Волчья жена. Глава 10

Виноградова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

***

Через седьмицу Князь опять манатки собрал и в Логово отправился. Сказал, гостей важных ждет, со дня на день будут. Предлагал и мне прокатиться, но я отказалась. Только-только стала с его хозяйством осваиваться, куда мне еще замок на себя взваливать? А то, что найдет чем меня озадачить - без сомнения! Оборотень же... у него все должны быть к полезному делу пристроены! Только не потяну я задачи те. Ну, какая из меня княгиня? Травница я деревенская, ею и останусь, к чему не пристраивай!

Скучать мне без Вацлава не дали. Волк только за ворота, и тут же улыбки мужиков стали шире, а бабы косяком утиным пошли с неуемным любопытством в охапке. И ведь постеснялись бы! Ан нет... не таясь спрашивали каков Князь...

Я сначала не знала куда себя со стыда деть. Нет, ну кто такие вопросы задает?! Да и как на них отвечать?! Мне что, есть что ли с кем сравнивать? С чего-то бабы решили, что есть... Вот когда одна из них об этом обмолвилась, так весь стыд разом сняло. Все очень быстро уяснили, что я девушка порядочная, раз, а два - нечего ко мне с глупыми вопросами лезть! После этого два дня стояла благословенная тишина. Даже Башик и тот не лез не в свое дело, ну а потом все вошло в более-менее привычную колею.

В отсутствие Князя я исправно продолжала сидеть на крылечке. Только одеяло из избы прихватывала. Как-то стало мне недоставать жара волчьего тела. К оборотню прижмешься и даже раздеться хочется, до того парит, а без него холодок даже под подоткнутое со всех сторон одеяло пробирается.

В это время, окрашенное густым фиолетом ночи, я старалась ни о чем не думать намеренно. Отпущенные с цепи мысли вяло бродили по тесной голове, натыкались друг на друга, сердито ворчали и расходились в разные стороны. Меня это устраивало. Как бы со стороны я наблюдала за ними, пытаясь найти ответы на простые вопросы: я счастлива, мне достаточно, люблю ли?

Вопросы-то хоть и были простые, но ответить на них было неимоверно сложно. Кто-то, у кого опыта побольше, щелкнул пальцами и выдал истину, я же маялась. Дурью, естественно.

Живу как все. При делах, при муже. За старосту остаюсь. Народ ко мне хоть и по приказу, но тянется. Достаточно ли? А то! Большего и не надо. Власть меня никаким местом не привлекает. Люблю... А кто знает, что есть такое любовь эта?

Вот когда ни вздохнуть без мужчины - разве то любовь? Нет, болезнь это. Тяжкая и лечению практически не поддающаяся. А когда симпатия и уважение? Это только начало. И что получается? Что я в самом начале пути.

Тихий смех.

Нет, в середине. Начало-то мы уже давно прошли и вдоль-поперек его истоптали, когда друг с другом в прятки-догонялки играли. Ну что ж, середина так середина. Посмотрим как дальше покатится, авось и будет у меня пресловутое женское счастье!

С крыльца на руку опустился паук с крестом на спине. Скакнув он увеличился в размерах, обзавелся знакомой мордочкой, которая в приказном порядке велела мне дуть в лес, что есть мочи, к запруде.

Неужто Агнешка просыпается?!

Мысль мелькнула быстрее молнии, а в следующее мгновение я уже бежала по деревне. Меня пытались остановить, спросить куда это я так тороплюсь, но я лишь строила зверские рожи и неслась еще быстрее.

Когда инородь просыпается, ее надо кровью напоить, чтобы жизнь вдохнуть. И кровь эта обязательно отданной добровольно должна быть, иначе получим кошмар несусветный, который за людьми и прочими охотится будет да горло зубами рвать. Был бы Вацлав, он бы вместо меня пошел - хозяин здешних земель все же, ему и ответ за новорожденную держать, но Князя не было, оттого придется поработать. Ну да я только согласная! Тетка же... Да и на рождение посмотреть охота - я про него много читала, но увидеть ни разу не удалось. Все без меня справлялись.

К заводи я добралась запыхавшаяся, но собранная. Только... Нож я опять забыла! Эх, придется снова о сук руку пороть...

Леший переминался с ноги на ногу, стоя у самого края воды. В образе полного сил мужчины я его видела впервые, оно и понятно - для жены своей принарядился, хитрюга!

- Здрав буде, дяденька!
- съязвила я в открытую. А ведь мох на уши вешал, что делать с женой будет, что делать... Нет, ну все мужики одинаковые, хоть люди, хоть волки, хоть инородь зеленая... Все лишь бы нет сказать, а потом присматриваться начинают, пробовать, а уж вскоре рот во всю ширь раскрывают!

- И тебе, ведьма, не хворать, - буркнул Лешик.
- Иди сюда, смотри, - поманил Хозяин к себе.

Я подошла.

Вода в заводи светилась тусклым зеленоватым светом. Внутри, под пленкой, трепыхалась лесавка. Она то выгибалась дугой, то руки тянула и трогала преграду, разделяющую ее и нас, то с головой погружалась в реку. Ее глаза были открыты, но в них не было разума - они смотрели на звезды или еще дальше.

- Да, она готова, - заворожено прошептала я.

- Ну так, режь! - нетерпеливо воскликнул Леший.

- Да погоди ты... Ножа нет, - оправдалась я и заозиралась в поисках острой палки.

- Тьфу, дуреха! Ну в кого ты такая, - закатил глаза зеленоволосый.
- На, - протянул мне старый каменный клинок.

О, это откуда же у него такая древность? От ножа колдовством за версту воняло. Но колдовством добрым. Ни разу клинок для черных дел не использовали. Впрочем, я сюда не нож пришла разглядывать... Цапнула лезвием у локтя и протянула руку.

Кровь закапала на пленку постепенно прожигая дыру. Почуяв жизнь, лесавка вцепилась в края дыры и рванула ее в стороны. Цепкие ловкие руки с аккуратными коготками с усилием, но порвали защиту. Инородь встала, протиснулась сквозь лохмотья и с интересом уставилась на меня и Хозяина Леса. Посмотрев всего пару мгновений, она принюхалась, скользнула ладонью по своему лицу, стирая бледно-розовые разводы. Облизнула ладонь, шумно вздохнула и требовательно протянула ко мне свою руку. Я в ответ протянула свою.

Леший занервничал. Лесавка ведь должна и вдоволь нахлебаться и черту не перешагнуть. На готове он держал нож, отобранный у меня. Если что, воткнет не раздумывая... Но Агнешка справилась.

Оторвавшись от моей руки, она некоторое время постояла с закрытыми глазами, затем развела в стороны руки и засмеялась приятным грудным смехом.

- Хозяин, - поклонилась она, а потом на меня взглянула.
- Ты... ты ведь из прошлой жизни, верно?
- поинтересовалась инородь.

- Да, я твоей племянницей была, - кивнула. От волнения говорила с трудом. Так хотелось броситься на шею тетке, затискать ее, зацеловать, а потом поплакать на ее плече, но... глупое-глупое сердце, как ему объяснить, что это не совсем та Агнешка, которая меня к себе забрала, которая ради незнакомой девки малолетней три седьмицы упыриную жажду душила, которая между мной и оборотней разъяренным встала...

- Помню, - склонила на голову лесавка.
- Мы поговорим? Потом, - инородь стрельнула глазами в сторону Лешика.

Я сразу смекнула что меня вежливо попросили удалится. И все равно насупилась. Я к ним... я им кровь свою... а они?! Сделал дело - гуляй смело! Вот так всегда... Обидеться что ли?

- Да-да, иди, Янэ, - Хозяин не отводил глаз от своей жены. Точно по вкусу пришлась или то колдовство какое сработало.

- Ага, пойду, - сдержалась, чтобы не добавить чего покрепче. Они-то на ссору не настроены, так чего я в одно лицо разоряться стану? Ну их...

И пошла.

А что еще делать?

Обратно ноги медленнее шли. Тело вспомнило что весь день на ногах, закряхтело, заохало и заскрипело костями. Вот молодая ведь, а уже туда же - к старухам на лавочку кудахчущих молодок обсуждать! Тьфу, напасть кабанья.

И все же до деревни я добрела. И обнаружила что не я одна полуночничаю - из ворот выезжал дядька Играш.

- Ой, а куда это вы собрались?
- остановила я его, пожалев, что он не в обратную сторону едет. Мне ведь еще на подгибающихся ногах половину деревни пилить.

- Здравствуй, Янэшка. Я в Логово. Как раз к вечеру следующего дня доберусь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.