Засохшие незабудки

Рослова Дарья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

love_short

sf_history

Дарья

Александровна

Рослова

.Егерь.

[email protected]

Засохшие незабудки

Когда просыпаешься в неизвестных телах, ты впадаешь в панику, а когда еще и умирать начинаешь в них, постоянно перескакивая их человека в человека, наступает момент ужаса и отчаяния. Наша героиня как раз попала в такую ситуацию, и она не знает, что делать. Но, кажется, у Судьбы свои методы наставления на верный путь. Героиня должна сама справиться с недугом, либо умереть, а ее душа решит жизненные проблемы сама.

ru

ru

Your

Name

FictionBook Editor Release 2.6

07 June 2015

99921EAB-F17B-424F-BB26-91D722B4CDE3

1.0

Она лежала на белой постели. Волосы были коротко острижены профессиональной рукой, а на правой стороне головы и вовсе сбриты. И среди коротких волосков виднелось несколько некрасивых шрамов. В углу стояло кресло, рядом столик с засохшими незабудками. Ее любимые цветы. Еще две недели назад их принесла ее мама.

Маленькие цветочки были яркими и свежими, такими нежными, что казались единственно счастливыми среди белизны палаты. Собственно, так оно и было...

А сейчас и они завяли, засохли, утратили нежную голубую яркость. Они стали такими же как все в этой палате, удручая еще больше.

И странно было, что уже давно мед сестры их не выкинули, а мать не принесла новых и не заменила.

Но она делала это. Каждую неделю она приходила. Разговаривала с дочерью, вытирала тайком слезы, как будто прячась, словно дочь сейчас откроет глаза и увидит эти слезы. Но изо дня в день этого не происходило, из недели в неделю все это повторялось.

А нынче даже мама не пришла. Она была не в силах больше наблюдать этих серых кругов под закрытыми глазами, на которых даже ресницы не подрагивали, за этими бледными щеками и сероватыми, сухими губами.

Отец лишь только в начале ходил, но он сдался раньше, хоть и мужчина...не выдержал он.

Брат молчаливо наблюдал за сестрой первую неделю каждый день, а потом перестал. Он не успевал учиться и работать, чтобы помогать родителям. Когда дочь попала в больницу, расходы увеличились. Жених ее тоже приходил всего пару раз и потом перестал, потеряв быстро веру.

Все потуги родителей и врачей были бессильны. Медицина зашла в тупик. Девушка в коме, и вытащить ее оттуда врачи не в состоянии. Она должна сама справиться с недугом, либо умереть.

Вокруг кровати стояли различные приборы, капельница, на лице маска искусственной доставки кислорода. По палате разносился равнодушный писк аппарата, что отображает сердечный ритм.

А ее душа вот уже полгода мучается, переживая все новую и новую смерть.

Это началось почти сразу, как только девушка впала в кому.

Она не очнулась, не проснулась, но нашла себя в неизвестном месте, и даже больше! В неизвестном теле! Теле мужчины.

Ему было больно, он был ранен, он полулежал в каком-то сарае и пытался перезарядить заевшую винтовку. Но затвор не желал подчиняться слабой раненой руке, а в двери показалась фигура.

Девушка почувствовала страх. Он был липким и противным, все обволакивающим… От него нельзя было убежать или спрятаться. Он был там повсюду.

Но его перебивало другое чувство. Это было что-то непередаваемое…

Словно мужчина горел желанием умереть! Умереть не за себя, а за родину, спасая что-то неведанное, но имеющее место быть. Он знал, что сейчас ему придет конец. Он это четко осознавал, когда вытаскивал запасной пистолет из кобуры на поясе, а в раненой руке сжимал фотокарточку.

Лишь об одном жалел тогда неизвестный ей мужчина.

Дома у него осталась семья: молодая жена с маленькой дочуркой. Он не жалел о том, что они остаются одни. Все же планета огромна и жена сможет пережить горе, найдет себе другого мужа, а дочь вырастет, все же помня своего отца, но не о том он жалел. А о том, что больше никогда не увидит, как растет его маленькое чудо с коричневыми кудряшками, что не сможет в старости увидеть морщинок своей любимой жены, что не сможет подкинуть в воздух своих внуков и не сможет согнуться от старости...

Он тогда выпустил всю обойму в неизвестного ей и ему человека в камуфляжной форме. Человек дергался от каждого выстрела, а из каждой раны выскакивала яркая алая струя. Но он все же успел швырнуть в сарай, где находился неизвестный мужчина, гранату. Девушке навсегда запомнила секунду душевной тишины и спокойствия самого мужчины и непреодолимый страх — свой, а потом вспышка и она уже в другом теле.

Таких смертей за полгода душа пережила очень много. Даже слишком. Она успела пережить столько страха, успела пожалеть о стольких несбывшихся мечтах, успела столько мыслей о не осуществившихся мечтах перечитать, что сейчас она уже была рада бы умереть вместе с тем, в кого вселялась.

Но этого не происходило. Сразу после смерти, она переселялась в другое тело человека, что должен был умереть вот-вот сейчас. Переживала эту смерть и уходила. Снова и снова...

Поэтому, когда она очнулась в теле очередной девушки и после ее смерти никуда не переселилась, она очень удивилась.

Она полежала с пол часа на диване, ожидая смены обстановки, но ничего не происходило.

«Неужели все? Неужели я так и останусь тут?» - впервые в ее голове пронеслись ее мысли.

Девушка поднялась огляделась. На журнальном столике было разбросано невероятное количество стандартов таблеток, разных упаковок, да и просто таблетки. Они некрасиво белели на прозрачном стекле стола, поэтому девушка тут же поднялась с дивана, сгребла все это в коробку, нашедшуюся под столом и отнесла на кухню, в помойное ведро, ведомая рефлексами нового тела.

Она стояла и смотрела на ведро, немного ошеломленная всем, она прикрывала рот ладонью.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.