Тем летом

Дессен Сара

Жанр: Современная проза  Проза    2015 год   Автор: Дессен Сара   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тем летом (Дессен Сара)

Сара Дессен

«Тем летом»

Глава 1

Забавно, как одно лето может изменить всё.

Жара и запах хлорки из бассейна, аромат свежескошенной травы и медовые нотки в нем, воздух после дождя, длинные и ленивые дни, текущие один за другим, ожидание чего-то: нового учебного года, еще одного Рождества, еще одного начала. Многое обычно смешано в лете, для каждого лето – это что-то свое, и мое лето было именно таким.

В день второй свадьбы моего отца, мама проснулась в шесть утра и начала размораживать холодильник. Меня разбудили звуки, доносившиеся с кухни: знакомый треск контейнеров со льдом, сопровождающий каждую разморозку – мама проводила эту операцию весьма беспорядочно.

Когда я спустилась вниз, она сидела на корточках перед морозильником и собирала разлетевшиеся по полу кубики льда, из приемника доносилась песня Барри Манилоу. Голос Барри и свет, льющийся в окно, стряхнул с меня остатки сна, и я настроилась на еще один летний день.

- О, Хейвен, доброе утро! – мама обернулась за звук моих шагов, вытирая лоб рукой, одновременно пытаясь удержать в пальцах ледяные кубики. На ее лице было какое-то нервное выражение, уже хорошо знакомое мне в мои пятнадцать. Мне захотелось обнять маму и уберечь от всего, что может причинить боль или задеть ее.

- Доброе утро, - я подтянула к себе стул и села у стола, заваленного горами замороженных лотков с курицей. – С тобой все в порядке?

- Со мной? – мама изобразила удивление на лице и быстро передернула плечами, - Конечно. Будешь завтракать?

- Я не особо голодна, - покачала я головой, забираясь на стул с ногами и обхватив колени. Мне нравилось сидеть вот так вот, сжавшись в комок, я как будто становилась меньше. Каждое утро, просыпаясь, я казалась себе выше, чем была, когда засыпала, и теперь пыталась уменьшиться, словно боясь, что однажды утром я буду возвышаться над людьми, деревьями и домами как какой-нибудь монстр. В свои пятнадцать я уже была ростом под пять футов одиннадцать дюймов (*это примерно 180 см в переводе на наши единицы измерения) и вырастать до шести мне совершенно не хотелось.

- Хейвен, - мама посмотрела на меня, - пожалуйста, не надо так сидеть. Ты же знаешь, что это вредно. Она встала напротив и смотрела на меня, пока я со вздохом не опустила ноги на пол. – Так гораздо лучше.

Мама вернулась к холодильнику, Барри продолжал мурлыкать что-то о Новой Англии, а я размышляла о том, что же заставило меня подняться рано утром в субботу (мне с трудом верилось, что это был всего лишь треск контейнеров со льдом). На самом деле, этой ночью я спала не особенно хорошо, все время представляя платье, которое должна была надеть на свадьбу отца, и щурясь от света фар проезжающих за окном машин.

В два часа пополудни папа женился на Лорне Куин, ведущей «Погоды с Лорной Куин» на новостном Канале 5. Она была метеорологом, мама называла ее Метео-зверушкой, но лишь тогда, когда была раздражена. Лорна была высокой стройной блондинкой, обычно наряжалась в коротенькие юбочки пастельных цветов, открывающие ее длинные ноги, и с широкой улыбкой стояла перед яркой картой, изящно взмахивая рукой в сторону то одного штата, то другого. Папа, Мак МакФайл, был спортивным обозревателем на том же пятом канале, и они с Метео-зверушкой сидели в студии за одним столом в ожидании своей очереди репортажа. Напротив них сидели Чарли Бейкер и Тесс Филлипс, ведущие настоящих новостей. Иногда в перерывах между репортажами мы могли видеть студию, и, до того, как узнали о том, что отец спутался с Метео-зверушкой, задавались вопросом, о чем это они постоянно хихикают и болтают. В это же самое время Чарли и Тесс с серьезными лицами перекладывали бумаги на столе перед ними, но у папы с Лорной всегда царило веселье.

Не то что бы Лорна Куин была мне противна. Она выглядела довольно симпатично для той, кто разрушил брак моих родителей. Мама, хоть и винила во всем папу, ограничилась лишь прозвищем для Лорны да время от времени ехидно подшучивала над отцовской шевелюрой, которая никогда не отличалась густотой, но сейчас начала расти, как трава на заднем дворе после дождя. Перечитав множество книг и разводе, мама брала новые и новые, чтобы с их помощью сделать все происходящее менее болезненным для нас с сестрой. Эшли, моя старшая сестренка, всегда была папиной дочкой и выбегала из комнаты, едва лишь услышав какую-нибудь мамину шутку о скорости роста его волос. Мама старалась не говорить при ней о папе, чтобы избежать вспышек гнева, но я совершенно точно знала, что , увидев его и Лорну на экране, таких довольных и счастливых, Эшли вздрогнула – это было больно даже для нее, которая готова была принять любой отцовский выбор.

До развода мои родители не всегда предпочитали решать конфликты тихо и спокойно, но на этот раз их молчание буквально сводило нас с ума, делая разрыв настолько нервным, насколько он мог бы быть. Мама, как и Эшли, унаследовала необычайную неуравновешенность, которая досталась ей еще от бабушки. Ее бабушка – моя прабабушка – была любительницей драматических сцен, и, что бы ни происходило в семье: развод, воссоединение, скандал, тайны – она всегда устраивала из этого кошмарный хаос. А вот мы с папой были спокойнее, реагировали на происходящее без лишних эмоций, и, если мама с Эшли часто просто не могли спокойно воспринять что-то, то мы с папой как бы уравновешивали их, беспокоясь тихонько, про себя. Теперь, когда папа ушел, баланс был нарушен.

- Ну как, ты собираешься?

Это была Эшли. Сестра стояла в дверях кухни в носках и длинной футболке. Один лишь взгляд на нее – и я вспомнила всё о том, как ненавижу свой рост и свою костлявую фигуру. В двадцать один моя сестра была ростом пять футов четыре дюйма (* это примерно 162 см в переводе на наш рост), а ее фигура была аккуратной и хорошо сложенной. Хотелось бы мне родиться с телом Эшли! Маленькие ножки, идеальные волосы, милое миниатюрное личико – разве кто-то отказался бы от такого?! В моем возрасте она уже была выбрана в качестве Мисс популярность в школе, встречалась с капитаном футбольной команды (затем бросив его) и была одной из самых ярких девчонок в команде болельщиц. Она была той, кто стоит наверху пирамиды, той, кого легко поднимать и подкидывать в воздух, той, кого легко качать после выигранного матча. Я помню Эшли в ее форме болельщицы: короткая синяя юбка, помпоны в руках, вот она бежит по полю под одобрительные крики зрителей. Знаете, со стороны жизнь Эшли казалась мне жизнью Барби, настолько популярной и идеальной была моя сестра, вокруг нее всегда было много друзей и знакомых, и она постоянно встречалась с каким-нибудь симпатичным парнем. Не хватало только Дома Мечты и пурпурного автомобиля.

Эшли слегка нахмурилась, поймав мой изучающий взгляд на себе. Она уже успела хорошо загореть, и на ее левой лодыжке была отчетливо видна ярко-желтая татуировка, бабочка, которую она сделала во время каникул на пляже Миртл, когда напилась после выпускного два года назад. В то время моя сестра была настоящей дикаркой и бунтовщицей, но сейчас она очень изменилась.

- Нет, не думаю, что я поеду, - сказала мама. – Вряд ли это хорошая мысль.

- Поедешь куда? – спросила я.

- Она пригласила тебя, - зевнула Эшли. – В конце концов, если бы она не хотела, чтобы ты пришла, то и не стала бы делать этого.

- Куда пригласила? Кто? – снова спросила я, но, разумеется, никто не слушал, и ответ мне был очередной треск льда.

- Я не поеду, - твердо сказала мама. – Это глупо, и я не собираюсь… - она остановилась на полуслове и махнула рукой.

- Ну и ладно, - отозвалась сестра, в ее голосе прозвучала обида.

- Да о чем вы? – возмутилась я чуть громче. Не так уж приятно, когда ты что-то говоришь, а тебя никто даже не замечает!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.