Избранные произведения. Том 3

Головачев Василий Васильевич

Серия: Золотая полка фантастики [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Избранные произведения. Том 3 (Головачев Василий)

КНИГА ВТОРАЯ

СЫН СУМЕРЕК

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ТРЕТИЙ

1

Удар ускорения был так силен, что Лондон едва не потерял сознание.

Никогда еще в жизни ему не приходилось гнать машину в таком темпе: куттер за двадцать секунд набрал скорость более тысячи километров в час!

В ушах проклюнулся шум заработавшей линии связи «спрута»: бормотание инспекторов транспорта, освобождавших на пути куттера все эшелоны и трассы, перекличка спасательных обойм, зуммеры скоростных передач инков всей системы СПАС, отрабатывающих поступившую задачу. Сквозь этот шум пробился четкий и спокойный баритон:

— «Три девятки» развернуты. Рандеву с десантным шлюпом через три минуты сорок две секунды на высоте двадцать один шестьсот. Вас примут на автомате, не вмешивайтесь. После стыковки выпрыгивайте в люк, вас выловит вторая машина. Не забудьте надеть маску.

— Хорошо,- мысленно ответил Лондон,обливаясь потом от нахлынувшей слабости.

Инк — координатор куттера- понял его состояние и сбавил ускорение, дышать стало легче.

— Оператору тревоги СПАС-главный, — всплыл из множества звуков в ушах еще один голос. — Спейсер «Мичиган» готов к перехвату машины в Приземелье. Цель на радарном поле.

— Отставить!- прошептал Лондон, от волнения дублируя голосом мыслесвязь. — Перехват будет осуществлен в режиме «теннисист» силами отдела безопасности. Подготовьте клируэйк Солнцу по данным «трека»,очистите канал от общественного транспорта.

— Выполняю.

Лондон с трудом повернул голову, чтобы посмотреть на маатанина- люк в грузовой отсек куттера был открыт, но от напряжения в глазах поплыли огненные круги, и разглядеть, что делает «черный человек», не удалось.

«Это величайшая из бомб!»- проявились в памяти слова Клима Мальгина. Ледяной озноб пробежал по спине,по лицу стекали капли горячего пота. «Я сейчас представляю собой спай термоэлемента,-почти спокойно подумал Лондон, — и через меня, наверное, течет ток… Хорошо, что службой наработан опыт внезапности, все точно знают, что делать, и не путаются под ногами даже при появлении таких невероятнейших казус импонсус… И спасибо Шаламову, что взял куттер формулы «три «эс», в другой машине я бы не выдержал такого набора скорости…

— Выходим в расчетную сферу рандеву,- доложил инк.- Торможение до двадцати единиц в импульсе. Может быть, я вас катапультирую раньше?

— Выдержу,- пробормотал Лондон, собираясь в комок.- Кому повешенному быть, тот не утонет.

И вдруг перед глазами разгорелось облачко алых искр, хотя на самом деле это был фантом пси-связи. Из облачка вытекли три ручейка света, которые превратились в дрожащие строчки на английском языке: «Человек, уходи! Я не в состоянии контролировать балансы энергии «эго», через несколько секунд произойдет спонтанный разряд. Ваш друг прав: в настоящий момент я- бомба. Уходи!»

— Погоди!- взмолился Лондон, пытаясь встать.- Продержись чуть-чуть, осталось совсем немного, минута-две, и тебя заберет джамп-шлюп…

«Мое бытие- нуль, прощай, человек…»

Лондон встал- при шести «же» ускорения!- сполз на пол кабины, пытаясь сквозь кровавый туман разглядеть люк в грузовой отсек, и в этот миг в кабине возникло и окутало человека переливчатое облако, наполненное странной икрой: в каждой икринке- глаз!

«Орилоунский «призрак»!»- подумал без удивления Лондон, продолжая ползти к люку, нащупал края, приподнялся, и ему показалось, что маатанин плюнул в него струей черного пламени…

Мальгин выключил проектор и некоторое время сидел с эмканом на голове, вспоминая спокойное и уверенное лицо Майкла Лондона, потом снял легкую дужку эмкана- аппарата пси-управления, подержал над столом и отпустил. Дуга превратилась в бутон цветка, втянулась в блестящую гладкую поверхность, в глубине которой разгорались и гасли строки сообщений внутриинститутской информсети.

Итак, совершенно очевидно, что, если бы не орилоунский «глазастый» фантом, «черный человек» взорвался бы по-настоящему и загадил атмосферу, как тысяча Чернобылей, вместе взятых! Мальгин невольно поежился. Спаси и помилуй!… Но энергетического взрыва не произошло. То ли «глазастый» поглотил всю энергию маатанина, то ли направил ее куда-то по запредельной «струне» в иное пространство, то ли закапсулировал в себе неизвестным образом. Зато он не успел предотвратить другой взрыв — информационный, и разряд пришелся на бедную голову Майкла Лондона, бывшего начальника отдела безопасности, человека решительного и смелого. Как говорится, рок обреченного найдет. А в результате мы теперь имеем не одного, а двух нелюдей, Шаламова и Лондона, две нечеловеческие вселенные, с которыми необходимо заново устанавливать связь. Впрочем…

Мальгин выключил аппаратуру кабинета и вызвал Зарембу.

«Впрочем, имеем мы всего лишь одного монстра- Лондона, и где сейчас второй — Дан Шаламов,- неизвестно».

Бывший курьер-спасатель ушел от них еще тогда, почти четыре месяца назад, после схватки на Симушире, когда Ромашин разрядил в него гипнотизатор «василиск», усыпив человека, но разбудив Шаламова- «черного человека», который, с легкостью пройдя сквозь заслоны обоймы безопасности, оседлал галеон и ушел…

— Где же ты,Дан?- прошептал Мальгин, глядя перед собой и не видя вошедшего Зарембу. — Что же ты бросил Купаву, спасатель?

— Я?!- изумился молодой нейрохирург.

Мальгин очнулся.

— Извини, я разговаривал сам с собой. Проходи. У меня к тебе просьба… — Мальгин задумался, уходя в себя, в измученную сомнениями душу. — Никто не знает, что на Симушире я пытался подключиться к мозгу Шаламова напрямую… — Хирург усмехнулся, увидев круглые от изумления глаза Зарембы. — Да-да, через обыкновенный эмкан, и мне, по-моему, это удалось. А сейчас я все больше убеждаюсь в том, что во мне «закопаны» некие «черные клады» — знания, которые в одиночку мне не расшифровать, — след памяти Шаламова.

Глаза молодого хирурга сделались еще больше, но реакция его была такой, какую и предполагал Мальгин. Таланов бы сказал: «Ты с ума сошел! Представляешь последствия?!», а Заремба произнес шепотом:

— Ну ты даешь, мастер! Вот здорово! Представляешь, что мы можем узнать?!

Мальгин невольно засмеялся и сразу посерьезнел.

— Представляю, анархист. Вот поэтому я и обращаюсь к тебе за помощью. Я нащупал метод считывания и дешифровки моего «темного знания», а ты мне поможешь. Но никому ни слова! До тех пор, пока не появятся результаты.

— Но ведь это, наверное, опасно… я имею в виду недозируемый стаз криптогнозы в сферу сознания. Могут быть нежелательные последствия.

— Еще первобытные жрецы умели открывать и закрывать без ущерба для психики подсознание, почему же не сможем мы, вооруженные их опытом и современной техникой? В общем, пока молчок. Могу я на тебя положиться?

— Буду нем как рыба!

— Договорились. Вечером пройдем первый цикл эфанализа, я подготовлю Гиппократа, а ты пока полистай информатуру по палеомедицине. Встречаемся в девять вечера в боксе Стобецкого.

— Слушаюсь, шеф!

Заремба вытянулся, четко повернулся, щелкнув каблуками, и вышел, заинтересованный и обрадованный доверием старшего товарища и предстоящей интересной работой. Он оставался самим собой при любых обстоятельствах: метался, постоянно испытывая здоровую неудовлетворенность, не сомневался в правильности своих поступков, жил по собственным программам и отличался кипучей активностью и хронической невоспитанностью. И все же нейрохирург из него вылуплялся талантливый.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.