Русская рулетка

Чернявская Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Русская рулетка

- Подходи, налетай! Такого ты раньше точно не видел! Удивительное зрелище! Кто смелый? Подходи!!!

Прямо посреди улицы, где, тесно сжавшись серыми боками, высились громады домов, а шебуршной серый люд вне зависимости от дня недели и погоды сновал мышиными стайками, было необычайно шумно. Людские голоса привычно носились меж стен. За ними гонялись дребезг посуды, скрип расшатанных дверей грязных подъездов, детские неразборчивые вопли, лай собак и монотонный перестук товарных поездов, что чёрными ленивыми демонами целыми днями волочились под окнами, выпуская вонючие густые облака. Сквозь это вечное предгрозовое марево, нависающее над улицей символом промышленного прогресса, грозовыми раскатами пробивались пьяноватые крики бредущих с работы работяг и ворчливые - их вторых не менее измученных половинок. Место, можно сказать, достаточно тихое для трущоб. Но сегодня здесь было необычайно шумно.

Под водостоком, где из ржавой трубы с редкими следами царских гербов зачастую вместе с водой радостно изливались помой, стоял маленький красный фаэтон со скривленной осью и переломанными оглоблями. Сверху на шатких ольховых прутьях крепился кусок грязной дерюги расшитый пёстрыми лоскутами из цыганских платков. Драное сидение покрывала побитая молью медвежья шкура, на шкуре под чёрной кожаной курткой пряталась большая клетка для птиц. Удивительнее этого фаэтона был лишь сам факт его появления в этом дворике. Непосредственно сам источник шума был также необычаен. Молодой тощий мужчина в ярком золотистом смокинге и высоком, слегка ободранном цилиндре смотрелся меж рабочего люда столь же нелепо, как могла выглядеть тропическая длиннохвостая птаха в стае обычных галок.

- Подходи честной народ! Никакого обмана! Исключительно чудо! Чудо вас спасёт!
- горлопанил удивительный человек, размахивая зажатой в руке начищенной медной трубой от патефона.

Однако обещанное чудо не стремился заручить в свои спасители никто. Люди сбивались притихшими группками, мелкими перебежками двигались от угла к углу, огибая загадочного крикуна по длинной дуге. Прочие же предпочитали отсиживаться в своих комнатушках, втащив за собой визгливую чумазую малышню и посильнее притворив ставни, чтобы лишний раз не испытывать удачу.

К полудню улица совсем обезлюдила и, захлебнувшись собственной серостью, застыла в ожидании чего-то удивительно невероятного, но непременно нехорошего.

Медленно и важно по проезжей части шёл солидный человек в длинном сером пальто и чёрном котелке. Его солидность оформлялась заметным пивным брюшком и вислыми усами. Прекрасные лакированные туфли и новенькие сияющие галоши делали его достойным уважения не меньше чем кожаные перчатки с двойной строчной. Солидный человек остановился в трёх метрах от фаэтона, достал из внутреннего кармана синюю книжицу, проверил остроту грифельного карандаша и даже сделал для себя пометку, что подозрительный субъект в удивительного покроя штанах напоминает дрозда вытянутым вперёд непримечательным лицом.

- Подходи кто смелый! Подходи!
- продолжал кричать удивительный человек и в два прыжка оказался возле счастливого обладателя замечательных туфель, бесцеремонно повиснув на его плече закадычным другом.
- Вот Вы, сударь, Вы-то мне и нужны! Вы же не боитесь испытать судьбу, Вы же её часто испытываете, и она Вас даже не особенно и презирает!

Солидный человек слегка поморщился и его усы негодующе вздыбились, когда пахнущий карамелью чудак приблизился так непочтенно, но со стоической невозмутимостью перенёс его присутствие, позволив провести себя к разбитому красному фаэтону. Синяя книжица была предусмотрительно прижата к плечу, а карандаш заложен под манжету. Удивительный человек приоткрыл дверцу, сделав шутливый полупоклон и щёлкнув пятками. Солидный человек тут же отметил себе, что обувь незнакомца напоминает удивительные мягкие туфли с разноцветной шнуровкой и иностранными надписями, и сесть отказался, зато предупредительно нахмурил брови и набрал побольше воздуха, как боевой кочет:

- А...

- Вы как, сударь, очень азартный будете?
- перебил его удивительный человек, убирая граммофонную трубу под мышку и потирая озябшие пальцы.

- Кто выдал разрешение...
- непреклонно начал тарабанить солидный человек.

- Вижу что да! Замечательно, просто, я Вам скажу, прекрасно! Подержите-ка, - человек непримечательной наружности, но ошеломляющего убранства, сунул почтенному господину свою трубу и радостно скрылся за дерюгой, чтобы появиться обратно уже с клеткой и куском треснувшей фанеры.
- Тогда предложу Вам замечательнейшую игру - рулетка. Ставки делать умеете же? Не бес-по-койтесь, это почти так же как на собак, только в этот раз вас не обдерут на половину жалования. С Вас сущая ерунда, только ставочку сделать и всё! Я даже не буду просить залог. Для хорошего человека ничего не жалко. А для Вас, скажу по секрету, что это только экспериментальная модель. Так что никаких сложностей, никаких жалостей, никакого обмана, Вас это даже не коснётся особенно. Делаем ставочку и получаем удовольствие! Гляньте-ка, сударь, на эту прелесть!

Удивительный человек выверенным движением руки сбросил с клетки накидку - куртка, пролетев немного, упала прямиком на днище фаэтона, звякнув многочисленными металлическими застёжками. В большой просто огромной клетке из алюминиевых, местами примятых и покореженных прутьев сидело странное существо размером с половину ладони, в плиссированной юбке из цветной бумаги. Мохнатый зверёк формой тела напоминал человека, но был покрыт густой медвежьей шерстью. Две его головы, совершенно одинаковые между собой, смотрели в разные стороны, пища друг на друга и скаля зубы, и, будучи прикреплёнными к разным шеям, время от времени злостно ударяли друг друга затылками, когда аргументы в их странном споре заканчивались. Четыре передние лапы так же не находили взаимопонимания, но время от времени придерживали свои голову, если те совсем расходились. Из-под юбки по странному стечению обстоятельств торчало три ноги, которые явно не могли понять, которой из голов нужно подчиняться. Солидный человек подавил в себе омерзение перед увиденным и решил всё-таки не зарисовывать это создание в свою замечательную книжку во избежание признания в нём определённых психических расстройств.

- Я подумал, что в одежде будет как-то наряднее, - доверительно сообщил усомнившемуся в своём зрении чудак, указывая на жёлтую юбку, и в голосе его слышался странный намёк на нежность.

- Что это за уродец?
- сурово нахмурился господин, скрывая собственное удивление и растерянность.

- Да сам ты уродец!
- обиженно надул губы удивительный человек, предусмотрительно прижимая к груди клетку с верещащим зверьком, но вовремя опомнился и ответил уже с широкой улыбкой: - Да какая, право, разница! Так, забавная штукенция, главное ведь что бы забавно было? Да Вам до него не должно быть никакого собственно дела, никому нет...

Человек выхватил обратно многострадальную деталь патефона, прислонив её к обломку оглобли, вытер руку о свой забавный птичий хвост смокинга и вытащил зверька из клетки. Странное создание тут же впилось зубками незащищенную кожу и забарахталось сильнее. Почтенному господину пришлось отгородиться заветной синей книжечкой от этой отвратительной зверушки. Оторвать взгляд от этого создания было крайне тяжело, и, воспользовавшись временным замешательством солидного человека, чудак уже разложил на земле свою доску и стаканчики с игральными костями. На доске разноцветной красной небрежно были прорисованы разновеликие кружочки и замысловатые пунктирные линии между ними, от чего рисунок стал напоминать необычайную и, несомненно, шпионскую схему технического устройства или государственного заговора. Солидный человек без лишних размышлений принялся перерисовывать её себе в книжечку, но почти сразу же запутался в этом критском лабиринте. Чудак же следил за его усердием странной полуулыбкой, делавшей его лицо если не более неприятным, то определённо более подозрительным. Убедившись же, что рисунок доски перерисован с достаточным количеством ошибок, мужчина усадил зверька в центр переплетения, обозначенный красной звёздочкой в траурной рамке, и прижал пальцем, чтобы тот не вырвался раньше времени.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.