Провидица

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Впервые я узнала о своем даре, когда мне было четырнадцать.

Ранним утром мы ехали на машине в школу. Той ночью я не выспалась и по пути стала клевать носом. В моменты полудремы меня часто посещали странные образы и картинки, но я никогда не обращала на них должного внимания. В то утро я, как обычно, задремала, и мне вдруг отчетливо увиделось, как моя подруга с разбега запрыгивает на высокий стул и ломает ногу.

Однако, в школьной суете это маленькое происшествие отошло на задний план. После второго урока была большая перемена, во время которой многие ходили в столовую. Уроки проходили на четвертом этаже, а столовая располагалась на первом. Я очень любила бегать по лестницам, хотя мои родители всегда запрещали мне это делать, и тот раз не стал исключением: только я пробежала один лестничный пролет, как раздался голос моей подруги. Оказывается, она в тот день не могла составить мне компанию — у нее сильно разболелась нога, и она даже немного прихрамывала. Я спросила, что же случилось. Подруга рассказала мне, как прошлым летом ей понадобилась одна книга, которая стояла на самой верхней полке шкафа, и как она неудачно запрыгнула на высокий стул, сломав ногу.

Удивлению моему не было предела — ведь именно этот эпизод я видела утром в машине, но, как обычно, не придала этому должного значения. Я не решилась поведать подруге свою тайну, да и через несколько дней уже сама забыла и думать о том "видении". Но шло время, и через пару недель я увидела странный сон. Мне снился огромный парк, в центре которого находились павильоны — там проходила конференция с актерами из моего любимого сериала. Сначала я не увидела в этом ничего необычного — ведь мне, как заядлой поклоннице, всегда хотелось встретиться со своими кумирами. В тот же день я просматривала новости в сети, и увидела фотографию одного из актеров сериала со своей поклонницей. Вид на заднем плане фотографии, одежда актера, его взгляд и улыбка — все это показалось мне знакомым, будто я уже это видела и сейчас испытываю нечто вроде дежавю. Потом в голову пришел сон, и, вспоминая детали, я поняла: данная фотография — "кадр" из моего сна.

На этот раз я уже не вытерпела и сразу же по прибытии в школу рассказала все подруге. Она восприняла это скептически, назвав меня, как она любила, "великой фантазеркой". На этом мои попытки поделиться тайной с другими закончились. На следующий день у нас был урок химии. Подруга в тот день пропустила школу, и я села с одной из одноклассниц. Ее звали Сашей, и она была очень милой и приветливой девочкой. Стоит также добавить, что жила она в школьном интернате, который находился в том же здании. По какой-то причине я забыла свой учебник, и мне пришлось воспользоваться Сашиным. Я решила провести небольшой эксперимент и проверить себя: взяв учебник, я закрыла глаза, пытаясь сконцентрироваться. Мне пришлось где-то слышать, что с помощью вещи можно получить сведения о ее владельце. В моем случае это были не сведения: мне увиделась большая лестница, которая вела к длинному коридору с вытянутыми окнами или, как мне сначала показалось, зеркалами; Саша шла по нему и улыбалась мне, а я будто стояла внизу.

Я открыла глаза, с улыбкой вернула ей книгу и задумалась. Мне самой уже начинало казаться, что я все придумала: "видение" про подругу, сон, а теперь и "видение" о лестнице. Как убедиться в правдивости своих странных способностей, я не знала. Оставалось только ждать, и, как потом выяснилось, очень недолго. После уроков я неспешно оделась и уже было направилась к выходу, но что-то остановило меня. В интернате тогда велись ремонтные работы, и его входная дверь, прямо из школы, была распахнута настежь. Что-то побудило меня обернуться и посмотреть наверх. И что же вы думаете, я увидела? Интернатскую лестницу, ту самую, из моего "видения", тот же коридор с вытянутыми окнами. А по коридору шла Саша — завидев меня, она улыбнулась мне и помахала рукой. Я улыбнулась в ответ, а затем круто развернулась и вышла из школы. Вся эта ситуация становилась еще более запутанной, и я поняла — одной мне не справиться. Придется рассказать маме.

— Я верю тебе, милая, — сказала тогда мама, и мне сразу стало тепло от ее слов. — Со мной такое тоже часто случается. А знаешь, еще бывает, смотришь в лицо человеку и читаешь его мысли, эмоции. Не сомневайся в себе, дорогая, и в своих способностях, но всегда помни: это — не главное. Не пытайся их развивать и не обращай на них слишком много внимания — это отнимает силы.

Ага, как же. Так я сразу и перестану обращать на них внимание. Вскоре я стала замечать, что мама права: читать по лицам людей оказалось не так уж сложно. Потом я поняла, что так же часто могу предугадать, что случится в следующую минуту; мысли, действия. Теперь я чувствовала себя сильнее, я ощущала, как моя тайна делает меня более уверенной в себе.

На следующий день нулевым уроком у меня было фортепьяно, а первым — алгебра. На алгебре я сидела с самым несносным, вредным и самодовольным мальчиком в классе — Стасом, и недавно мы опять поссорились из-за его поведения. Впрочем, сегодня я была совершенно уверена: он все равно сядет ко мне, даже несмотря на то, что мы уже больше недели не разговаривали.

Мои опасения оправдались, а это значило, что мне снова целый урок придется терпеть его. Впрочем, что скрывать — он мне нравился, а я, как мне казалось, нравилась ему. Я привыкла верить своим ощущениям, особенно после маминых слов. Как обычно не поздоровавшись, он уселся рядом. Я подавила желание улыбнуться и принялась листать учебник. В тот день мы так и не поговорили, хотя шаткий и недолговечный мир был установлен.

Испортило все даже не его поведение, и не мое желание его унизить, как он любил говорить — испортил все наш одноклассник по имени Артур. Он давно уже порывался дружить со мной, но теперь все зашло слишком далеко. Мы стали сидеть вместе на всех уроках, даже на алгебре. Этого Стас не выдержал. Он прорыдал всю алгебру, смотря на меня несчастными глазами, и я поняла, что переступила черту.

Через неделю мы со Стасом снова сидели вместе, но я чувствовала — все изменилось. Однако, вскоре Стас опять растаял, и мы с ним мило побеседовали перед уроками. Расстроил все снова не кто иной, как Артур. Была перемена. Мы с подругой остались в классе, а остальные разошлись по своим делам. Не знаю, зачем Артуру понадобилось мне позвонить — но когда Стас зашел в класс, на нем не было лица. Он был свидетелем этого звонка, и хорошо еще, что я не взяла трубку! Его поведение снова стало хуже некуда, и мы опять поссорились: на этот раз серьезно и надолго. Я наговорила ему столько гадостей и неприятных вещей, он отвечал тем же, так что о примирении и речи быть не могло. Впрочем, я не особенно и жалела — на мой взгляд, он вполне заслужил такого обращения с моей стороны.

А через месяц наступило лето. Я с головой ушла в музыку, в книги, в развлечения и старалась позабыть о Стасе, чей образ постоянно рисовался в моей голове. Способности мои постепенно стали для меня нормой, и я уже не придавала им столько значения, сколько прежде — ведь, как известно, привыкнуть можно ко всему.

В сентябре все пришли в школу отдохнувшие, веселые, счастливые, и я не стала тому исключением. Вопрос о Стасе все еще тревожил меня, но я пустила все на самотек: подойдет сам — хорошо, не подойдет — так и быть. Он подошел уже на следующий день, второго числа, неловко улыбнулся и поинтересовался, как я провела каникулы. Я ответила, и беседа невольно завязалась. Подруга, с которой я до этого разговаривала, деликатно отошла. Про ссору Стас даже не упомянул, чему я была несказанно рада — прошлое осталось в прошлом, началась новая страница нашей истории, и я надеялась, что она будет более удачной, чем ей предшествующая.

За последующие две недели Стас стал мне ближе, чем мои подруги за целый год, и я решила проверить его и рассказать ему все о своем даре. К моему удивлению, он даже не засмеялся — только молча стоял, внимательно меня разглядывая.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.