Тьма наступает

Уотергроув Меган Джой

Серия: Амелия Вудс [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тьма наступает (Уотергроув Меган)

Глава первая

«Дом, милый дом»

Интересная штука – жизнь.

В один день ты счастливо живешь со своей семьей и, казалось бы, ничто не предвещает беды, как вдруг, откуда ни возьмись, появляются проблемы, которые приходится решать, так или иначе. Но потом, в большинстве случаев, беды уходят, и наступает долгожданный Хэппи-энд. Что ж, определенно могу сказать – это все не про меня.

В тот злополучный день, когда я впервые приехала в Милуоки, штат Висконсин, этот город показался мне унылым и скучным. Я считала, что там нет ничего интересного для меня, да и вообще для кого бы то ни было. Ошибка, крупная ошибка, уважаемые.

Оказалось, там обитают вампиры. Да-да, и я не схожу с ума. Не подумайте, в начале я тоже подумала, что слетела с катушек, но нет. Как оказалось, я была вполне здорова. Стивен Харрис, мой замечательный друг и просто хороший парень, рассказал мне правду о них, впоследствии став одним из них. Потом последовала самая настоящая вампирская заварушка, в итоге которой он погиб. И каждый день я жалею о том, что приехала и испортила его жизнь. А потом и вовсе загубила, даже не успев с ним попрощаться.

Те вампиры оказались братом и сестрой. Хэлл и Мэдэлин Скрим. Сестричка-вампирша сразу мне не понравилась. И правильно - она фактически украла у меня брата. Томас влюбился в нее без памяти и позволил обратить себя. Теперь он один из них – кровососущий монстр. Я до сих пор не смирилась с этим.

Далее, часть рассказа о моем «разбитом сердце». Хэлл Скрим был очаровательным, темноволосым вампиром, способным покорить любую девушку. Галантен, в стиле восемнадцатого века, в котором он родился, умен и дьявольски притягателен. Его манера поведения нравилась мне, хоть я отчаянно это скрывала. И возможно, вы скажете или подумаете - «Ну почему же ты тогда не влюбилась в него сразу же, идиотка?» Часть про идиотку верна, как никогда. Я была такой, когда отказалась от Хэлла, чем спровоцировала выйти на арену другого вампира, так же заинтересованного во мне.

Джуд Линч.

Последний ублюдок, я вам скажу. Ему почти тысяча лет, но выглядит он довольно хорошо. Нет, выглядит он шикарно, если честно. Еще и говорит, что любит меня. Ну как в такого не влюбиться?

Но вся соль в том, что он кровожадный убийца и настоящий психопат. Оказалось, что в прошлом оба вампира любили одну и ту же девушку – Елизавету, - и она, как две капли воды, была похожа на меня. Джуд убил ее за то, что она выбрала не его. Банальный сюжетец, согласна.

Далее все даже более банально, чем можно представить. Джуд вызвал Хэлла на поединок, призом в котором была я. Обидно, ничего не скажешь, но у меня не было выбора. В итоге Джуд убил Хэлла, и не в честном бою, как вы, возможно, подумали. Нет. Он привязал его к столбу и оставил умирать. Когда взошло солнце, Хэлл, скорее всего, превратился в кучку пепла. Но я так и не узнала всего – Джуд увез меня обратно в Милуоки и оставил слезливое письмо, которое я храню и по сей день, в надежде когда-нибудь засунуть его ему в глотку.

* * *

Здравствуй, Нью-Йорк. Как же все-таки приятно вернуться на родную землю. Здесь все такое знакомое. Парки, аллеи, театры, торговые центры. В Нью-Йорке жизнь просто кипит.

Как только я вышла из самолета, то сразу же почувствовала эту энергию. Энергию жизни. Люди, выходившие вслед за мной, с радостью ждали встречи с родными и близкими. Они обнимались, улыбались друг другу и были безмерно счастливы. А вот меня никто не встречал. Я была здесь одна. Совершенно одна.

Я забрала багаж и вышла из аэропорта. Поймать такси было не сложно, все-таки это мегаполис. Ряды желтых машин выстроились по длине всего аэропорта – выбирай какую хочешь.

Наша квартира находилась на Пятой авеню. Известная улица, на которой живут известные люди, в том числе и наша семья. Моя мама почетный архитектор, если вы еще не в курсе, и зарабатывает достаточно, чтобы мы могли позволить себе роскошную квартиру на этой улице.

Я не спеша, поднялась на седьмой этаж моей многоэтажки. И вот, передо мной моя квартира. Заходить туда не особо хотелось. Ведь меня там никто не ждет. Но все же, я открыла дверь и вошла.

Все вещи были на прежних местах. Ничего не изменилось. Кроме ощущений. Здесь было пусто. Как и в моей душе. Все, что было мне дорого – умерло. Отношения с мамой, которые теперь канули в небытие; мой младший брат, ставший чудовищем не звонил и не писал; Стивен, который стал мне опорой в Милуоки, погиб, так же как и вампир, убивший его. Хэлла я вспоминала до сих пор, и как не странно, воспоминания были не плохими.

Доказано - те, кто в своей жизни хоть раз связался с Мэл Вудс, либо умирают, либо становятся несчастными. Или и то и другое вместе. И после такого абсолютно справедливо себе ненавидеть, что я, собственно, и делала.

Проходя мимо комнаты Томаса, я даже не стала в нее заглядывать, дабы не ворошить прошлое. Грустные воспоминания это не то, что мне сейчас было нужно.

Я распахнула дверь своей комнаты. Здесь тоже все по-старому. Большая двуспальная кровать у окна, письменный стол, довольно редко используемый, музыкальный центр, большой панельный шкаф, в котором больше одежды, чем я смогу когда-нибудь проносить, диски с любимой музыкой и гитара. Я так и не научилась играть на ней. Она принадлежала папе, и я хранила ее только из-за этого.

Кинув сумку на пол, я плюхнулась на кровать. Как же хорошо снова быть дома. Для счастья мне не хватало лишь одного – семьи.

До того, как мы уехали в Милуоки, я и Томас учились в одном из самых престижных колледжей Нью-Йорка. Мама отдала нас учится туда, когда не стало папы. Она думала, что за счет престижного образования, мы сможем «выбраться в люди», как она это называла. Признаюсь честно, это не помогло. Я не любила светские тусовки с кучей бесполезных разговоров о политике, экономике и прочей ерунде. Напротив – я обожала безбашенные вечеринки, после которых едва могла подняться с постели.

«Королева вечеринок» Мэл Вудс. Ха. Теперь это в прошлом.

Я подъехала к колледжу ровно в восемь утра и увидела много знакомых лиц у здания. Вот, к примеру, Анна Уордэл. Отличница, но не ботаничка. Немного замкнутая, никто так и смог с ней нормально сдружиться. Она появилась в нашей группе пару лет назад. И в нашем «кругу избранных» ее никогда не было. Слишком простая – как любили говорить выскочки, вроде Алиссии Джордж и Мэри Миррем.

«Круг избранных» - это что-то вроде элиты колледжа. Ну, сами понимаете, такое бывает практически везде. Сообщества, вроде «Альфа-Бета и Капа». Чушь собачья.

А вот и Майк Фишер, бейсболист и просто красавчик. Если бы не его супер возвышенное эго, я бы не побрезговала закрутить с ним роман. Рядом с ним его преданный друг и мой давнишний ухажер Шон Эдисон. Он футболист, в отличие от Майка. Как и его старший брат Брайан, Шон с детства увлекался только футболом и ничем больше. Вы подумаете, что он тупой качок? Но нет, как ни странно, Шон всегда учился хорошо, и даже давал мне списывать.

В этом месте ни для кого не секрет, что Шон влюблен в меня. И уже довольно давно. Не знаю почему, но я никогда не отвечала ему взаимностью. Это довольно странно, если посмотреть на него. Шон высокий, около шести футов, темноволосый мускулистый красавец с карими глазами. Все девчонки тащатся от него.

Не успела я выйти из машины, как Шон тут же заметил меня и направился в мою сторону, сверкая белозубой улыбкой. За ним шагал Майк.

- Мэл! Ты вернулась! – воскликнул Шон, сжимая меня в медвежьих объятьях.

- Угу… - пролепетала я, пытаясь выбраться из его цепких рук, - Ой, ой, ты меня задушишь, Шон…

Шон отстранился и с лучезарной улыбкой воззрился на меня. Он всегда так смотрел на меня – влюблено, не скрывая этого. Наверное, такого отношения хотела бы любая девушка.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.