В ногах правды нет или головная боль моего му...

Уголькова Ирина Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ПРОЛОГ

Молодая женщина в длинном золотом платье с малышом на руках стояла в центре огромного зала, замершего в напряженном ожидании. Золотисто-рыжие локоны, не сдерживаемые заколками рассыпались по плечам и спине, окутывая ее словно драгоценная, тончайшая вуаль ниже колен и своим блеском затмевали роскошь наряда. Из украшений только перстень с рубином и в пару к нему подвеска на практически невидимой цепочке, обвивавшей тонкую шейку оттеняли белоснежную кожу, придавая ей мягкое свечение. Серебристо-серые глаза были устремлены на молодого мужчину, сидевшего на троне. Сотни его придворных и советников в почтительном молчании застыли памятниками себе по обеим сторонам царственной особы, выстроившись шеренгой вдоль стен. Тишина, нарушаемая лишь потрескиванием свечей в огромных люстрах была оглушительной, а напряжение казалось можно было резать ножом.

-Я многое мог бы простить вам, ваше высочество... но измену не прощу никогда. Вы знали, что за подобную ошибку будете уничтожены. И вместе с вами все ваши близкие. Не смотря на все это, я был готов помиловать вас и отослать в обитель матери-прародительницы, но вы предпочли отдать свою жизнь в обмен на жизнь родных и друзей. Что ж, это ваш выбор. Я сохраню также право наследования трона за нашим сыном... Но вы сами выбрали свою судьбу.

Мужчина сошел по ступенькам к одиноко стоящей фигурке и взяв на руки ребенка, отдал его неприметной женщине, отступившей в гущу толпы.

Протянув руку, он отвел шелковистую прядь от бледного личика и взяв тонкое запястье в свои руки, несильно сжал.

-Я всегда любил тебя, виконтесса. Даже когда узнал всю правду, я любил тебя...

-Вы говорите об этом в прошедшем времени, повелитель. Значит, мое время прошло...-тихо прошептала женщина.

-Твое время никогда не окончится, Ирри... Только одно твое слово-и все вернется. Никто ничего не вспомнит, ничего не скажет, ни словом не упрекнет...-так же тихо ответил правитель.-Одно только слово...

Он с замеревшим сердцем ожидал чуда, которое позволило бы положить конец этому фарсу. Все еще надеясь на это, он поднес пальчики к губам и коснувшись их поцелуем, стал согревать своим дыханием. Глаза с отчаянной тоской смотрели в серебристый омут любимых глаз, пытаясь донести молчаливую мольбу...

А тем временем обвиняемая уже не видела его... Перед ее глазами стояло другое лицо, другие губы касались запястья, другие руки сжимали ледяную ладошку... Другие глаза смотрели в душу с тоской и любовью... Совсем другие...

Синие, как небо... С серебристыми искорками смеха или темно-серыми всполохами гнева, прозрачно-голубые под ярким солнцем и темные, аквамариново-синие в свете настольной лампы... или лазурно-серые при ярком освещении экрана компьютера... любимые глаза, за которые она отдала сегодня власть, любовь, ребенка, жизнь и душу...

-Нет...

Тишина стала гнетущей, когда она сказала свое последнее слово. Правитель бессильно уронил ее руку и повернувшись, проследовал на свое место под этим небом и куполом дворца.

С его руки сорвался огненный вихрь и понесся к одинокой фигурке гордой и глупой женщины, сумевшей не вздрогнуть при его приближении. Замерев на мгновение, он охватил ее с ног до головы, бесшумно пожирая и уничтожая красоту и молодость...

Ни звука не донеслось от той, что умирала в обьятиях огня, лишенная своей собственной волей малейшей надежды на спасение. Собственно, ее уже не было здесь...

И в толпе, окружавшей это дикое зрелище лишь один человек, не замеченный никем знал, что сейчас видит эта юная женщина, отдавшая все за один призрачный шанс. Тихо стоящая в уголке залы молодая, хрупкая девушка выскользнула как только вместо живого тела остался пепел и незамеченной вышла из дворца, пройдя мимо стражи.

Она оглянулась всего один раз, унося в сердце любовь к единственному человеку, который смог стать для нее родным, заменив мать, сестру и дочь. К той, что дала цель и средства достижения ее. К девушке, вернувшей законной наследнице ее дом, ее права и титул. И власть, от которой она отказалась без сожалений.

Дочь правителя, отказавшаяся от статуса лишь ради служения своей спасительнице...

Прикрыв лицо капюшоном, чтобы скрыть шрамы девушка зашагала по тропинке, уходящей в лес. Она точно знала, что ей делать. Жизнь без госпожи не имела смысла, и ее было не жаль...

А та, что рискнула всем ради него, стремительно летела вперед, навстречу сиянию голубых глаз. Не было больше боли, не было тоски и страха... Только он... Он ждал ее и сердце, которое не билось подсказывало верное направление... Спустя вечность или мгновение они будут рядом и тогда...

В сумраке осеннего леса служитель смерти ждал свою дань. Заключенный много столетий назад договор уже был ей выполнен, оставалось лишь ему исполнить данную клятву...

-Куда?...-шепот ветра закружился листвой вокруг хрупкого, почти невесомого тела...

-К ней...-на последнем выдохе она протянула ему руку, отдавая дань.

Угасающий луч солнца осветил тускнеющие глаза...

-Иди... ***

-Так-с... это снова не подходит... и это... и это... Да что ж это за напасть?-горестно вздохнула я, вычеркнув очередное обьявление о приеме на работу. Сплошная торговля: менеджеры, продавцы-консультанты, торговые представители и иже с ними... Увы, но ничего подходящего я не могла найти уже второй месяц, а по собеседованиям я начала бегать еще раньше, когда мой горе-начальник обьявил, что через несколько недель наш офис (то есть он и его "жена") переезжают в славный город Орел в длииительную такую командировку, и все желающие могут ехать с ними (ибо нанимать таких дураков, которые готовы работать за копейки заново у него просто нет ни времени , ни желания), остальные же могут идти лесом.

Как его секретарь, я взяла устройство всех тонкостей перебазирования на свои хрупкие плечи, но всего четыре дня потребовалось, чтоб найти приличный(по моим меркам) офис. Конечно, и стимул был неплохой: в глубине души я надеялась на премию и положительную характеристику и рекомендации. Ехать вслед за всеми я не могла, так как являлась семейнообязанным человеком, давно и прочно замужем и без малейшего желания рушить свою семью и быт из-за командировки, в которой мне ничего хорошего не светило. Вот и разошлись мы во мнении с начальством, которое решило, что премию я не заслужила, а рекомендации могу вообще скачать из интернета, если уж так зациклена на этом. После односторонней беседы(то естья сидела, опустив глазки в пол и сложив ручки на коленях, как примерная школьница и слушала, одновременно размышляя о том, что маникюр надо бы и обновить) мне выдали трудовую книжку, зарплату и отпустили на все четыре стороны, порыкивая и пыхтя, словно разозленный хомяк-переросток на кусок морковки, который ему настойчиво пихают под нос сквозь прутья решетки.

Забрав сменную обувь из шкафа в раздевалке, зарядку для телефона из кабинета и поллитровую чашку с надписью "неблагодарному стажеру от благодарной автошколы", полученную на день рождения, пришедшийся в аккурат в то время, когда я сдавала на права В-категории и которую без малого десять лет таскала с собой на работу я покинула это гостеприимное заведения, больше всего смахивающее на бордель, исправительно-трудовую колонию и школу благородных девиц одновременно, живущую по принципу "что позволено Юпитеру-не позволено быку".

Эйфория, охватившая меня от осознания собственной свободы улетучивалась с каждым шагом, и через десять минут исчезла совсем, уступив место унынию и подавленности:теперь мне надо искать работу. Ни для кого не секрет, что сейчас очень тяжело найти возможность работать и зарабатывать нормально, если тебе всего двадцать шесть и у тебя нет ни высшего образования, ни родителей-знакомых-родственников-приятелей-друзей, которые могут помочь...

...Хммм... уже двадцать шесть или пока еще двадцать шесть? Эх, возраст-возраст... Ас другой стороны: мои года-мое богатство...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.