Жена моего врага

Емельянова Галина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жена моего врага (Емельянова Галина)

Бой Леха

Дом был построен не бедным хозяином, надстроенный второй этаж, металлические ворота, и высокий каменный забор. Старый дом славился гостеприимством , гостя усаживали в прохладной тени, угощали терпким чаем и лепешками, обязательно поминали всех, кому повезло родиться и умереть в этих стенах.

Тот, кто строил его, был уверен, его дом, его крепость не взять штурмом. Если раньше дом слышал детский смех и шепот молитв, то сегодня его покой нарушал шум боя.

Террористы, были блокированы отрядом надежно, и командир с позывным «Батя», вел переговоры о капитуляции , в доме вместе с мужчинами находилась беременная женщина, сестра одного из бандитов.

Боевики понимавшие ,что терять им нечего отвечали шквальным огнем. Потом в одном из проемов затрепетала на ветру белая косынка, и гортанный голос прокричал - Дайте женщине дорогу.

Наконец женщина вышла из дома, вся в черном ,даже черные перчатки закрывали руки, ее проверил сапер, и проводил в машину местного участкового.

Женщина передала военным отказ террористов сдаться, скоро ее пришлось везти к местному фельдшеру, у нее начались схватки.

- До вечера надо управиться, а то по темноте могут прорваться , - командир, устало вытер потный лоб.

- Там снайпер , профи , по почерку видно, - Откликнулся Леха Егоров, из группы прикрытия, на войне просто «Берц».

- Скоро солнце поцелует краешек гор, и тогда темнота, надо торопиться.- Откликнулся Лехин напарник Костя Емельянов, с позывным «Кот», любил он такие вот литературные выражения. «Кот» выглянул из-за укрытия и тут же отпрянул, пуля снайпера совсем рядом чиркнула по камням, и осколок отскочил от бронированного шлема.

Засевшие в доме боевики снова открыли огонь, спецназ ответил пальбой из гранатометов, и командир отдал приказ идти на штурм.

Группа прикрытия открыла ураганный огонь по находившимся в доме бандитам, бронетранспортер взревев мотором выломал кованые ворота , под защитой брони команда захвата пошла в наступление.

Взрывы, автоматные очереди, угол дома рухнул от удара бронетранспортера, и в этой пыли и гари спецназовцы непрерывно стреляя, ворвались внутрь дома, неся неминуемое возмездие. Из разбитых окон дома повалил едкий черный дым. Казалось ,что и гореть там нечему, но дом пылал словно факел, даже камни плавились.

Плотное марево закрыло обзор группе прикрытия, и помешало им увидеть ,как из окна сначала полетела граната, а потом вниз прыгнул боевик , рискуя и сам подорваться от взрыва.

Костя рванул в сторону, пытаясь прикрыть напарника, и нажал на спусковой крючок автомата, но снайпер его опередил, и боец упал.

Через мгновение Лехе в ноги вонзились горящие угли, потом темнота и ощущение, как кто-то, расстегнув ворот куртки, снимает с него цепочку с номерным жетоном. Алексей успел увидеть лицо врага, а главное его взгляд, с удивительно знакомым, наглым прищуром.

Он не помнил, ни как закончился бой, ни полет в санитарном вертолете, ни сам путь до госпиталя. Верил и знал одно – спецназ своих не бросает.

Белый потолок, как купол парашюта, кажется, что за ним огромное синее небо и тишина, но сквозь эту тишину прорывается чей-то стон и крик.

Алексей очнулся лишь в областном госпитале и не сразу пришел в себя,мучительно пытаясь сообразить, он улыбнуться растрескавшимися губами молоденькой медсестре и спросил, где находится. Получив ответ, попросил воды и перед очередным лекарственным забытьем вспомнил о Косте - как он? Медсестра поправила повязанную по-горски косынку, что-то ответила, но Леха её уже не услышал, вновь провалился в сон.

Ответ уже на утреннем обходе дал военврач: « Жив ,ваш , напарник, вся одежда в крови ,а сам ни одной царапины. Осмотрен и хоть и просился у вашей постели подежурить, мы его выписали, навестит скоро, ждите».

Алексей обрадовался, меньше всего ему хотелось ехать в далекий Елецк, сопровождать груз "200" и навещать родителей друга с "похоронкой". Если сам Леха вырос в провинциальном интернате, или по простому в детдоме, то у Кости оставалась мама, так что, слава богу, что он выжил.

А ранения, что же бывало и хуже, но оказалось, что хуже еще не было, раны гноились, не заживали, и Егорову дали отпуск на три месяца.

Костя не приходил и не звонил, что было на него не похоже, но понятно и не обидно. Видно не дождавшись, он поехал к матери, а там и завертелась карусель, может и встретил, ту самую единственную, о которой мечтает каждый , и которая будет ждать его возвращения. Вот и не звонит «Кот», чтобы лишний раз не беспокоить, а как все заживет, они и встретятся. Да и с чего он взял, что они всего лишь просто друзья. Надпись на стене учебки - "Для солдата нет уз более святых, чем воинское братство", глубоко врезалась в память и он в неё верил.

Между перевязками и уколами, лежа в палате и мучаясь бессонницей ,Егоров наконец-то вспомнит, где видел лицо боевика.

Еще курсантом военного училища, дежуря на КПП,часто был невольным свидетелем жарких свиданий и девичьих слез, но больше всего ему запомнилась одна, не похожая, ни на одну из вульгарных девчонок его фабричной окраины. Девушка, словно, сошедшая с киноэкрана, с копной светлых кудрей и зелеными русалочьими глазами, кажется, ее звали Варвара, а парня Тимур.

Стоя под майским дождем в легком сарафане, Варя улыбалась только одной ей понятным мыслям и ждала Тимура.Заприметив симпатичную блондинку, один из офицеров предложил девушке подвезти её в город, но та решительно отказалась. Позже, так и не признавшись себе, что влюбился с первого взгляда в семнадцатилетнюю первокурсницу пединститута, Алексей искал похожую, но так и не нашел.

Через два часа, не дождавшись, она ушла, а Леха, глядя на хрупкую фигуру, подумал, если и жениться, то только на такой - чистой и преданной. Он начал вспоминать и сравнивать с ней знакомых девчонок и немногих женщин, с которыми довелось провести ночи до армии. К пэтэушницам, которые без остатка дарили себя на лавке в сквере, он презрения не испытывал, скорее жалел. Всем им нравился его незлобивый характер и спортивная фигура, а он, каким и наивным не был в те годы, точно знал - это еще не любовь. Да и они, наверное, сами еще не знали, что это такое - любить.

К Тимуру он не ревновал. Бывало глупо, по-мальчишески злился на себя, но стиснув зубы, понимал - она выбрала не его, значит, она выбрала лучшего из всех. Потом была какая - то темная и даже криминальная история, Тимура отчислили, и он ушел служить солдатом в ВДВ.

Вот значит, как знания в дело применил, против своих же братишек.

Раны заживали плохо, кровили, и даже начали гноиться, Леха в перерывах между перевязками читал до головной боли книги, перечитал все, что были в госпитальной библиотеке.

В мирной жизни он слыл нелюдимом, но не чувствовал себя никогда одиноким, сказывалось детдомовское детство, где все время на виду, ни минутки с самим собой. Он уставал от больших компаний , и больше слушал соседей по палате, чем рассказывал о себе.

Потом его выписали ,и у Лехи вдруг оказалось уйма свободного времени, смотреть сериалы про ментов или войну категорически не хотелось, да и нервничать врач запретил.

И Егоров подумал, а не найти ли Тимура? Конечно, можно было пойти написать раппорт о странной встрече, а вдруг он ошибся, да и неужели он сам не справиться, один на один?

Он не признаваясь даже самому себе ,что память о первой любви ожила, и очень хотелось посмотреть в Варино лицо и понять, не жалеет ли она, девушка его мечты, о своем выборе.

В телефонном справочнике Колывановых в М. оказалось немало, но в сочетании с именем Тимур редкое, и поэтому, легко определившись с адресом, Алексей с волнением позвонил в дверь новостройки, в престижном районе.

Глава 2 Встреча Варя

Он расслабился в ожидании неминуемого столкновения, вряд ли наемник сдаться без сопротивления , но дверь открыла стройная, ухоженная женщина, только усталые «гусиные лапки» в уголках глаз и черный шелковый шарф, делали ее старше, как и любое горе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.