Как правильно относиться к неприятностям?

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Но, конечно, детям не все понятно, ведь жизнь сложна, и на многие вещи смотрят по-разному те, кого дети встречают в Храме, и те, с кем они общаются в школе или на улице. И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов, и, конечно, за ответами они бегут к родителям. Они спрашивают маму и папу о том, и об этом, спрашивают на кухне и на улице, спрашивают после того, как их взволновал разговор в школе или после просмотра телевизора. Иногда вопросы детей простые, а иногда – довольно сложные, но папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

Беседа 21.

Однажды Богдан пришел со школы очень расстроенным – с ним случилась неприятность, которая ему, подростку, казалась крупной.

Папа, как мог, утешал сына.

Наконец, Богдан успокоился, и спросил папу:

- Пап, а все беды, которые случаются с человеком они – от Бога?

- Да, сынок, - ответил папа. – И волос с головы твоей не падает без воли Отца Небесного. Господь попускает нам страдания для того чтобы эти страдания очищали нас. Это – как лекарство. Горькое, но – необходимое.

- Значит, то, что произошло сегодня, сделает меня лучше?

Папа внимательно посмотрел на сына.

- А вот это зависит от тебя, сынок! Случившаяся беда или очищает, или ожесточает. Очищает, если ты реагируешь на нее правильно, и ожесточает, если - не правильно. Господь и здесь не отнимает твоей свободы, сынок. Ты волен воспользоваться Его лекарством так, как сочтешь нужным – либо на пользу себе, либо – во вред.

Богдан с минуту помолчал.

- Я все-таки не совсем понимаю, - сказал он.

Папа сел рядом с сыном на диван.

- Я очень люблю житие преподобного Арефы, - сказал он.

- Кого? – переспросил Богдан.

- Преподобный Арефа был монахом в Киево-Печерской Лавре, - сказал папа. – То есть он, ясное дело, был христианином и хотел наследовать Царство Небесное – иначе в монахи не пошел бы. Но и у монахов случаются тяжелые препятствия на пути к Господу. Случилось такое препятствие и у Арефы. Дело в том, что он принес с собой в монастырь немалое богатство. Возможно, он хотел раздать его нищим или отдать настоятелю, как делали другие монахи, которые были богаты до поступления в монастырь. Но он не нашел в себе силы этого сделать. Более того – скупость превратилась у него в настоящую болезнь. Он не только не давал из своего богатства нищим даже и мелкой монеты, но и на самого себя не тратил. Просто хранил богатство у себя в келии, и чах над ним, как в стихах Пушкина: «Там царь Кощей над златом чахнет».

- И даже на себя не тратил? – переспросил Богдан.

- Не тратил, - ответил папа. – На самом деле такая крайняя скупость - очень тяжелая духовная болезнь. Ее прекрасно описал царь Соломон.

Папа потянулся за Библией и открыл ее на нужном месте.

- «Есть еще мучительный недуг, который видел я под солнцем, - прочел он. – Это богатство, сберегаемое владельцем во вред ему. И гибнет богатство это от несчастных случаев... Как вышел он нагим из утробы матери, таким и отходит (в гроб), и ничего не возьмет от труда своего. И это тяжкий недуг: каким пришел, таким и отходит. Какая же польза ему, что он трудился на ветер? А он во все дни свои ел впотьмах, в большом раздражении, в огорчении и досаде» (Еккл. 5, 12-16).

Папа отложил Библию.

- Ну, и, конечно, Господь не мог оставить Арефу в таком гибельном состоянии. Он освободил его от того, что порабощало бедного монаха. В один прекрасный день все богатство у Арефы украли.

- Вот он, наверное, злился! – предположил Богдан.

- Да, сынок, - сказал папа. – После пропажи драгоценного скарба Арефа не очистился, а озлобился. Он начал всех собратий по монастырю упрекать в том, что это они украли у него богатство. Напрасно братья-монахи утешали его, напрасно говорили, что ему надлежит возложить на Господа печали, и тогда Господь поддержит (Пс. 54, 23). Ничего не помогало. Наконец, бедняга Арефа заболел и впал в беспамятство. Братья монастыря молили Господа о бедном брате, ведь всем было ясно – если он умрет без покаяния, ему будет трудно на Суде Божьем – в очень уж плохом состоянии он пребывал.

- Да уж! – сочувственно покачал головой Богдан.

- Вдруг случилось вот что, - продолжи папа. – Больной Арефа, хотя уже давно лежал без сознания, вдруг громко закричал: «Господи, помилуй! Господи, прости! Согрешил я! Оно – Твое! Я не жалею его!» И после этого вопля он неожиданно пришел в себя и потом быстро начал идти на поправку. Братии монастыря он рассказал, что именно случилось с ним, когда он был в беспамятстве.

А в беспамятстве бедный Арефа видел перед собой бесов и Ангелов, которые спорили о его душе. Бесы говорили, что душа Арефы должна быть передана им. И Ангелам было трудно им возразить! Ангелы сказали Арефе: «О окаянный человек! Если бы ты благодарил Бога за то, что богатство было похищено, то это вменилось бы тебе в милостыню, как Иову. Если кто творит милостыню – это великое дело перед Богом потому, что творит по своей воле. Но бывает, что у человека злодеи крадут богатство. Но праведный человек предает все Богу, как будто не у него украли, а он сам отдал это все добровольно. Этим посрамляется дьявол, который хотел бы, чтобы человек всех хулил и во всем подозревал, а Господь на самом деле вменяет пропавшее в милостыню! Так что получает от происшедшего человек не вред, а пользу!» После этих слов Арефа и закричал то, что слышали все – что он раскаивается, что богатство уже не его, а Божие, и он отказывается от этого богатства и знать его не хочет. После этих слов бесы сразу же исчезли, Ангелы возрадовались, а Арефа начал выздоравливать.

- Надо же! – протянул, изумленно, Богдан.

- После этого Арефа совершенно изменился, - сказал папа. – На этот раз он правильно воспользовался испытанием, которое произошло с ним по воле Божьей! О пропавшем богатстве он всегда говорил словами Иова: «Господь дал, Господь и взял, да будет имя Господне благословенно» (Иов. 1, 21). Более того – и в других своих прегрешениях он усердно каялся, так старался во всем услужить братии, быть первым в послушании, в молитве и во всяком труде. За это Господь прославил Арефу, и его нетленные мощи и теперь пребывают в Киево-Печерской Лавре.

- Надо же! – еще раз протянул Богдан.

- Да, сынок, - сказал папа. – Господь хотел бы давать нам одни блага. Но иногда бывает так, что без горького лекарства нас не исправишь. И тогда Господь дает нам это лекарство. И мы не должны это забывать. Катастрофы и потрясения, войны и болезни, смерть близких и потеря всего нажитого, нищета и несправедливый суд – все это случается с нами не без воли Божьей. От нас лишь требуется правильно воспользоваться этим лекарством, чтобы оно очистило нас, а не озлобило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.