11 сентября. Усекновение главы Иоанна Предтечи

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья. Беседы о православных праздниках. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Конечно, в семье чтят православные праздники – и двунадесятые, и великие, и дни памяти святых… И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов. В честь какого события Священной Истории установлен тот или иной праздник? Что мы приобретаем, когда празднуем его? И так далее…

Папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно. А иной раз об одном и том же празднике происходит несколько бесед – и такое бывает.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

11 сентября. Усекновение главы Иоанна Предтечи.

Однажды Богдан спросил у папы:

- Пап, а ты помнишь день, когда ты в первый раз пришел в Храм?

- В первый раз меня, совсем маленького, принесли крестить, - ответил папа. – Я этого не помню. В детстве меня иногда приводили на Пасху. Когда был первый раз – тоже не помню.

- Пап, я не об этом спрашиваю! – сказал Богдан. – Когда ты впервые пришел в Храм сознательно? Не для того, чтобы куличи на Пасху освятить, а для того, чтобы сделать шаг на встречу к Богу?

Папа улыбнулся.

- Это я помню, - сказал он. – Мне было тогда 25 лет. Мы пришли вместе с мамой. Ей тогда был 21 год. Это было 11 сентября, на праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи. С тех пор я особенно люблю этот праздник. И очень люблю этого святого.

- Кажется, о его появлении еще в Ветхом Завете пророки предсказывали? – спросил Богдан.

- Да, - сказал папа. – Например, у пророка Исаии, в 40-й главе, есть такие слова: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, и неровные пути сделаются гладкими» (Ис. 40, 3-4). Евангелист Иоанн пишет, что Иоанн Креститель прилагал эти слова к себе (Ин. 1, 23).

- Да, я слышал эти слова, - сказал Богдан. – Но не вполне понимаю, зачем они сказаны. Зачем это вообще нужно – выравнивать какие-то холмы?

- Ответ на это вопрос я нашел в «Толковой Библии» профессора Лопухина, - сказал папа. – Там, в толкованиях на пророка Исайю, сказано, что в те времена на востоке, когда правитель собирался куда-то в дорогу, перед ним посылались специальные люди. У них было несколько обязанностей, и одна из них была такая – они готовили перед правителем дорогу. Не думаю, чтобы эти люди выравнивали холмы, но прохудившиеся мосты латали и завалы разгребали – это уж точно! Ничто не должно задерживать правителя, если ему захотелось осмотреть свои владения!

- Ну, это понятно! – вставил Богдан.

- В иудее, конечно, об этом обычае знали, - продолжил папа.
- И не удивились, что перед приходом Самого Великого Царя, перед приходом Господа, кто-то должен выправить дорогу. Только имеется в виду не обычная тропинка где-то в степи или пустыне, конечно. Имеется в виду состояние наших душ! Кто-то из святых (жаль, не помню, кто именно) писал, что дол, который должен наполниться – это яма, сделанная нашими грехами, и ее нужно выровнять покаянием. А горы и холмы – это наша гордость, и их нужно понизить смирением. И вот тогда дороги нашей души станут ровными, и Господу будет проще дойти до нашего сердца. Хотя, пожалуй, нет – это я не правильно выразился! – поправил себя папа.
- Господу все не трудно сделать, и Он изливает Свою любовь и на добрых, и на злых (Мф. 5, 43-48)! Просто нашим сердцам будет проще вместить хотя бы каплю из той бездны любви, которую изливает на нас Господь! Да, сынок, нам всем очень нужно покаяние и смирение, иначе семена, брошенные Господом, в наших сердцах не прорастут! И Иоанн Креститель, готовя пути Господу, не обычные холмы лопатой разгребал! Он своими словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3, 2) выравнивал неровности в душах иудеев – тех, конечно, кто на этот призыв откликнулся. И в наших душах тоже, ведь этот призыв обращен к каждому, кто открывает Евангелие!

- Теперь я понял, - сказал Богдан.

- Меня восхищает этот человек, - сказал папа. – Ты помнишь, что Господь велел Своим ученикам отвергнуть себя, взять свой крест и идти за Ним?

- Помню, конечно.

- Жизнь Иоанна Крестителя, вся без остатка – это вот такой подвиг самоотвержения. У него была задача от Бога – указать своим ученикам на грядущего Спасителя Мира (Ин. 1, 31). И он указал на Господа Иисуса, когда сказал: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1, 29) А еще он должен был призывать людей к покаянию – мы уже говорили об этом. И каждая минута его жизни – только ради исполнения этих двух задач. Ничего для себя – все только ради Бога! Нечеловеческий подвиг – жизнь в пустыне, отвержение всех мелких человеческих слабостей! И все это Иоанн исполнил. Он заслужил похвалу от Господа. Ты помнишь, когда Господь похвалил Иоанна?

Богдан неуверенно пожал плечами.

- Господь сказал, что из рожденных женщинами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя (Лк. 7, 28), - пояснил папа. – Это – высшая похвала. Это – не просто суетная человеческая слава, какая бывает у наших политиков, певцов или кинозвезд. Это – настоящая слава высшей пробы, потому, что получена она от Самого Бога! Даже смерть Иоанна была настоящей смертью праведника потому, что он умер за правду.

- Его Ирод убил, - сказал Богдан.

- Да, сынок, - сказал папа. – Царь Ирод позволял себе многое, чего не должен позволять человек. Например, он отнял жену у своего брата Филиппа. Иоанн Креститель не боялся говорить, что такое поведение Ирода есть поведение не должное (Мк. 6, 18). Ирод, желая заставить пророка замолчать, посадил Иоанна в темницу, но казнить не решался – все-таки убить пророка, значит – навлечь на себя гнев Божий! В Евангелии у Марка сказано, что Ирод «боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его» (Мк. 6, 20). Но и Иродиаде, жене Ирода, а перед этим – Филиппа, не нравилась проповедь Иоанна! Именно она была инициатором казни этого святого. Ирод отмечал свой день рождения, на котором плясала дочь Иродиады. Плясала она хорошо, и Ирод пообещал ей в награду за этот танец что угодно. Тогда Иродиада уговорила дочь просить у Ирода голову Иоанна Крестителя. Ирод опечалился, но не стал отменять своего обещания. Он боялся пролить кровь пророка, но еще больше боялся смеха своих придворных, ведь дать обещание и потом не выполнить его, означало дать повод к смеху! Как сказали бы сейчас – потерять лицо! И что только мы, люди, не делаем, ради «сохранения лица», на какие только злодейства не толкает нас любовь к человеческим похвалам! Так и Иоанн Креститель был казнен потому, что обличал злые дела Ирода и потому, что Ирод не смог победить свое тщеславие. Это страшная штука, сынок - я имею ввиду тщеславие. Мы, люди много делаем из-за него зла. Поэтому должны пытаться от него избавляться. А еще – стараться меньше болтать попусту! Если бы тогда Ирод не болтал лишнего, быть может, его руки и не обагрились бы кровью Пророка!

- Трудно это, - сказал Богдан.

Не смотря на юный возраст, он уже знал, какой огонь в душе иногда производит тщеславие, и как трудно удерживать свой язык.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.