Дом для непрощённых

Удалова Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дом для непрощённых (Удалова Юлия)

1.

Раиса.

Весёлая компания расселась вокруг стола. Вытянутые пепельные лица пугающе улыбались большими ртами. У кого-то в зубах торчала сигарета, кто-то отправлял в бездонную пасть ложку салата, а кто-то просто сидел, сложив тощие руки. На столе примостилась и полная окурков пепельница, и рюмки, и обглоданные кости, а в центре лежала бутылка, указывая горлышком на одного из участников застолья. Он водрузил на голову праздничный колпак и улыбался шире всех.

Я отвела глаза от картины в простой деревянной рамке и решила, что у себя ее точно не повесила бы. В этом же доме она занимала самое видное место.

-Доброе утро! – услышала я и от неожиданности вздрогнула.

Андрей явно спешил, на ходу застегивая крупные пуговицы дорогого пальто, но остановился, увидев меня. Улыбнувшись, я поздоровалась и пожелала ему хорошего дня.

-Все в порядке, Раечка?

Будь у меня возможность, я бы предпочла другое имя. Где-то слышала шутку, что женщины с именами Раиса, Любовь, Клавдия и Зинаида уже рождаются бабушками. К тому же, в кругу таких, как Андрей, все дамы сплошь Анжелики, Лии, Валерии и Доминики. Но самое смешное - ему, похоже, нравилось мое типично советское имя, потому что из всей семьи Полонских только Андрей называл меня «Раечкой». В его устах это слово звучало мягко и напевно.

Я опустила ресницы и залилась румянцем, демонстрируя огромную радость от его интереса к моей скромной персоне.

-Все хорошо, Андрей Яковлевич.

-Мне бы очень хотелось видеть тебя сегодня в качестве гостьи, - произнёс Андрей неожиданно.

Вот тебе раз! Вечером его отец, крупный и, чего уж там скрывать, очень богатый предприниматель Яков Полонский праздновал свой шестьдесят третий день рождения. И хотя торжество планировалось провести дома, а не в каком-нибудь шикарном ресторане, от этого оно обещало быть не менее роскошным. Одних только приглашенных было больше ста человек. Но звать меня?! Вот Андрей чудит! Однако вслух я сказала совсем другое:

-Сказка про Золушку моя самая любимая, - тут я шутливо сделала реверанс, дотронувшись до своего форменного белого передника, - но, боюсь, ваш батюшка не приглашал меня на бал.

-Ты же знаешь, отец хорошо к тебе относится, Рая. Он не будет против, если ты немного развеешься, - Андрей вернул мне улыбку, не отводя теплого взгляда. – А то целыми днями, как пчелка, убираешь да убираешь – надо и отдыхать!

-На то у меня целых два выходных, - возразила я со светлым взором. – Я уж и в Третьяковской галерее была и в Пушкинском музее. На балет ещё хочу сходить, только там билеты дорогие.

-Молодец ты, Раиса, - серьёзно проговорил Андрей. – Девчонки, как в Москву приезжают, рвутся звездами стать, этакими столичными штучками, а ты вон по картинным галереям ходишь. Такие девушки сейчас редкость. Вечером я тебя жду. Отказ не принимается!

-Спасибо, Андрей Яковлевич, за доброе отношение, но это невозможно, - грустненько сказала я. – Мне даже одеть нечего.

-Ну, уж тут мы что-нибудь придумаем, - возразил Андрей. – Какой у тебя размер?

-Решили выступить в роли феи-крестной? – уже начиная злиться, произнесла я, потому что его приглашение было абсолютно не к месту.

Злости Андрей не заметил и, похоже, твердо вознамерился затащить меня на папино торжество. Я задержала взгляд на часах, висящих за его спиной, и охнула:

-Совсем я вас заболтала, а вы на работу ведь опаздываете!

Он обернулся, спохватился и заспешил, но на прощание дал понять, что эта идея прочно засела у него в голове.

Чертобесие! Как же не вовремя!

Я с досадой посмотрела на Марка Жоса.

Непризнанный при жизни гений, творец фантастики, абсурда и парадоксальных форм, он выучился на психиатра, но сам в конце жизни страдал душевной болезнью. Он пытался лечить умственно отсталых детей, но нуждался в помощи не меньше их. Сначала от него отвернулись коллеги, потом друзья, а потом жена… Это стало последним и сокрушительным ударом. В 1937 почтальон нашел его мертвое голое тело, плавающее в ванне, полной горячей воды и крови. Ванна находилась в центре комнаты, а вокруг армией молчаливых свидетелей самоубийства Марка Жоса стояли его отталкивающие полотна. Полотна, которые чуть позже люди на лучших аукционах мира будут покупать за миллионы долларов.

Одна из его последних и самых дорогих работ сейчас висит передо мной. Она называется «День Рождения».

И именно ее сегодня, во время торжества хозяина дома, я собиралась украсть. Заказчик давно ждет Жоса. Деньги… Деньги мне обещаны очень неплохие. Перед этим заказом я два месяца была на мели, перебиваясь с хлеба на воду. Но, боюсь, если придется идти на день рождения Якова Полонского, тщательно продуманному плану - конец.

А впрочем… Не выгоднее ли мне плюнуть на Жоса и сделать ставку на Андрея Полонского? Еще чуть-чуть и наследник бизнеса Якова Полонского влюбится в застенчивую горничную Раису, приехавшую из далёкого провинциального городка. Прямо сюжет из кино, которые показывают в выходные по каналу «Россия»… С одной поправочкой – я ну никак не тяну на благородных героинь фильмов. Когда начальник охраны семьи Полонских копнет чуть глубже, это станет ясно, как белый день. А если у меня что-то будет наклевываться с Андреем, то он непременно копнет. И плакали не только мои с трудом добытые липовые рекомендации агентства по подбору домашнего персонала, но и вообще вся моя репутация скромной провинциалки. А там – скандал, заламывания рук, вопли «Как ты могла?». Может, все бы и утряслось, но есть в моей биографии вещи, которые даже благородный Андрей мне не простит.

Так что Марк Жос побеждает Полонского по всем статьям. И может, даже лучше, если я буду сегодня вечером на виду… Хоть и не люблю я менять планы на ходу, но в деле, которым я занимаюсь, это происходит очень часто.

Задумавшись над тем, как скорректировать свои действия, я резко развернулась и натолкнулась на младшую дочку Якова Федоровича, любимую сестренку Андрея - Ксенечку.

-Ой, прости, - выпалила я, пытаясь скрыть досаду.

Какого черта, скажите мне, так носиться? Гиперактивность Ксени раздражала, и, как бы не старалась, я не могла это скрыть до конца.

-Я об тебя ушиблась! – глядя на меня исподлобья, вымолвила десятилетняя сопля. – Ты жесткая!

Вообще-то я обычно умею находить подход к детям и животным, но Ксеня невзлюбила меня с самого начала. Что бы я не делала, пытаясь расположить девчонку, но, кажется, наоборот, ещё больше её отвращала. Мне, как человеку, который может легко втереться в доверие, это было неприятно. Профессиональную гордость задевало, что ли…

А впрочем, наплевать. Ждать осталось недолго - скоро я буду далеко отсюда. Лишь бы все прошло гладко! А нет – от фиаско никто не застрахован. Се ля ви, как говорят французы. Но неудача будет стоить мне дорого. Очень дорого. Лучше вообще не думать, что ждет меня в случае неудачи.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.