Я болен и разрушен

Павлова Елизавета Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я болен и разрушен (Павлова Елизавета)

Глава 1

Зима - суровое время года, говорили или писали, где-то когда-то. Вот и сейчас я осознаю это на собственной шкуре. Моя семья вроде нормальная, но постоянные скандалы из-за того, что я только учусь, а не работаю, достают меня на протяжении пяти лет и чего я только не хотела или не пробовала, но ответ прост для каких-то работ я слабачка и трусиха, а для каких-то не опытна и ища золотую середину, я ничего не нашла, пока. Ледяной ветер обдувает мое лицо, которое уже по любому приобрело розовый оттенок, как ни странно трамваи все еще ходят позади меня, хотя время уже где-то около полуночи. Мои ноги замерзли от холода и от того что они промокли пока я шла сюда из дома или же бежала. Возможно я хотела бы вернутся домой, но вряд ли это будет правильный выбор в данной ситуации. Хочется курить от этого адского холода, а если я не вернусь домой, я уверенна что коньки отброшу этой же ночью, ибо нет денег, нет ничего. А белую лавочку, на которой я сидела, замело белым снегом и теперь создается впечатление, что я сижу на снегу, если бы не чье-то тело, которое подсело ко мне даже не смотря на то что на улице темно и я мало что слышу в своих наушниках. Если честно, то мне страшно, ибо когда ночью к тебе подсаживается какой-то человек, а если точнее, то мужчина и заметно что он крепкого телосложения, как-то становится не по себе, учитывая, что ты хрупкая девушка, которая не сталкивалась с какими-то серьезными жизненными ситуациями, кроме проблем в семье и с поиском работы. В такие моменты сердечко начинает бешено биться, особенно, когда ты не доверяешь людям и очень сильно загоняешься по поводу случайных знакомств. Я чувствую, что этот человек смотрит на меня, наверное, даже во тьме видно, как мое лицо переполняет злость, ярость и непонимание меня и мной моих близких. Я не выдерживаю и резко оборачиваюсь. Передо мной предстает брюнет с волнистыми волосами чуть ниже ушей с приблизительно трехдневной щетиной и шрамом над губой и как на зло именно его губы бросаются мне в глаза, а не зелено-серые глаза, которые тоже было не очень просто разглядеть в темноте и при слабом освещении уличных фонарей.

- Почему ты так смотришь на меня? – Не выдержала я этого напора глаз и этих пухлых губ, хотя никогда не любила мужчин с пухлыми губами. – Тебя не учили, что вот так вот смотреть на людей не прилично, а особенно в такое время суток?

- А ты боишься?

- А нужно? – Вот урод, он еще и запугивает меня своими фразачками и брутальным голоском.

- На самом деле, стоило бы, но я не собираюсь с тобой ничего делать и что-то в этом духе, о чем ты по любому подумала. – Этот гавнюк ухмыляется, но все же в какой-то степени меня это и расслабило, и задело, неужели я такая страшная, что меня даже изнасиловать не хотят или же убить, или же похитить и все в этом духе. Меня озадачил его ответ и заставил немного напрячься, ибо если не это, то что?

- Я так ужасна? – Сказала, как отрезала, а было видно, что я задета и немного обижена, что странно для меня, ибо я показываю обиды, только тем, кто мне действительно дорог.

- Нет, иначе я бы не смотрел на тебя. – Так значит, если бы я была уродом, то он бы даже не взглянул на меня и почему всегда у людей такие проблемы и замахи на внешность.

- Ясно. – Я поджала губы и отвернулась от этого типчика, но он меня очень напрягал и в то же время взбудоражил. Мне нравилось, что он не сводит с меня глаз, несмотря ни на что. Чтобы не было в его голове и кем бы он не был. Я сделала глубокий вздох и прибавила музыку на всю громкость, ибо пока я состояла в маленькой беседе с этой личностью мужского пола я ее убавила, а песня в плеере была как раз подходящая для моментов с драками, кровью и убийствами, и не могу сказать, что люблю или фанатею от Three Days Grace, но Human Race просто, просто мне нравится что-то, что связанное с мыслями или же возможностью, или информацией о том, какими могут быть люди и какими они являются. Подавлены, безумны и двуличны. Можно перечислять без конца. Но я конченый фаталист и все что есть и делается все к лучшему, а если нет, то лучшее впереди. Я опрокидываю голову назад и кладу локти на спинку лавочки и напоследок закрываю глаза и утопаю в своем роке, мыслях и снегу, который падает на меня с неба. Холод все еще бьет по лицу, как и ветер, но мне нравится это, ибо я уже привыкла к этому и мне даже плевать на то, что мой новый дружок или сосед слышит мою музыку, ибо у меня шикарная музыка. Что-то яркое вдруг оказалось у меня перед глазами, и я открыла глаза, а увидела я сообщение в формате заметки в телефоне моего дружка адресованное мне лично: - Твои руки покраснели от холода, как ты только в состоянии их чувствовать? Пошли ко мне, и я напою тебя чаем или же чем-то еще, и я не буду приставать. Я повернула голову в его в сторону все еще в наушниках и с громкой музыкой в ушах в недоумении и страхе, но с надменным взглядом, что будет на самом деле, если я скажу ему «да». Я снова отвернулась от него, но уже смотрела пристально в небо и снег попадал мне в глаза отчего они немного слезились. Но не дав мне окончательно принять решение сосед слева вытащил один наушник и тихо прошептал мне на ухо: - Я обещаю, а я слов на ветер не бросаю.

Когда мы пришли в квартиру моего нового знакомого, я была потрясена, ибо квартира по истине огромна и вообще странно что в таком доме есть такие большие квартиры, хотя, этот район всегда славился своей красотой и архитектурой и не только на улице. Но все же странно, что у мужчины такой порядок в квартире и такая чистота.

- Располагайся и чувствуй себя как дома, если хочешь. – Ну уж нет, как дома я не хочу себя чувствовать.

- Ладно, ты хотел предложить чай. Что же, давай, выпьем чай. – Похоже я сказала это слишком резко, но надеюсь он не подумает, что я его боюсь, а то это, ой, как не выгодно. Константин медленно повернулся в мою сторону и улыбнулся.

- Я же обещал, я не трону тебя, если ты конечно сама этого не захочешь или же не попросишь. Я не насилую женщин и не убиваю, если только иногда.

- Что? – Недоумевала я.

- Что?

- Ты сказал, что иногда убиваешь женщин, что за нахрен? Как это понимать? – Я была в замешательстве, совсем чуть-чуть и я на самом деле начала задумываться к кому же я пришла.

- Это была шутка, если что. А может и нет. Кто знает? – Кто знает?! Ты должен знать, твою мать! Бесит меня все это. Аж слишком. Но ладно, мне типа нечего терять, а может и есть что.

- Слушай, давай на чистоту. Мы не знаем друг друга. – Я постепенно приближалась к нему. – И не удивительно, что я боюсь. Так что, скажи правду. И все. И продолжим пить чай, который ты даже не поставил.

- Ладно, я убиваю людей. Это то что ты хотела услышать? – Пиздец, вот попала. Почему всегда именно так? Наверное, со стороны я выглядела, как дура. Как тупая курица.

- А почему ты так открыто мне об этом говоришь? Я же могу рассказать, хотя, что я несу, было бы кому рассказывать. – На самом деле, я не собиралась кому-то говорить, во-первых, подумают, что я больная, а во-вторых, я хотела быть особенной в плане того, что это немножко круто, что у тебя друг киллер, хотя…это круто только для меня.

- Твои глаза говорят мне об этом. Теперь я могу их разглядеть лучше, ибо моя куриная слепота, а точнее я на самом деле не очень хорошо вижу в темноте, не позволила мне сделать этого, но все же, садись за стол и давай просто выпьем чай. – Мистер Убийца, если его можно было так назвать, медленно пошел в сторону кухни. Почему он делает все так медленно? Напрагяет, чутка.

- Как ты можешь видеть не очень хорошо и быть киллером? Вряд ли линзы лучший вариант для убийства, не так ли? – Я подходила к столику с чаем, пока мой друг провожал меня взглядом. – И как тебя зовут? – Самый интересный вопрос на данное время, как никак, надо же знать, кто сидит напротив.

- Костя. – Тихо сказал он и поставил чайник на огонь.

- Как это мило. – Конечно же все это было наиграно, а как иначе, я не знаю, как себя вести с убийцами? Я и толком не пожила на этом свете, а точнее в нашем «савке» и ничего такого не видела. – Если честно, то ни черта это не мило, да, мне приятно и приятно от того, что мне нравится имя Константин, но мне типа немножко стремно, а точнее множко.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.