Волчья жена. Глава 9

Виноградова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Через пару десятин я поняла, что семейная жизнь - это не мое. Не полностью, но местами. Зашить, постирать, приготовить я могла и делала это если не с удовольствием, то вполне безопасно для жизни окружающих, но остальное...

За скотиной я ходить не умела совсем. Особенно за крупной. Тем более за рогатой! А если скотина имеет самый что ни на есть скотский характер и норовит то копытом, то рогами меня достать... В общем, хлев я обходила десятой дорогой, ибо у Князя все коровы были характером ему под стать. А бык... тому только волчьих зубов в пасти не хватало.

К курятнику я тоже приближаться опасалась, хотя мы с Агнешкой курочек держали. Яйца в хозяйстве вещь расхожая. У Вацлава я тоже сунулась по старой памяти и вскоре выскочила, ибо петух меня врагом лютым посчитал. В курятник ворвался, заголосил, крыльями забил и давай меня клювом потчевать.

Дальше - хуже. Вдовицы меня к соленьям, вареньям и компотам на зиму приставили. Я на разложенное на столе ягодно-фруктовое богатство посмотрела, вдовиц скептическим взглядом смерила и подальше от печи попятилась. Нет, если какое средство от поноса надобно или для прочищения мозгов, я мигом сварганю, но колдовать над крыжовником, смородиной и яблоками было выше моих сил! Даже обещания поделиться всеми секретами не помогли. Мне и одного не надо, а тут все! Скрепя сердце вдовиц я решила оставить. Я лучше ночью за травками побегаю с голодными волками в компании, чем в их вотчину полезу.

Помимо дел хозяйственных я занималась своей одеждой. Тут Князь рогом уперся и запретил что-либо забирать из Спотыкачек. Мол, нечего в дом всякую дрянь тащить... Это он так про запах Вадимира отозвался. А то, что мне до полночи пришлось с ниткой и иголкой сидеть, чтобы хоть смену белья себе сделать, так не его проблемы! Он вообще на более чем десятину ухлестал за кудыкины горы в сопровождении подручных и десятки. Сказал, дела княжеские накопились порешать надо бы... Меня же старостой оставил. Дескать, пускай народ привыкает... Только одного не учел Вацлав, что народ у нас зубастый и зубки эти в ход пускать очень любит, вот и потек ко мне ручеек желающих откусить от меня кусочек. То соседские дети огород потоптали, то собака в крольчатник залезла, то муж не в ту постель ночевать пришел... И ведь все суда по справедливости требовали! А справедливость то у всех своя и моя многим не по вкусу пришлась. Если раньше я с деревенскими на ножах была, то к возвращению Вацлава уже на вилах. Правда, с хворями ко мне все равно шли. Молча, стиснув зубы, но шли.

Я отчаянно ругалась с Башиком через забор, когда десятка во главе с Князем подъехала к избе. Проклятый пастух уже в который раз насмехался над моими отношениями с быком. Сегодня мое терпение лопнуло, и я в ярости пыталась попасть по наглой физиономией свежесобранной свеклой. Вдовицы же пытались спасти то немного, что еще оставалось лежать на просушке. Мы настолько увлеклись руганью, что появления Князя с десяткой нам не помешало самозабвенно продолжить орать.

- Янэ, - верещал Башик, - ты даже не знаешь за какое место свеклу держать! Понятно почему к быку подход найти не можешь!

- Зато я знаю какое место тебе укоротить надобно, чтобы всем спокойнее жилось!
- вцепилась в очередную свеклу и замахнулась.

- Руки коротки!
- заржал пастух.

- Ничего, я поближе подойду, чтобы не промахнуться, а промахнусь так не велика беда: подумаешь, голову оттяпаю, вместе с языком, - с другой стороны в свеклу вцепилась вдовица. Я грозно на нее посмотрела, требуя отпустить снаряд, но та мотнула головой и потянула овощ на себя. Я на себя. И она на себя...

Свекла не выдержала, треснула у черенка. Я и вдовица полетели в разные стороны. Она к забору с ботвой, я в руки Вацлава с корнеплодом.

- Что здесь происходит?
- устало произнес запыленный оборотень.

- Ругаемся, - я пожала плечами и легко скинула с себя руки волка.

- И почему я не удивлен?
- хмыкнул мужчина.
- По какому поводу?

- Она быка брагой напоила!
- сдал меня Башик.

- Не поила! Эта пьянь сам всю кадушку вылакал и добавки потом требовал!
- я решила все свалить на досадную случайность. Но... таки да, напоила. А как еще мне с этой заразой было отношения наладить? Я все перепробовала, вот и решила пойти на крайние меры - выпить с ним с утречка, авось к вечеру друзьями бы стали... Только эта скотина ужратая увидел деревенское стадо в поле, ограду проломил и махнул перед телочками кренделя выделывать. А чтобы пастух не мешал, загнал напарника Башика в ближайшую рощу на дерево.

- А как же бык до браги-то добрался?
- деланно изумился Князь.

- Да я кадушку переносила, у загона передохнуть остановилась, на миг отвернулась, а он...

- На миг всего?
- улыбнулся Вацлав.

- Только вдохнуть успела!
- тряхнула головой.

- Врет, - завопил Башик через забор, - я сам видел как она ему брагу пихала!

- Уймись, окаянный!
- шикнула я, обернувшись.
- А то капуста полетит, она поувесистее будет!

- Капусту не дам!
- встала грудью на защиту урожая одна из вдовиц.

- Но-но, не даст она, - обиделся пастух.
- Ты, Янэ, бросай давай, я хоть бочечку на зиму засолю, а то мою всю мотыльки пожрали. Одни кочерыжки на огороде торчат.

- А ты бы меньше в княжеском дворе носом торчал, тогда бы и капуста целее была, - огрызнулась я, вспомнила про зажатую в руке свеклу и бросила ее в показавшуюся голову мужика.
- Попала! - победно взвизгнула.

Голова исчезла. За забором что-то загремело. Послышалась яростная ругань и проклятия. Потом все затихло.

- Янэ!
- прозвучало требовательно в оглушительной тишине.

- Нет, меня!
- ответила я испуганно и отпрыгнула от Вацлава. Просто на всякий случай.

- Янэ, ты все проблемы так решала?
- намекнул оборотень.
- В селе хотя бы половина жителей осталась?

- Да все на месте!
- вспылила я. Если не доверяет зачем оставлял за себя?!

- И все живы?
- продолжил поддевать меня Князь.

- Представь себе!
- сложила на груди руки и посмотрела с вызовом.

- Не могу, - с веселой усмешкой сказал волк.

- Ну так иди и по головам посчитай, - я поджала губы и направилась в избу. Разговоры разговорами, а покушать не мешает собрать. Скорее всего Вацлав голоден.

Я оказалась права. Ел оборотень так, что за ушами трещало. Его в поездке одними делами что ли потчевали? Едва доев и чуть не облизав тарелку, Князь отхлебнул молока и, наконец, расслабился. Мужчина пересел на сундук к стене, откинулся на стену, закрыл глаза и выдохнул. Я встала и двинулась к выходу. Ну его... еще с разговорами полезет... А мне ему что сказать? А еще страшнее что он скажет! Вернулся ведь. Значит, кончилось мое время.

- Янэ, - подпрыгнула на пороге.
- Как дела, Янэ?

Не успела. Печально.

- Да нормально. Три вывиха, один перелом и пара синяков. Еще с простудой дед Паш приходил...

- Я не о том, - оборвал меня Вацлав.

Осознав, что не отвяжется, я вернулась в избу. Села на порожек между горницей и теремом.

- Урожай собрали. Элишка и Делька соленьев наварили, да компоту, и вареньем не обделили...
- я упорно делала вид, что не понимаю.

- Янэ, - протянул мужчина. Эх, как сказал-то... будто обнял словами! Аж мураши по коже прошлись.
- Как у тебя дела?

Фыркнула.

Нашел о чем спросить. Вот как-то не думала я о себе.

А действительно как у меня дела?

Прислушалась к себе. А в ответ тишина...

Мда...

Жива. Это точно. Воспоминания? Ну, есть они. Очень далекие, старой пылью и паутиной покрытые. Не вернулись еще так, чтобы чувствовать их. Оттого и боли нет и даже на себя прежнюю я отчасти похожа, хотя умом понимаю быть такого не может. Чувства? Присутствуют. Какие и к кому? Да хотя бы страх. Боюсь я. Если бы сказал Вацлав: все, сегодня твоим мужем буду и не спорь - то я мигом бы на кровать и... к стеночке сопеть в подушку. Я уже сонного отвара лета так на два наварила. Свеженького. Крепенького. И по углам в скляночках рассовала. Ух, как орал на меня кузнец, когда я срочно потребовала меня посудой стеклянной обеспечить!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.