольно гадкий шрам на виске, он тянулся до самых волос. Неудачно в автобусе упала на нож. Потом на тот же нож упал эмигрант из Мексике и мне пришлось покинуть Соединенные Штаты Америки. Да, неприятная история. Не думала, что биологический папочка попытается меня убрать. Хотя, я ему за это благодарна, он избавил меня от сомнений, стоит ли покидать гостеприимную Америку. И я решила укрыться здесь, у него под носом. Ведь, если желаешь что-то спрятать, прячь на самом видном месте.

Я взяла поднос с едой, кивнула Марте и пошла за самый дальний и темный столик. Он находился рядом с мусоркой и оттого конкурентов у меня не было. Впрочем в столовой всегда можно найти место, где пристроиться, слишком она большая и старинная, а уж темных углов не сосчитать. Но, кто захочет занимать столик рядом с мусором? Только отброс вроде меня.

Я посмотрела на свой поднос и сморщилась. Готовят они здесь не очень, я могу лучше. Но, есть что-то надо. Поэтому я зачерпнула ложку супа и уставилась в пустоту. Ну так, по край мере это выглядит. На самом деле, я придалась самому любимому занятию на свете. Я начала наблюдать. Как обычно, хотя каждый раз что-то новое.

Мне нравится следить за людьми. Я не сталкер. Как можно подумать, просто наблюдая за кем-то можно отвлечься и оставаться при деле.

Этот университет ничем не отличался от школы. Пусть он и считался одним из лучших в мире, для меня он не выделялся из общей массы. Да, здесь учаться лучшие, по мнению общественности, кадры. Вот только, за это время я не смогла найти отличия, которые могли бы изменить мою доску делений. Три ступени и еще одна. Первая - популярные. Вторая - средняк. Третья - крысы. И моя любимая категория - ребята с загадкой. Но, пока я таких почти не нашла. Загадки плавно перетекали в Популярных. Правда, здешние популярные были не такими милыми, как в школах. Эти уже выходили на новый уровень - людей с гнильцой. А средняк становился больше похож на обычных обывателей. Крысы, правда, не подвели, какими были такими и остались.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.