В поисках Минотавра (сборник)

Михайлов Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В поисках Минотавра (сборник) (Михайлов Валерий)ЭИ «@элита» 2013

В поисках Минотавра

(секс-эзотерическая повесть)

Слушая песни защитника, можно узнать, кто притворяется. Только те песни, которые поются с душой, – его песни и получены от него самого. Остальные – в лучшем случае копии. Люди легко обманываются. Они поют чужие песни, даже не зная, о чём поют.

Карлос Кастанеда. «Учение дона Хуана».

Не изменяй сознание ближнего без его или её согласия.

Не препятствуй ближнему изменять его или её сознание.

Тимоти Лири. Две заповеди для Нейрологической Эпохи.

Митота первая. Работа или смерть

Это была обыкновенная коричневая папка, примерно с такой я более десяти лет назад ездил в институт. И ни одной живой души вокруг. Нельзя сказать, что она мне сразу не понравилась, но и особых симпатий не вызвала. Вряд ли там были деньги или еще что-нибудь интересное. И если бы она лежала не перед воротами моего гаража, я бы прошёл мимо. Но она, как назло, лежала именно перед воротами, и мне оставалось либо её поднять, либо проехать по ней колесом. Второе было непозволительным хамством, поэтому я её поднял. А, подняв, разумеется, заглянул внутрь. Там лежало несколько бумажных листов формата А4, исписанных ещё более неразборчивым, чем у меня почерком. В верхней части каждого листа был отпечатанный в типографии или на принтере текст:

«Предупреждение: Данному файлу присвоена степень секретности «А». Если у вас нет соответствующего допуска, немедленно, не читая, уничтожьте данный файл и сообщите об этом в ближайший орган государственной безопасности.

Любое отклонение от данной инструкции приравнивается к государственной измене».

Никаких допусков у меня, конечно, не было, но что-либо уничтожать, не говоря о том, чтобы куда-то звонить, я, разумеется, не стал.

Вместо этого я просто закрыл папку и отбросил подальше от собственных ворот.

А через пару недель появились они: двое крепких парней и молодая, высокая брюнетка чертовски сексуальной наружности: Высокая, стройная, с красивым властным лицом и средних размеров, но красивой формы грудью (она была без лифчика). На ней были джинсы, синяя блузка и босоножки на каблуках. Мужиков я не разглядывал. Они заявились часа в три ночи, открыли входную дверь своими ключами и ворвались ко мне в спальню. Короче говоря, когда я достаточно проснулся, чтобы более или менее адекватно воспринимать окружающую реальность, я уже сидел, привязанный к стулу, а во рту у меня был кляп. Громилы стояли за спиной, а красотка ходила передо мной по комнате, задумчиво вертя ручку в руках. А я злился, боялся и хотел ссать одновременно. Когда же я решил, что это будет продолжаться вечно, красотка остановилась, и, окинув меня взором, словно только что увидела, произнесла:

– Видите ли, Константин Георгиевич… – она глубоко вздохнула и ещё раз окинула меня взглядом, – не знаю, как лучше сказать, но вы поставили меня перед практически неразрешимой дилеммой, и я, право, не знаю, пристрелить вас сразу или попробовать договориться.

Разумеется, мне безусловно нравился второй вариант ответа, но кляп во рту лишал слова.

– Думаю, вы предпочитаете переговоры? – спросила, наконец, она, как будто в сложившейся ситуации у меня могли быть иные предпочтения.

В ответ я что было сил начал мотылять головой вверх-вниз и натужно мычать, дескать, да, чёрт возьми, да, и ещё раз да!!!

– Объясняю правила, – продолжила она, – мы разговариваем тихо и спокойно. Как только вы начнёте кричать, Кирилл разнесёт вам башку из пистолета. Так что если вас устраивает такая смерть, можете звать на помощь. Вам понятно?

Я повторил свой танец «да».

– Будете кричать?

На этот раз мне пришлось исполнить танец «Нет».

– Очень хорошо. Развяжите ему рот. Надеюсь, вы не станете отрицать, что вам знакома эта вещица? – спросила она, сунув под нос фотографию папки, когда кто-то из громил освободил мой рот от кляпа.

– Не стану, – признался я.

– И вы заглянули внутрь? Мы обнаружили на внутренней стороне и на бланках отпечатки ваших пальцев, – поспешила добавить она.

– Заглянул.

– И вы не уничтожили документы и не позвонили в органы госбезопасности, – осуждающе констатировала она.

– Я подумал, что это просто прикол, – попытался отмазаться я.

– А это никакой не прикол. И теперь вы – ненужный свидетель, да ещё и изменник Родины. Ну, зачем вам понадобилось читать документы?

– Да я их не читал. Там всё равно неразборчиво и непонятно.

– Хотите сказать, что вы ничего не поняли? – в её голосе появились нотки сочувствия.

– Да, – старясь произнести как можно убедительней, ответил я.

– А как вы думаете, шпионы, которые крадут документы, всегда разбираются в том, что крадут? Или им достаточно скопировать информацию и передать заказчику?

– Но я не шпион, я просто…

– Да, мы понимаем, – перебила она, – но инструкция есть инструкция, а по инструкции мы не можем оставлять вас в живых.

– Ну так стреляйте! Чего душу мотать! – не выдержал я.

– Разве что нам придётся принять вас на работу, – закончила она свою мысль, не обратив внимания на мою истерику.

– Что?!!! – её слова заставили меня усомниться в том, что я бодрствую.

– А что, мы примем вас на работу задним числом, а потом вкатаем выговор за халатное отношение к документам. Думаю, выговор лучше, чем пуля.

Я не верил своим ушам.

– Так вы согласны? – спросила она.

– А можно мне в туалет? – попросился я.

– Только если вы согласны.

– Я согласен. Вы даже не представляете, как я согласен!

– Вот и отлично. А теперь идите в туалет, а потом продолжайте отдыхать. Завтра, а точнее уже сегодня, часов примерно в девять, зайдёте по этому адресу, – она положила на стол визитку. – Вам понятно?

– Да, – ответил я, еле сдерживаясь, чтобы не обмочить трусы.

– Я буду вас ждать, – предупредила она.

Меня освободили от пут, и я смог, наконец, добраться до унитаза. Когда я вышел из туалета, их уже и след простыл.

Выматерившись, я взял со стола визитку. На ней было напечатано:

«Сысоева Людмила Юрьевна. Директор филиала краеведческого музея г. Аксая. Адрес, телефон…»

Я, конечно, подозревал, что в Аксае есть краеведческий музей, но то, что у него есть филиал, не могло мне присниться и в кошмарном сне.

Разумеется, ни о каком отдыхе, не говоря о сне, и речи быть не могло. Оставшееся время я провёл, ходя по комнате из угла в угол под аккомпанемент (надо же выдумать такое слово) телевизора. Затем я принял душ, сварил и выпил кофе, и отправился на поиски чёртового филиала. Офис филиала, как гордо гласила табличка на двери, находился на первом этаже одной из общаг в районе парка имени культуры и отдыха, и состоял из кабинета директора, приёмной и ещё одной комнаты, куда посторонним вход воспрещался. Как я узнал позже, там был шкаф.

В приёмной сидела за столом похожая на учительницу пения дамочка, и самозабвенно раскладывала на компьютере пасьянс.

– Людмила Юрьевна меня ждёт, – сообщил я, войдя в приёмную.

– Фамилия? – не отвлекаясь ни на мгновение от экрана допотопного монитора, спросила секретарша.

– Борзяк, – представился я.

С явным сожалением на лице – ну как работать, когда ходят всякие Борзяки, – она отвлеклась от игры и сняла трубку телефона.

– Людмила Юрьевна, к вам Борзяк, – сообщила она, едва удержавшись, чтобы не сказать «какой-то». И пригласила в директорский кабинет, где, можно сказать, в спартанской обстановке, сидела за столом моя ночная гостья.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.