Дневники Сигюн

Эмбла Ива

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дневники Сигюн (Эмбла Ива)

Дневники Сигюн

(Часть 1)

Меня зовут Сигюн, и я происхожу из древнего и благородного рода Ванов, что живут в Ванахейме, прекрасной стране у моря. Плеск волн и крики чаек проникли в мою кровь с самого рождения, и с тех пор я черпаю в них силы.

Мой отец Ньёрд – владыка морских волн и ветра, оттого-то у меня такие синие, как глубина моря, глаза, и чёрные, как штормовое небо, волосы. А ещё отец говорит, что нрав мой переменчив и своеволен, как сам океан.

Ваны – древний и мудрый народ, поэтому мы всегда стремились жить в мире с другими. Но пришли асы, раса молодая и воинственная, и время от времени стали случаться распри между ними и ванами. Эти стычки приводили к слишком большому кровопролитию, и тогда наши вожди, посовещавшись, решили, что будет лучше для всех, если представители уважаемых и влиятельных семейств ванов согласятся жить в Асгарде, а некоторые из асов переедут в Ванахейм.

И хотя злые языки не раз твердили, что живущие в Асгарде ваны будут находиться там в положении заложников, мой отец не был с ними согласен.

Царь Асгарда Один, дабы развеять подобные слухи и укрепить мир между асами и ванами, предложил обеим расам породниться. Он хотел, чтобы одна из дочерей ванов стала супругой его сына, наследника престола Асгарда. И он построил для нас замок Ноатун, расположенный вблизи морского побережья, чтобы живущие в нём не испытывали тоску по оставленному дому, чтобы плеск волн и крики чаек смягчили для нас горечь разлуки с родным миром.

Моя история, которую я хочу рассказать, начинается в Асгарде, куда мы с отцом прибыли, чтобы поселиться здесь навсегда. Мой жребий, моё предназначение, состоит в том, чтобы стать женой Асгардского принца, навеки укрепив мир между нашими народами.

Ещё издали увидела я радужный мост Биврёст, соединяющий Асгард с Ванахеймом и Мидгардом, миром смертных людей, а также с другими мирами, и служащий въездными воротами в небесный город для всех, кто захотел бы вступить в чертоги асов.

Восторг, который я испытала, не сравнится ни с чем. Наша колесница, запряженная четверкой вороных коней с серебряными гривами, начала движение по Биврёсту, и у меня захватило дух. Биврёст переливался всеми цветами радуги под копытами коней и казался одновременно невесомым и нерушимым. Мы словно плыли в воздухе, – и одновременно я слышала цоканье подков по тверди. Я не могла определить, какой он ширины, потому что мост не имел четких границ, и лишь глядя прямо вниз, я имела возможность убедиться, что под нами есть что-то более прочное, чем проплывающие повсюду белые громады облаков. Я не могла скрыть своего восхищения и обернулась к отцу, чтобы убедиться, что и он видит то же самое и что все это великолепие не есть лишь плод моего разыгравшегося воображения. Отец сжал в ответ мою руку и улыбнулся ободряюще.

– Все будет хорошо, Сигюн, – сказал он. – Ничего не бойся.

Так он говорил мне обычно, если меня что-то тревожило. И добавлял:

– Внешний блеск, цветистые речи, торжественные клятвы – люди любят прятаться за масками. Но твой внутренний голос тебя никогда не обманет.

Золотоглазый страж Хеймдалль ударил жезлом об основание радужного моста, и огромные золотые ворота медленно раскрылись перед нами. У меня отчаянно забилось сердце и чуть не остановилось дыхание. Я украдкой вцепилась в борт колесницы, стараясь дышать ровно, чтобы никто не заметил моего волнения.

– Добро пожаловать, владыка Ньёрд, владетель Ноатуна, – прозвучал его густой бас, – и ты, принцесса Сигюн! Асгард ждал вас!

Мы поклонились. Колесница въехала в город. Слева и справа от нас простирались широкие оживленные улицы, заполненные множеством прохожих. Кажется, все спешили по своим делам, и всё же чуть замедляли шаг, увидев нашу колесницу, – ваны в Асгарде не могли не привлечь внимания. Я с любопытством оглядывалась вокруг, стараясь, по своему обыкновению, подметить мелкие детали, на которые поверхностный взгляд не обращает внимания. Такую привычку передал мне мой отец.

– Смотри в самую суть вещей, – говорил он. – Старайся вникнуть в скрытое, ибо лежащее на виду у всех никогда не бывает истиной. Ты сможешь, Сигюн, ты ощутишь даже то, что люди скрывают сами от себя, а это и есть настоящая власть над миром.

Мы повернули, – и вот – прямо перед нами, блистая шпилями и башенками, показался дворец Одина – Вальяскьялв. Горделивой громадой возвышался он над остальной, довольно ровной местностью, словно высеченный из единого монолита скалы, – такой же неприступный, величественный и сияющий, озаренный вечерними лучами солнца.

Слева от нас я заметила небольшое зелёное поле, на котором двое юношей, кажется, состязались в борьбе. Вокруг них стояли ещё трое молодых людей и девушка, которые наблюдали за их поединком. Один из борцов, светловолосый, с небольшой бородкой, пытался захватить в свои могучие объятья другого, постоянно ускользающего от его стальной хватки. Болельщики криками подбадривали нападавшего; в какой-то момент их крики слились в ликующее: «Тор! Тор! Тор! Тор!»

Внезапно наши лошади заржали: то ли какая-то собачонка увязалась за колесницей, то ли возница чересчур натянул поводья. Оба юноши обернулись, на миг отвлекшись от борьбы, выпрямились, провожая взглядами наш экипаж. В этот момент я смогла разглядеть их обоих. Светловолосый, молодой гигант, прекрасно сложенный, широкоплечий, крепкий в бёдрах, смотрел на нас, разгорячённый соревнованием, раздувая красиво вырезанные ноздри, машинально откидывая с потного лба светлые длинные пряди.

Второй казался полной ему противоположностью. Он был так же высок, как и первый, но казался гораздо меньше его, так как был тонок и изящен, если не сказать хрупок по сравнению со своим соперником. Его волосы были черными, а быстрые живые глаза смотрели на нас с нескрываемым любопытством.

Так длилось всего пару секунд. Потом светловолосый ас со смехом воскликнул:

– Эй, братец, довольно пялиться на мою невесту! – и с силой толкнул второго в плечо. От неожиданности тот пошатнулся и, не удержавшись на ногах, с размаху полетел прямо в лужу, оставшуюся на обочине от недавнего дождя.

Вся компания разразилась веселым смехом, а светловолосый наклонился и, широко улыбаясь, подал упавшему руку:

– Ладно, давай, поднимайся!

Я успела увидеть только, как тот, другой, встает, отирая грязь, покрывшую сплошь его левую щеку и волосы, и наш экипаж уже проехал мимо.

Я откинулась на подушки, чтобы побороть нахлынувшее на меня смущение, и опустила глаза, сделав вид, что разглаживаю смятую складку дорожного платья.

У парадной лестницы Вальяскьялва наша колесница остановилась. Изукрашенные золотыми драконами створки ворот были уже гостеприимно распахнуты, и по широким ступеням навстречу нам спустились сам царь Асгарда Один и его супруга Фригг. Мой отец сошел с колесницы и помог спуститься мне, вот так, рука об руку, мы подошли к подножию лестницы.

– Приветствую тебя, Один, Владыка славного и могущественного Асгарда, – промолвил мой отец. Я повторила эхом его слова, и мы оба опустились на одно колено, склонив головы.

– Встань, Ньёрд, Владетель Ноатуна, и ты, принцесса Сигюн, – прозвучал в ответ величественный голос, от которого у меня мурашки побежали по спине. – Войдите в чертоги Одина и будьте дорогими гостями моего дома.

Мы все вчетвером начали подниматься по белым мраморным ступеням, вдоль которых выстроились представители знатнейших асгардских родов. Загремела музыка, и я чувствовала, что взгляды всех присутствующих устремлены прямо на нас, но от волнения не могла разглядеть ни одного лица. Я словно плыла в жарком дрожащем мареве, где золотые блики от тысяч свечей скользили по ослепительной белизне колонн и мешались в невообразимой вышине с чёрными тенями почти невидимых сводов. На какое-то мгновение мне показалось, что парадная приемная вовсе не имеет купола, и что само усыпанное звёздами небо возлежит на её головокружительных колоннах.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.