Великая шаисса

Серия: Нежный цветок Империи [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Великая шаисса ( )

В ворота столицы Великой Империи мы въехали на рассвете. Великолепный Наргази, город моего детства и юности, казалось, ничуть не изменился за два года моего отсутствия. Солнце, пока еще ласковое, а не паляще-жгучее, подсвечивало розовым мрамор роскошных особняков, побуждало крупные яркие цветы на клумбах раскрыть лепестки ему навстречу, поблескивало отсветами в струях фонтанов, бросало блики на глянцевые листья пальм и искрило на вымощенной брусчаткой дороге. Несмотря на ранний час, улицы Наргази были запружены народом. Еще не спала ночная прохлада и жители столицы спешили по своим делам, стремясь управиться с ними до наступления изнуряющей жары. Многочисленные голоса сливались в сплошной шумный гул. Над городом плыли ароматы кофе, специй, благовоний и нежного жасмина — кусты этих белоснежных цветов росли едва ли не в каждом дворе. На глаза навернулись слезы — все-таки я скучала по родным местам, по шумной столичной жизни. Сопровождавшие меня всадники врезались в толпу с громкими криками:

— Дорогу! Дорогу великой шаиссе!

И народ шарахался в стороны, чтобы мой экипаж мог беспрепятственно проехать. Дворец Великого Императора, куда я направлялась, располагался на холме, гордо возвышаясь над городом. Огромное прекрасное здание, внушавшее почтение и трепет подданным, напоминавшее о всевластии и величии Императора. Даже главный храм Небесного Отца находился ниже и выглядел куда менее впечатляюще и великолепно. У парадного входа выстроились слуги, чтобы поприветствовать вернувшуюся после долгого отсутствия сестру Императора.

— Шаисса Амина! Девочка моя! Наконец-то! — седовласая женщина склонилась передо мной в поклоне.

— Найме! Как я рада тебя видеть! — и я обняла свою старую няню. — Ну рассказывай скорее все о последних событиях! Новости до меня, конечно, доходили, но успевали как следует устареть в пути.

— Обязательно, шаисса, вот только придем в ваши покои и останемся наедине.

Подобное начало разговора мне не понравилось. Чего опасается моя верная Найме? Мы с ней шли через строй низко кланявшихся слуг. Нет ли среди них наушников? Я усмехнулась про себя. Да точно есть, в этом сомневаться не приходится. Вот только кому они служат?

— А где мой брат? — задала я вполне нейтральный вопрос.

— Император готовится к встрече послов Северного Королевства, — тихо ответила Найме. — Велел передать, что после окончания официальной церемонии непременно навестит вас, шаисса.

Значит, посольство уже прибыло. Интересно бы посмотреть на северян, но на первой официальной встрече женщинам, даже высокопоставленным и приближенным к Императору, не место. Ничего, у меня будет шанс увидеть послов на неофициальном приеме. Пока же мне не терпелось расспросить Найме о Лайле, ухитрившейся полгода назад стать главной женой моего брата.

Двери в мои покои распахнулись.

— Оставьте нас! — велела я слугам.

Кланяясь, те выполнили мое распоряжение.

— Она хотела поселиться здесь, — злым шепотом сообщила Найме. — Лайла. Сказала, что только самые роскошные покои женской половины подходят по статусу главной жене Императора.

Я неодобрительно покачала головой. Всегда подозревала эту черноволосую красотку в недальновидности.

— И что же?

— Распорядительница запретила ей занимать ваши покои, шаисса. Сказала, что без указаний от вас либо же от Императора она никому не позволит прикасаться к вашим вещам.

Я уже начала догадываться о том, что произошло дальше.

— И тогда Лайла пошла к моему брату, да?

Найме кивнула.

— Никто не знает, что ответил ей Император, но вышла она из его покоев расстроенная. А когда пришла к себе, принялась шпынять рабынь.

Весьма похоже на Лайлу, ничего удивительного. Особа она была хоть и недалекая, но на редкость заносчивая, мелочная и злопамятная. И, что хуже всего, отличалась хитростью. Но при всем этом нельзя было отрицать ее невероятную, какую-то животную привлекательность, удивительным образом действовавшую на мужчин. Невысокая, черноволосая и черноглазая, с тяжелой грудью и крутыми бедрами, Лайла неизменно притягивала к себе мужские взгляды. Но дело было не только в ее красоте. Насколько я помнила, каждое движение, каждый жест этой молодой женщины были преисполнены соблазна. Она умела разжечь в мужчине страсть одним лишь взглядом из-под длинных густых ресниц. Ничего удивительного в том, что мой брат выделял ее среди прочих наложниц, я не видела. Но сделать ее главной женой? Нет, этого я решительно не понимала. Да, девочка из небогатой семьи, отобранная в гарем Императора за исключительную красоту, сумела высоко взлететь. И, раз уж я вернулась домой, мне волей-неволей придется готовиться к противостоянию. Как у великой шаиссы, сестры Императора, прав у меня было куда больше, чем у любой из его жен. Даже если Лайла родит моему брату наследника, ей никогда не стать на одну ступень с той, в жилах которой течет кровь правящей династии. И она прекрасно это понимала. Но вот только смириться не желала. Я помнила радость тогда еще простой наложницы по поводу моего отъезда с мужем в его владения. Должно быть, смерть моего супруга огорчила ее даже больше, чем меня. Ведь брак наш был бездетным, значит, по законам Империи, я имела право вернуться в отчий дом. И этим правом я воспользовалась.

— Ох, а купальня-то… — спохватилась Найме. — Я распорядилась приготовить вашу купальню, шаисса. Не желаете ли помыться с дороги?

— Да, пожалуй, — кивнула я. — Сначала купальня, потом завтрак. И отдохну перед визитом брата. Найме, распорядись, чтобы прислали Фатиму — она будет мне помогать.

— Как пожелаете, шаисса.

Фатиме я доверяла. Она выросла со мной, а потом я забрала ее в дом мужа. Неоднократно я предлагала выдать замуж ее саму, но девушка отказывалась. Я знала, что у нее были любовники — подобное в нашем обществе не поощрялось, но и не порицалось. Внебрачные связи были под запретом лишь для девушек из знатных семей. И конечно же, девушки, утратившие невинность, не могли рассчитывать на то, что когда-либо смогут попасть в гарем к какому-нибудь представителю знати. Но, честно сказать, не слишком уж многим была уготована подобная судьба, поэтому девушки из простого народа (как, впрочем, и юноши) предпочитали до свадьбы, как они сами говорили, «нагуляться». Да и для меня — тут губы мои тронула улыбка — как для вдовы, правила были не столь уж строгие. Хотя после смерти мужа ни одному мужчине не удалось пока заинтересовать меня. А в ближайшем будущем меня, скорее всего, ждал новый брак. Я стану либо наградой для кого-нибудь из союзников брата, либо гарантией мира между двумя странами. Но я не роптала — меня вырастили и воспитали так, чтобы я знала, в чем заключается мой долг перед Империей. В свое время замуж выдал меня отец. Исмаил был правителем Раншассы, большой провинции, официально входящей в состав Империи, на деле же обладавшей довольно большой долей независимости. Впрочем, мой брат, взошедший на престол два года назад, изрядно урезал свободы Раншассы. Исмаил к тому времени был болен и не смог противостоять молодому Императору. А поскольку он не оставил после себя наследника, то сейчас в провинцию был назначен имперский управляющий из числа преданных брату людей. Не думаю, что мои родственники рассчитывали на такой исход событий — никто не полагал, что невесть где подхваченная лихорадка сначала оставит Исмаила бесплодным, а затем жизнь его унесет неведомая болезнь. Нет, ожидалось, что власть над Раншассой перейдет когда-нибудь к моему сыну. Но не судьба. По мужу я искренне скорбела. Любила ли я его? Пожалуй, нет. Я была к нему привязана, уважала его, ценила, как хорошего друга. Да и в его постели я получала удовольствие. Но никаких трепетных чувств, воспетых в легендах, Исмаил во мне не вызывал. Да и не была я уверена в том, что способна влюбиться в мужчину. Все-таки я — великая шаисса, долг и честь для меня превыше всего. А вот брат мой позволил страсти возобладать над разумом, и вот результат: Лайла в качестве главной жены.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.