Тайна Черного дома

Иванов Николай Федорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна Черного дома (Иванов Николай)

Часть 1.

ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ

Русь, куда несешься ты? Дай ответ…

Н. В. Гоголь Глава первая. ДВОЕ ЗА СПИНОЙ. УЛЫБКА ДЖОКОНДЫ. МОЯ МИЛИЦИЯ

За ним следили — в этом не было никакого сомнения.

Лука заметил их не сразу, поскольку ничего подобного не ожидал. А в его ситуации этого как раз и следовало ожидать. Он не замечал их еще довольно долго. Наверное, потому, что был взволнован разговором с пакостным типом, которому сбыл монеты. А тип тот, с пристальными, наполненными жадностью глазами, сразу же спросил:

— Откуда они у вас?..

Монеты он держал крепко, из пальцев не выпускал. Две золотые десятки с профилем Николая, сохранившиеся просто замечательно, можно сказать, коллекционно. А что им, собственно, могло сделаться, если они лет сто пролежали в земле без всякого употребления?

— Они откуда у вас?

— А у вас откуда деньги, чтобы их купить? — Лука указал на табличку, приколотую к бордовому пиджаку: «Куплю ваучеры, монеты, золото…»

Они обменялись неприязненными взглядами. А из-за спины Бордового смотрели двое хмы рей — смотрели, давая понять, что в любой момент могут удавить тебя на месте.

Вот эти двое теперь и крались за Лукой. Продавать на улице золотые монеты кому попало — это, понятно, было верхом неосмотрительности. Но что ему было делать? Нести монеты в комиссионный? Там требуют паспорт! Найти какого-нибудь богатея-грузина? Во-первых, где его такого найдешь, а во-вторых, все они завязаны с бандами рэкетиров. Как, впрочем, и комиссионные. Значит, к Луке неминуемо приползла бы какая-нибудь нечистая сила. Поэтому и выходит, что эта уличная, «стремная», как теперь говорят, продажа — наиболее безопасна. Такая вот поставленная с ног на голову ситуация в стране.

— А у вас еще есть?.. — Бордовый интуитивно чуял наживу.

— Вы что, думаете, я кладоискатель? — усмехнулся Лука. — Было вот три штуки и все…

Однако ему не поверили и за ним пошли. А обнаружил это Лука, лишь когда доехал до Шаболовки, то есть буквально около дома.

При его теперешней жизни он подсознательно ждал чего-то подобного. И поэтому не растерялся. Перетрухал — это точно, но не растерялся.

Пока шпики не знают, что я их засек, подумал Лука, преимущество и инициатива на моей стороне. Конечно, это преимущество ловкого мышонка перед громилой-котом, но все же…

Доехав до Шаболовки, он пересел в трамвай, умоляя судьбу, чтобы не встретились знакомые. А их здесь, надо сказать, было немало. Не встретились! Теперь у него было время, не дергаясь, хоть немного отдышаться и подумать о том, как исчезнуть, избавиться от незваных попутчиков.

Его напряженную мысль разорвала очаровательнейшая улыбка Джоконды, сидящей рядом.

— Вы что так на меня смотрите?..

— Неужели я первый, кто на вас так смотрит! — тут же ответил Лука. Но смотрел он на эту миловидную женщину, чем-то отдаленно напомнившую ему Мону Лизу, пожалуй, не как другие. Ему показалось, что ее можно как-то использовать. Он боялся встретить знакомых, а надо идти от противного и сделать все наоборот: разыграть сцену неожиданной встречи.

Типы сидели у него за спиной, в конце вагона. Лука подвинулся ближе к женщине, вынул из кармана вчерашнюю «Правду» и написал несколько слов — каких, он забыл в ту же секунду, слишком не до того ему было. Типы с трамвайного тыла видели его сосредоточенное лицо, видели, как он протянул женщине газету и шепнул что-то на ухо.

А он шепнул ей, имея в виду, понятно, марсиан:

— Они уже пришли…

Женщина испуганно, а больше удивленно взглянула на него и осторожно встала, чтобы не спугнуть сумасшедшего. А тут и остановка подоспела, и Джоконда быстро вышла. Один из шпиков — за ней…

Как видно, это были ребята без особых затей. Челюсть сломать — это с большой сноровкой. А вот кого-то выслеживать было явно не по их части.

Ехать дальше не имело смысла, и Лука вышел на следующей остановке. Это был конец Серпуховского вала, длинный сквер с начинающими зеленеть липами, уставленный скамейками. Сквер когда-то очень милый, а теперь загаженный донельзя.

Лука выбрал более-менее не истоптанную скамью, сел, сделал вид, что напряженно ожидает кого-то. Метрах в тридцати от него устроился шпик, потягивая что-то из жестяной заграничной банки. Тридцать метров… Может, убежать? Увы, Лука не был спортсменом, да и возраст брал свое. Ему не хотелось стареть, но и оттянуть грядущее сорокалетие он был не в силах.

Сейчас ему надо было посмотреть налево, направо, бросить взгляд на часы, как и подобает в таких случаях — ведь он ждет!

Однако на часы он не взглянул и направо не посмотрел. Потому что когда он повернул голову налево, то увидел… милицию.

Сколько себя помнит, Лука испытывал робость перед подобными учреждениями. Не потому, что был какой-нибудь там сорокой-воровкой. Скорее — интуитивно, в силу рефлексов. Правда, последние три недели у него были веские основания опасаться милиции. Но сейчас он был рад, увидев ее… Идея его посетила поистине светлая.

Лука решительно встал, метнулся к подходившему трамваю и вскоре проделал весь обратный путь на метро до Щербаковской, где два часа назад встретился с Бордовым пиджаком. Шпик по-прежнему крался за ним и, как видно, уже входил во вкус.

Неожиданно для преследователя Лука шагнул в телефонную будку и, заслонив собой диск, набрал 02.

— Здравствуйте, я звоню от метро Щербаковская…

— Алексеевская, — поправил его бесстрастный голос.

— Пусть будет так… скажите мне, пожалуйста, где ближайшее отделение милиции? Адрес…

— А в чем дело?

— Очень надо зайти в паспортный стол…

Слава Богу, он знал, где этот переулок.

Перед милицией очень кстати стояли два мента, явно зацепившись друг за друга языками. Лука бросился к ним, как к своим в доску. Именно такое впечатление они должны были производить на шпика. Таким образом выходило, что Лука — сексот или вообще сотрудник этих органов.

Он взял милиционеров под руки:

— Вы меня, пожалуйста, извините… паспортный стол сегодня работает?.. — при этом он улыбался, будто рассказывал им новость про тещину болезнь.

— Паспортный стол? — переспросил один из ментов прибалдело. — Работает… на втором этаже.

Другой в это время бдительно принюхивался.

— А мне сказали, что не работает! — Лука, продолжая улыбаться, развел руками.

Милиционеры смотрели на него, как на чукчу.

— У вас все или еще чего-нибудь? Лука дружелюбно закивал:

— Все, все… не беспокойтесь… Энергично, как в родной дом, Лука шагнул за порог отделения милиции. И, выждав минуту, выглянул в мутноватое, засаленное никотином окно. Шпик поспешно шагал в сторону метро, где его ждал возле перехода Бордовый пиджак. «Чеши-чеши, голубь!..» — Лука был почти уверен, что ваучермен исчезнет со своего поста в ближайшие десять минут.

— Вам что здесь, гражданин?

— Да я хотел в паспортный стол, а документ дома оставил! — Лука глуповато улыбнулся.

— Понятно… — выдавил сквозь зубы дежурный.

Через несколько минут Лука остановил такси и благополучно добрался до дома.

Глава вторая. ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ? ПОТОМОК ЧИНГИСХАНА

— Хочешь заработать, Лукавый?

Вопрос этот был задан юному Луке Лучкову не в наше волчье время. А в начале семидесятых, когда по России начинал уже бродить призрак капитализма. И Лука автоматически спросил:

— А что надо делать?

— Да ничего. Народ завлекать…

Его одноклассник Толян Турукин в физкультурном строю терялся где-то на левом фланге, иначе говоря, был форменным шибздиком. Но взгляд при этом имел уверенный и насмешливый, точно знал про тебя какой-то неприличный секрет. Лука недолюбливал Турукина, но сейчас что-то заставило его согласиться — скорее всего, полное отсутствие денег.

А занялись они вот чем. Лука прятал в одном из кулаков металлический шарик и протягивал оба кулака Турукину. Тот принюхивался, вздыхал. Потом ударял по одному из кулаков:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.