Мороженое со вкусом крем-брюле

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Бывало, сидишь в классе у распахнутого настежь окна и думаешь: зачем находиться в этом душном помещении, когда давно пора бы переставить парты из здания на улицу и сидеть, блаженствуя, наслаждаясь свежим воздухом, слушать пение птиц и откидывать рукой назад лезущие в глаза волосы, которые апрельский ветер-хулиган развевает во все стороны.

Смотришь вниз, на тщательно асфальтированный школьный двор, где уже к полудню собираются дети из начальной школы, которые играют в прятки, салки, классики. Иногда пройдет мимо них какой-нибудь взрослый и сделает пустое замечание; дети испуганно разбегутся, и тебе придется вернуться к невыполненному заданию. Становится как-то обидно и за детей, и за себя. Сидишь, невнимательно слушая учителя, мечтая в это время о приближающейся перемене; думаешь, как спустишься вниз и наконец сможешь вздохнуть свободно.

Выходишь из класса, и еще издалека слышишь два голоса: ее и подруги. О чем они говорят, не можешь даже догадываться, только надеешься, что они говорят про тебя. Молишь, чтобы она была слишком увлечена разговором, чтобы тебя заметить. Ты ее уже видишь, а она все смотрит на подругу и продолжает ей что-то внушать. Расстояние между вами сокращается, и вот она почти тыкается в твое плечо, ее глаза расширяются от неожиданности, и вдруг они с подругой начинают звонко смеяться и убегают в направлении лестничной площадки. Теперь наступает твоя очередь удивляться, но времени на это нет. Как и на раздумья. Прекрасно знаешь, что в тот момент она ждала, что ты ей что-нибудь скажешь. Хотя бы поздороваешься. Хотя бы улыбнешься. А ты просто прошел мимо, кидая на нее многозначительный взгляд, один из тех, которые успели ей хорошо надоесть.

Можешь поклясться, что сейчас она обсуждает с подругой этот злосчастный случай. Несколько дней назад ты слышал, как она говорила ей, что хочет поставить на тебе крест, нет, целых два. Когда-нибудь она это обязательно сделает, ее терпение на исходе. А ты до сих пор точно не знаешь, любит она тебя, или нет. Ты готов пойти на любое, чтобы знать о ней все. Подружился с мальчиком из ее класса, чтобы он следил за ней, запретил ему разговаривать с ней, когда она попыталась расспросить его, что же все-таки происходит.

Этот вечный страх. Страх за то, что твое чувство безответно. Страх за то, что она будет смеяться над тобой, когда достучится до истины. И она не видит, что у тебя кризис. Что ты постепенно теряешь себя. Или она просто хорошая актриса. И даже эта навязчивая дура, которая таскается за тобой по всей школе, мало спасает. Единственное утешение, что она — хороший слушатель. Но ты не можешь рассказать ей про свою любовь, потому что видишь, что она безумно влюблена в тебя. Ты привык всегда находиться среди девочек, но проблема в том, что она из другого класса. И еще: она не такая, как они все. Она не бегала бы за тобой, если бы училась в твоем классе. Никогда. Она — гордая отличница. А ты — жалкий дурак, который строит из себя нечто большее.

Входишь в школьный буфет, – сегодня позже, чем обычно. Она уже здесь, сидит и беспечно болтает с подругой. Смотрит на тебя и сразу отводит взгляд. Напрягаешься, и она тоже. Она ждет, а ты просто проходишь мимо. Садишься с другом из ее класса, и он начинает рассказывать тебе последние новости. О ней. И вдруг видишь, как что-то меняется. Она встает из-за стола, за которым только что сидела и мило разговаривала с подругой, идет к другому, за которым сидит твой одноклассник. Не можешь сказать, что он некрасив или глуп, но ревность берет свое. Ты почти ненавидишь его. Она что-то произносит, он кивает в ответ, она садится напротив. Почему она не делает этого с тобой? Почему она не просит разрешения у тебя сесть за один стол, рядом? Ты никак не понимаешь, что он лучше, ведь он сам много раз заводил с ней разговор, а ты тупо молчишь. Всегда.

Что-то внутри ломается, когда видишь ее. Ты не можешь включить это чувство в общую цепочку событий, она сразу выходит из строя, когда пытаешься ввести новую шестеренку. И эта шестеренка — она. Боишься, что она затмит тебя, подавит твое собственное "я", которым ты так дорожишь. И вдруг понимаешь, что никакого "я" нет. Оно давно потерялось, растворилось во всепоглощающей любви. А внешне делаешь вид, что остался прежним. Окружающим все равно, а тебе? Хочешь ли ты вернуть все на круги своя? Если и да, то уже слишком поздно.

Ты не признаешься самому себе, но в глубине душе знаешь, что твоя любовь — болезнь. Как рак. Ее ничем и никогда не излечить. Каждый день ходишь с ощущением, словно она медленно ускользает от тебя, становится все более далекой. Но бы ли вы когда-нибудь близки? Она совершенно чужая тебе.

Она подходит к соседнему с твоим столу, за которым сидят ее друзья, и начинает разговаривать с ними. А ты разворачиваешься к ней лицом, подвигая стул, подпираешь рукой щеку и принимаешься пялиться на нее. Они обсуждают того парня, твоего одноклассника, с которым она сегодня сидела. Она отрицает возможность их романа, и на сердце становится легче. Но не намного, ты ей уже не веришь. Тебя мучают сомнения. Передразниваешь ее тихое "да" в ответ на что-то абсолютно неважное. Улыбаешься. И она тоже, слегка приподнимая уголки губ. И ты готов прыгать от счастья, как последний безумец. А когда она уходит, подхватываешь рюкзак и бежишь наверх, словно от этого зависит твоя судьба. Вы опять встречаетесь, и она удивленно вскидывает брови вверх, будто не ожидая увидеть тебя здесь, на пятом этаже, испуганно вжавшегося в первый попавшийся угол.

Ты не хочешь, чтобы она нашла тебя здесь во второй раз. Трусишь и идешь на свой урок. Ненавидишь весь мир за свою слабость, гордость и недоверие, но ничего не можешь с собой поделать. Еще немного, и тебе придется прекратить все это: нельзя же так вечно! Вам обоим это уже начинает надоедать. Надо либо делать следующий шаг, либо отступать. А так не хочется быть первым, брать на себя ответственность. Лучше бы она сделала это сама. Она должна подойти. Обязана.

Идешь по коридору с урока и видишь ее. В который раз. По щекам у нее стекают слезы, она смотрит на тебя укоризненно и разочарованно. У тебя внутри все переворачивается: она до сих пор верила, до сих пор ждала. И ты до конца осознаешь, что если не подойдешь сейчас, навсегда потеряешь ее. Но, кажется, она сама настроена решительно. Она подходит и просто, без лишних объяснений, обнимает тебя и прижимается лицом к твоему плечу в полосатой рубашке, которую она сто раз обсуждала с подругой. Вы понимаете друг друга без слов, они не нужны. Нерешительно обнимаешь ее в ответ, словно не веря. Ты был таким идиотом, а она все равно выбрала тебя.

Целуешь ее в голову и треплешь волосы. Теперь ты знаешь, каково это. Она еще глубже вжимается в тебя, будто ей тоже не верится, что она обнимает реального человека, а не свою фантазию. Вы стоите так очень долго: может быть пять минут, час, а может быть и несколько лет. Вам наплевать.

До этого ты не мог понять, на что похож ее дивный запах. А сейчас вдруг тебя пронзает яркая мысль: она — мороженое со вкусом крем-брюле. Твое. И ты готов поклясться, что навсегда.

24.04.2014г

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.