Потерявшиеся в России

Анишкин Валерий Георгиевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Посвящаю жене Таисии Ивановне

и моей любимой дочери

Людмиле Шманевой

ВАЛЕРИЙ АНИШКИН

ПОТЕРЯВШИЕСЯ

в

РОССИИ

Роман-размышление

В поисках выхода из нравственного тупика

Орёл - 2013

Эта книга о любви и об интеллигенции, вынужденной с трудом выживать в бурные, противоречивые и смутные времена перестройки, когда в пылу борьбы власть забывала о народе.

В книге рассказывается о судьбах молодых людей, которые в по-исках своего места в новых условиях вынуждены были покидать Рос-сию.

Размышления о личности русского человека, о нравственном со-стоянии общества и о месте России в сообществе цивилизованных стран будут, несомненно, интересны читателю.

В книге много диалогов и много действия, что делает чтение лег-ким и занимательным, несмотря на серьезность обозначенной темы.

Глава 1

- Жир кита из семи букв.

Виталий Юрьевич отложил в сторону ручку, сдвинул на кончик носа очки и, наклонив по бычьи голову, глянул исподлобья на жену. Он хотел было ответить, но Ольга Алексеевна уже забыла про 'жир кита' и быстро спросила:

- А это что за монстр такой с бычьей головой? Восемь букв.

- Наверно, минотавр. Если ты помнишь древнегрече-скую мифологию, царь острова Крит Минос отправлял на съедение чудовищу с туловищем человека и головой быка юношей и девушек, которых афиняне посылали в качестве дани.

- Не помню. Расскажи, - Ольга Алексеевна живо по-вернулась к мужу.

- Перечитай 'Мифы Древней Греции'. Тесей или Те-зей, царь Афин, убил Минотавра, а помогла ему Ариадна, дочь Миноса, которая дала Тесею меч и клубок. С помо-щью этого клубка Тесей выбрался из лабиринта. Отсюда, 'нить Ариадны'.

Виталий Юрьевич усмехнулся:

- Странно ты разгадываешь кроссворды. Не ответишь на один вопрос, тут же лезешь на другую клетку.

- А если я не знаю!

- Так ты подумай, открой энциклопедию, посмотри.

- Как умею, так и разгадываю, - беззлобно огрызну-лась Ольга Алексеевна.

- Да это на здоровье, - согласился Виталий Юрьевич.
- Просто я этого не понимаю. Кстати, 'жир кита' из семи букв - ворвань. Только ворвань - это не китовый, а всякий жир млекопитающих и рыб, то есть дельфинов, тюленей и так далее.

- Никогда не слышала!

- Век живи - век учись!
- засмеялся Виталий Юрье-вич. Чуть помолчал и сказал:

- А знаешь, это слово у меня почему-то ассоциируется с прошлым, словно оно из тех веков, когда в реках и морях полно было рыбы, а в лесах зверья. И из рек можно было смело пить воду, как из родников. Представляешь, чистая, прозрачная вода, и дно на два метра видно. Да что там да-леко ходить. Помню, после войны мы, мальчишки, на реч-ке пропадали, купались, рыбу сетками ловили. Знаешь, в противнях пробивали гвоздем дырки, к краям привязывали бечевки с палкой-поплавком наверху. Минут через два-дцать вытаскиваешь тихонько свою самодельную снасть, вода стекает, а там полно ершей, окуней и песка-рей...Мужики как в бане с мылом мылись, а бабы белье полоскали, выбивая его валиками на чистых камнях...

Лицо Виталия Юрьевича, обычно жесткое и озабо-ченное, приобрело мечтательное выражение. Нахмуренные брови разошлись, и сразу разгладилась упрямая вертикаль-ная морщинка над переносицей, глаза подобрели, и даже усы и аккуратная докторская бородка потеряли обычную солидность.

- Ты-то этого не помнишь, ты тогда еще совсем ма-лявкой была.

- Ну, конечно, молодая, - усмехнулась Ольга Алексе-евна. Она давно бросила свой кроссворд и сидела так, по-ложив ладони рук на колени, и слушала мужа.

'Все еще красавица', - отметил про себя Виталий Юрьевич. 'И годы ее не берут. Какая-нибудь немка давно бы скукожилась от такой жизни, а наши только хорошеют. Вот где загадка природы!'.

Ольга Алексеевна и впрямь была хороша. Правильные черты лица, гордая посадка головы, к которой очень шли гладко зачесанные волосы, чуть тронутые сединой, прямая спина - все это складывалось в ту стать, которая выделяет из толпы и волнует мужчин. Виталий Юрьевич молча лю-бовался женой, и мягкая улыбка плавала на губах и моло-дила его. Но скоро лицо его стало прежним, жестким и озабоченным, будто он примерил новую маску, но она ему не подошла, и он поспешил освободиться от нее.

- Скажи мне еще двадцать лет назад, что придется во-ду за деньги покупать, не поверил бы... А теперь в реках и рыбы не стало.

- Откуда же ей быть, если в реки химические отходы сбрасывают! Сестра Тая пишет, в Азовском море уже осет-ра не осталось.

- Ну, это другое, это результат браконьерства.

- Так у них работы нет, - сказала Ольга Алексеевна.
- Зачем нормальному человеку воровать, если он сыт?

- Знаешь, оправдать можно все, - возразил Виталий Юрьевич.
- Но ты посмотри, как мы ведем себя на своей земле! Мы же не хозяева, мы - захватчики. Браконьеры свой промысел давно поставили на промышленный уро-вень. Турция, в чьих водах вообще нет осетров, имеет на мировом рынке почти на тридцать процентов больше этой продукции, чем Россия... Варварски вырубаются леса, уничтожаются редкие породы зверей, лосось до нереста не доходит: его бьют ради икры. А выбросы в атмосферу? Дышать человеку стало нечем... Я так полагаю, что чело-век позапрошлого века сейчас не выжил бы... Невольно в скорый апокалипсис поверишь!

- Да нас этим апокалипсисом каждый день пугают, - заметила Ольга Алексеевна.
- Хоть телевизор не включай. То комета вот-вот в землю врежется, то извержения вулка-нов все лавой зальют и пеплом засыплют, то инопланетяне землю захватить собираются. И ты туда же!

- Ну, может быть, нас пугать и не надо, но если на земле случались катастрофы и исчезали цивилизации, то и мы не исключение, и рано или поздно это произойдет... Мы забыли, что Земля - наш дом, и другого у нас нет. И если мы будем продолжать издеваться над нашей плане-той, то катастрофа неминуема. А человечество, само не сознавая это, идет к катастрофе, и нас спасти может только чудо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.