И пусть весь мир подождет!

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Mallioka   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И пусть весь мир подождет! ( )

И пусть весь мир подождет!

В полвторого ночи, заставив меня дернуться, неожиданно прозвучала трель дверного звонка. Настойчивая, пронзительная и какая-то особенно противная.

Я скривился: вставать с насиженного места, потом куда-то переться, да просто шевелиться не хотелось, тем более, что в аське в настоящий момент как раз наклевывалась свидание с девчонкой по имени, вернее, нику, конечно, Лесная сказка.

Однако идти открывать пришлось, в противном случае, мерзкий звук, не прекращающийся ни на мгновение, грозил лишить меня слуха.

Я загремел замками, и, распахнув дверь, появился на пороге, подозреваю, не с самой счастливой физиономией. Гостю, впрочем, на мои гримасы было наплевать, ибо его собственный вид наводил на серьезные размышления: подбитый глаз, распухшая губа, общая помятость, и – я присмотрелся – точно, порванная в нескольких местах футболка.

Что он делал? Участвовал в боях без правил? Или по нему случайно проехался асфальтоукладочный каток? И удачно проехался, если уж на то пошло.

– Привет, Мелкий, - хрипло поздоровался со мной Макс. – Впустишь сироту перекантоваться до утра?

Мда…Хреновые у тебя дела, Максик, раз ты ко мне завалился, хреновые!

…Максима Фридмана я знаю с рождения примерно. Он ходил в садик вместе с моим старшим братом, Сергеем, позже они оба учились в одном классе в школе, даже университет парни заканчивали один и тот же. Друзья не разлей вода, как говорится. Но и сейчас, когда братан переехал со своей невестой в отдельную квартиру, Фридман все равно захаживает ко мне. По старой памяти, так сказать. И немного – в силу взятых на себя определенных обязательств.

Непонятно? Поясню.

Несмотря на приличную (шесть лет) разницу в возрасте с Серегой, я весьма удачно вписался в его компанию, которая в дни его студенчества частенько тусовалась у нас дома и вовсю эксплуатировала меня, несчастного малолетнего шкета.

Помнится, в то время я постоянно торчал у плиты, готовя на всю их ораву обильные завтраки-обеды-ужины (я отличный кулинар, между прочим), или бегал в магазин за выпивкой, или выполнял еще какие-нибудь прихоти этих нахалов. И прозвище свое – Мелкий – получил тоже тогда.

Кстати, в данный момент оно меня весьма раздражает, поскольку я в нем усматриваю намек на свой невысокий рост. И субтильность в целом.

Ну, вот.

Учитывая, что около года я живу один, пай-мальчиком никогда не являлся, а следить за мной особенно некому (Катька, невеста брата, вот-вот должна родить, и им, понятное дело, не до меня, а родители вообще в другом городе живут), Сергей попросил друга детства время от времени проверять несносного отрока – меня, то бишь.

Конечно, Макс не отказался (я давно стал всем приятелям братишки кем-то вроде сына полка) и старательно забегал ко мне раз в неделю. Или чаще.

Впрочем, его посещения не всегда оказывались связаны с непомерной заботой обо мне, обычно тому предшествовали разного рода…мм…пикантные обстоятельства.

Максим – гей, но его ориентация и бурная личная жизнь меня никогда особенно не волновали. А вот в последнее время и то, и другое, начало не на шутку напрягать, поскольку серьезно затронули, я бы выразился даже – ограничивали мою свободу.

Ибо Фридман совершенно обнаглел и ломился в мое обиталище по любому, с моей точки зрения, незначительному, поводу: то ему отсидеться надо пару часов в тишине и покое, подумать о глобальном, то переночевать, то просто пожрать, потому что голодный, а я, видите ли, отлично готовлю!

И вот, опять. Правда, он... слегка покоцанный местами…гмм….

– Привет, проходи, - безнадежно отозвался я: молчать дольше становилось неприличным. Ну, не гнать же его? Чую, мне придется его еще и кормить, а потом определять на постой…

Так и вышло.

– Слушай, Мелкий, у тебя поесть ничего нет? С утра ни маковой росинки…, - с надеждой проговорил старинный приятель брата.

Я смерил его убийственным взором, и убрался в кухню, процедив сквозь зубы:

– У меня есть имя!

Пока шел, размышлял, кто кого «сделал» на сей раз. Он выгнал любовника, или любовник – его? Но за что меня ценили все знакомые, так это за умение молчать и не влезать с ненужными расспросами. Это его дело, в конце концов.

Однако, судя по некоторым обстоятельствам, я бы сказал, что уделали именно Максика. И по полной программе.

Пока я жарил картошку и резал овощи в салат, старательно изображая верную жену, Фридман успел сходить в душ и теперь с комфортом устроился на табуретке около обеденного стола, вытянув вперед длинные ноги.

– Возьмешь Сережкину рубашку на диване, в зале, - буркнул я, мельком взглянув на него, по пояс завернутого в полотенце, и тактично не комментируя беду, постигшую его растерзанную футболку.

После появления Максима у меня сильно испортилось настроение. Проблемы, о которых я сумел забыть на несколько часов, зависая в интернете, вновь напомнили о себе и заставили нервничать.

Поэтому вежливость и радушие не входили в ассортимент моих сегодняшних качеств.

Господи, как бы отвлечься!

– Спасибо, ты невероятно мил и заботлив! – усмехнулся полуночный гость, явно приходя в себя.

Я скривил губы – иди ты нах...! Но вслух ничего не сказал, не хочу ненужных диалогов. Да и вообще не горю желанием общаться.

Неожиданно остро захотелось выпить. Ну, и не буду стесняться, я у себя дома, в конце концов!

– Спишь там же, где и всегда, - отрывисто бросил я, доставая из шкафчика над раковиной квадратный бокал. Потом залез в холодильник и вытащил оттуда початую бутылку темного рома «Captain Morgan», привезенного пару недель назад однокурсницей из Турции, и щедро плеснул себе. Жаль, нет кока-колы, но и так нормально.

– Ты пьешь? – кажется, немного удивился моим действиям Макс.

Ага. А также трахаюсь и ругаюсь матом, подумал я с иронией. А вслух осведомился, начисто игнорируя подтекст, отдающий сентенцией:

– Тебе налить?

И сделал внушительный глоток.

Приятное тепло тут же распространилось по организму, согревая и расслабляя. Оказывается, я здорово напряжен...

– Нет, благодарю. А тебе, не рано ли, Мелкий? – с легкой усмешкой произнес он.

– Макс, ты мне не мамочка. И, нет, не рано! Мне, в конце концов, девятнадцать скоро!

Заколебали, блин! Долго я для всех младенцем останусь?

– И, правда, чего это я...
- с непонятной интонацией протянул Фридман, на что я с трудом сдержался, чтобы не показать средний палец.

Вместо этого почти демонстративно достал из кармана пачку сигарет и зажигалку, собираясь пойти на балкон покурить.

– Ого, Мелкий, да ты полон пороков, - откровенно насмешливо фыркнул приятель брата.

Вот приставала! Да тебе бы мои проблемы – утопился бы сразу! А я всего лишь расслабляюсь...

– Макс...- я сделал паузу, закуривая, - сегодня пятница. Нет, уже суббота. Я – совершеннолетний, как тебе известно. Тебе не кажется, что я вполне имею право проводить свое свободное время так, как хочу? И еще: прекрати вести себя, как Серега. Бесит.

– Совсем большой ты стал, Валерка... Быстро как-то, - вдруг посерьезнел он.

Я пожал плечами: ну, да, ну, да, вырос. Совершенно неожиданно, причем, буквально за несколько прошедших секунд! Но язвить не стал, ну его.

Я уже был в дверях, когда Фридман меня остановил:

– Можно мне пожить у тебя несколько дней?

О, черт! Ну, на кой хрен мне это соседство? С его нравоучениями... С него станется еще пристроить меня и носки его грязные стирать!

– Хорошо, - обреченно вздохнув, согласился я.

Как выяснилось позднее, не зря. Кто знает, как бы оно сложилось, не останься у меня Макс...

***

Несколько дней мы прожили вполне мирно. Максим вставал около восьми, с аппетитом поглощал приготовленные мною завтраки, и уходил на работу.

Я же, наскоро перекусив, сваливал куда-нибудь, чтобы просто побродить. Дома с некоторых пор сидеть стало невыносимо...

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.