Волчья жена. Глава 2

Виноградова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

К вечеру небо захмурилось и пролилось мелким дождичком. Под ним мы с теткой и вернулись в избу. А в ней... Ни одного целого предмета не осталось! Знатно покуролесил Вацлав. Это он меня за навоз или за подленький удар со спины?

Мы убирались до поздней ночи, а потом спать легли, чтобы утром убытки посчитать, да претензию Князю предъявить. Говорить, понятное дело, Агнешка пойдет. Я Вацлава старостой боялась, а от Вацлава-Князя вообще поджилки ходуном ходят и если бы не обиды старые, да веселье его неуместное, то не сказала бы ему ничего вчера, а телочкой трехлеткой в спину пристроилась и пошла бы за ним, мыча!

У меня другие дела были. Перед отъездом страсть как хотелось к подруженьке наведаться, да поговорить с ней о девичьем.

В Сосновый Бор пробиралась огородами. Дом Вацлава семья дугами обошла и дыхание задерживала, чтобы не почуял, собака страшная, мое присутствие. Выдохнула, лишь когда через забор Ярминкиного дома перемахнула и в дверь постучалась.

Открыл ее отец.

Если я вчера все правильно поняла, то человек он, значит, за загривок не схватит и к Князю в виде подарка не потащить. Или...

- Здоровечка, вам дядька Играш. Мне б Ярмину увидеть, - а сама топчусь, с ноги на ногу переминаюсь. Щеки огнем горят.

А дядька смотрит с прищуром хитрым и молчит. Выдумывает чего-то.

Знает.

Ведь точно знает!

- Дядька Играш, да бросьте вы, - я поджала губы, - а то не понимаете, что ни корешки, ни вершки эти волчьи не нужны мне задаром. Вот уеду на четыре лета, а потом разведусь к медвежьей матери!
- Я махнула рукой.

- Умная девка, - одобрительно пробасил Ярминкин отец.
- Далеко пойдешь...

Угу, и надолго, и не знаю куда, но пойду точно. Главное, что одна пойду.

Дядька Играш пропустил меня в избу.

Я разулась в сенях пристроив свои старые башмаки рядом с новехонькими сапожками подруги. Сердце кольнула привычная зависть. У Ярминки все есть, даже я, а у меня тетка мертвая, да муж ненужный. Чего она на меня взъелась? Вот сейчас и выясним!

Подружка сидела в своем закутке возле столика с зеркалом, где ее крема да притирания стояли, и плакала, уронив хорошенькую головку на белы рученьки. Плакала горько, навзрыд, и судя по всему уже давно.

Жалко мне ее стало. А вдруг не со зла она? Вдруг счастья мне хотела? Ага, как же, его три воза и маленькую тележку! Чтобы счастье дарить, его сперва примерить надо, выкроить, да по фигуре сшить. Ярминка же не по мне скроенное счастьице всучить попыталась. Эх, хоть бы спросила...

- Пришла, - угрюмо хлюпнула носом подруга.

- Пришла, - я уперла руки в бока.
- Ну, рассказывай, какого Лешего ты мне наврала с три короба?

- Не врала я! Не врала! А если и врала, то самую толику, чтобы запрет обойти! Иначе бы ты на улицу не сунулась...

- Вооот!
- Перебила я ее.
- Оно мне надо было на улицу? Я тебе вот как скажу: мне та улица ночью в обнимку с волками не уперлась! Я же из-за тебя теперь...
- Я сунула ей окольцованную руку под нос.
- Ты хоть понимаешь, с кем меня столкнула? Я ж его... А он меня... А Агнешка... Ууу...
- Я сама расплакалась. Ведь не поревела толком сегодня, вот и накопилась. Повод? Да сколько угодно!

- Понимаю, все я понимаю. Думаешь я этого хотела?
- Всхлипывала девушка.
- Я же тебя с Михасем свести хотела! Он мне все уши про решал про тебя, помоги, мол, тебе же выгода будет, ну, я и помогла, а оно вон как обернулось!
- Одним махом Ярмина снесла со стола все баночки и мешочки.

- Выгода?
- Я нахмурилась.
- Какая-такая тебе от этого выгода?
- Слезы подозрительно быстро высохли. Прищурившись, я окинула злым взглядом подругу.

- Да я Вацлаву с младенчества в рот заглядываю! И так перед ним, и эдак, а он сквозь меня смотрит! А тут как узнала, что он в тебя втюрился, так чуть не померла от ревности!
- Взвизгнула девушка.
- И ведь что нашел непонятно, ты ж...
- Она посмотрела на меня, подыскивая слова.
- Ну ж, вылитая курица! Дохлая, ощипанная и... и...
- Ярмина отчаянно махнула рукой и вновь залилась слезами.

- Сама ты гусыня! Наглая, жадная, беспринципная!
- Я задохнулась от гнева.
- Ты бы не в рот ему заглядывала, а положила бы туда чего. Думаешь, не знаю из какого места у тебя руки растут? Да ты блины испечь не способна, про хлеб уж молчать буду. Вацлав тебя замуж не звал, чтобы от голода через седьмицу не сдохнуть, пока ты лицо отбеливаешь и веснушки отмачиваешь!

- Ууу...
- Бывшая подруга застучала кулаками по столу.
- Уйди, по-человечески тебя прошу, уходи! Видеть тебя не могу!

- А и не увидишь еще четыре лета. Уезжаю я. Мне ни Михась, ни брат его задаром не нужны. Хоть обоих себе бери, хоть выбирай кого, - я усмехнулась с издевкой.

- П-правда?
- С надеждой взглянула на меня девушка.

- Кривда и зеркало кривое! Сама кашу заварила, сама и ешь ее, хоть черпаком хоть из лохани хлебай! Мне всё равно куда теперь ты будешь Вацлаву заглядывать, - Ярмина часто-часто кивала головой в такт моим словам.
- Хотя совет дам: в штаны к нему загляни, авось найдешь чего в хозяйстве полезного!
- девушка покраснела, как маков цвет.

Ой, как на речке перед Михасем со товарищами титьками трясти, так она первая, а как речь о штанах зашла, так скромница! Не верю! Небось давно все рассмотрела и повертела.

- А как же т-ты?
- Подруга все еще всхлипывала.

- Как всегда, - я пожала плечами.
- Травки, леший...
- Угу, упыри, оборотни...

- Н-неужто не хочется Княгиней быть?
- Собравшись с духом поинтересовалась девушка.

- Не умеется!
- Отрезала я.
- Да и шкурка не по мне - не к лицу серый, - я передернула плечами, вспомнив здоровенного волчару, в которого Вацлав обращается.

- Понятно, - протянула Ярмина.
- И куда ж ты теперь?

- А на кудыкину гору. Травницы везде нужны. Пусть я заговорами настоящей ведьмы не владею, но и без этого могу много кому помочь. Думаю, найду укромное местечко, где волки среди бела дня в гости не шастают.

- Ты хочешь покинуть Княжество?
- Удивилась девушка.

- А хоть бы и так! Мне тут ждать нечего, а что есть, то не по карману, - озвучила я свои мысли.

- Тогда погоди, я тебе письмецо передам. На границе с Златым Градом деревенька есть, Урясковица, там родственники наши живут. Не хорошо, но и не плохо, так средьненько. Только далеко они, своей ведьмы нет у них, авось приютят тебя.

- Пиши, - я осталась равнодушна. Письмо плечи не оттянет, но пользоваться им так сразу я не стану. Не такая дура, чтобы второй уши Ярмине подставлять. Пускай другому кому воду льет. Однако, оставлю. На всякий случай. Мало ли...

Получив письмо и прохладно распрощавшись с подружкой, я огородами и полями рванула обратно. Если честно, то уехать хотелось немедленно. Проклятое кольцо палец жгло, а сам факт замужества за Ледышкой, приводил в ужас. Ну как он еще разок свои права заявит? Тут одним ведром с навозом не обойдешься. Стрелянного воробья и арбалетный болт не возьмет!

Как вспомню его руки горячие, глаза бешеные, так сердце в припадке заходится. Нет, нет и еще раз нет! Не надо такого хвостатого счастья!

Еще я Михася боялась.

Обманутый мужчина на многое способен, а униженный оборотень на что? Этого я не знала, но полагала, что побудка воем с первыми петухами под окном - малая толика неприятностей. Кстати, о брате Князя... Куда делся? Или старшенький его на цепь посадил, чтобы под ногами не мешался?

Мне стало жалко парня. Мог ведь по-хорошему... А так и рожу под кулаки Вацлава подставил, и меня потерял. Хотя меня-то он и не находил никогда.

Я вздохнула. Помылась тихонечко на крыльце своей избушки и вошла. Думы, думами, а вещички собирать надо. Дорога предстоит дальняя и где она закончится, даже Хозяин Леса не ведает.

Тетка уже вернулась из села. По ее мрачному виду я поняла, не всё так хорошо прошло, как задумывалось. Ну, ее убил ее Князь и ладно, а с остальным справимся. За ужином Агнешка рассказала мне о встрече с Князем. И крепко мы с ней задумались.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.