Встретимся у кромки миров

Абалова Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Встретимся у кромки миров (Абалова Татьяна)

Аннотация

Старые друзья съезжаются в дачный поселок на берегу моря. Еще в прошлом году они были подростками, а теперь не узнают друг друга. Мальчики превратились в мужчин, девочки в незнакомок, к которым страшно подойти. Но очень хочется. А «Старая мельница» живет своей жизнью: море, танцы, любовь, сплетни. Никто не догадывается, что это последние беззаботные дни. Завтра поселок окажется отрезанным от мира, и не все выживут. Смертельный туман, таинственные голоса и жизнь в неизвестности – вот с чем придется столкнуться героям любовно-фантастического романа «Встретимся у кромки миров».

Первая часть

Глава 1

Первая любовь – это не первая и не последняя.

Это та любовь, в которую мы больше всего вложили

самих себя, душу, когда душа у нас ещё была.

Александр Вампилов. Из записных книжек

Кира

В июне родители опять отправили меня на каникулы к бабушке. Она круглый год жила в дачном поселке на берегу моря и не хотела уезжать в город, сколько мама не звала.

– А ну, ее, вашу Москву, – в очередной раз говорила ба, – не нравится, суета одна. Нам и здесь жить расчудесно! Природа кругом. Правда, моя хорошая?

Это не ко мне обращалась бабуля, а к стоявшей рядом козе. Казалось, именно из-за Маньки она не хочет покидать поселок. Обе были упрямые и своенравные.

Мама вздыхала и садилась в машину, выкрикивая из окошка дребезжащего грузовичка, что довозил ее до станции, последние наставления. Мы с ба в один голос отвечали, – Если что случится, сразу будем телеграфировать!

Уже выучили за столько лет.

Раздолье! Солнце, море, песок! Я плавала, как рыба, а мальчишки с нашего поселка утверждали, что похожа на русалку, особенно, когда распускала свои косы. Это было мучением – просушить их после купания! Ба не разрешала ходить с мокрой головой, поэтому я поднималась в беседку, стоявшую на возвышенности, расплетала косы, и пока они сохли, наблюдала за отдыхающими, читала книжку, а если собиралась подходящая компания, играла в домино или в карты.

Каждое лето в «Старую мельницу» съезжалась разношерстная компания, но с неизменным составом. Редко когда в наш удаленный поселок попадали чужаки. Встречаясь с друзьями, всегда было интересно посмотреть, насколько они изменились с прошлого года.

Мне было пятнадцать, и я по себе судила, как резко может поменяться тело. Из сорванца с облупленным носом, вдруг превратилась в девицу и не могла больше купаться в майке и трусах. По такому случаю мама сшила купальник из цветастого ситца. С чашечками.

Когда в первый раз вышла к морю и сняла сарафан, друзья пораженно замолчали. Да, я чувствовала себя красавицей, и встретила подтверждение в реакции друзей, особенно Ингмара.

Поймав его взгляд, смутилась, не увидев прежнего приятеля по детским играм. Это был юноша. Почти мужчина. Незнакомый мужчина.

Стало жарко от осознания, что он заметил, какой я стала. И Инга (так его однажды назвал двухлетний малыш и это сокращение прилипло к нему намертво) вдруг показался мне необыкновенно привлекательным. Почему раньше не замечала этот бархатистый взгляд, эту ямочку на подбородке, делающую его лицо мужественным, и эти обветренные губы, к которым захотелось прикоснуться? А эти темные волосы просто просили, чтобы их пропустили через пальцы. Я физически чувствовала, какие они на ощупь. Шелковистые, прогретые солнцем…

– Привет, – сморозила глупость, ведь мы уже виделись. Почувствовала необходимость поздороваться с незнакомым человеком, только что обнаруженным.

– Привет, – как эхо, откликнулся Инга.

– Кира, ты идешь? – вырвала из ступора Галка, и потянула к морю.

Придя в себя, побежала следом, оглядываясь на друга, который так и остался на месте.

Море остудило, но не отвлекло. Я не слышала, что мне кричали, переживая заново этот взгляд, это охватившее чувство томления, ожидания чуда.

Поэтому я быстро вышла на берег и поискала глазами Ингу. Он был в беседке и, словно, ждал чего-то.

Что делать? Вести себя как раньше? Нет, не смогу. Он не прежний. И я только что изменилась. А как тогда?

Не найдя ответа, не решившись подойти, собрала с песка сарафан, сандалии и направилась в поселок. За спиной не услышала шаги, хотя, казалось, Инга должен был пойти следом.

Стало обидно, и я побежала. Мне хотелось плакать.

Ингмар

Кто это? Кира? Что с ней лучилось? Откуда эти груди? Откуда талия, фигура? Хочу потрогать кожу. Должно быть бархатистая.

Рука потянулась, но вовремя одернул и сжал пальцы в кулак.

Дурак! Чуть не выдал себя.

Что она сказала? Привет?

Как эхо повторил, – Привет.

Не могу оторвать глаз. Почему раньше не видел, не разглядел? Не могу сойти с места. Хорошо, что в руках полотенце, иначе все увидели бы, как на нее реагирую. Нужно уйти в беседку. И не смотреть! Ну, вот опять! Вышла из воды. Сейчас подойдет? Нет, нельзя. Заметит, будет смеяться! Что со мной?

Кира

До вечера провалялась в постели. Ба заглядывала, решила, что я заболела. Пришлось встать – нужно было ей помочь. Натаскала воды из колодца, почистила картошку, потом морковку, тут же отгрызая от нее сочные кусочки, и вдруг получила по рукам полотенцем.

– Что с тобой? – изумилась ба, – Посмотри, как картошку почистила!

Действительно, обнаружила, что на клубнях кое-где осталась кожура. Я взялась было исправить, но ба опять всплеснула руками:

– А морковка?

Посмотрела в чашку с морковкой, та лежала вперемежку с ботвой, часть была в мусорном ведре.

– Иди, горе, сама справлюсь.

Поплелась в сад, села в гамак и оттолкнулась ногами. Мир качнулся в ответ.

Что со мной? Откуда это томление? Почему не могу забыть взгляд Ингмара? Хочу увидеть его и боюсь

– Кир, на танцы идешь? – это Галка, перевесилась через изгородь, пытаясь достать зеленое яблоко.

– Гала, брось яблоко, живот заболит, – бабушка выглянула в окно, – проходи, что за забором маешься?

Нашей Галке очень подходило имя. Она была худенькой, как тростинка, смуглокожей (загар не сходил даже за зиму), черноглазой и с копной темных непослушных волос. По случаю танцев, она надела белый сарафан, а волосы старательно завила и уложила. Сверху повязала атласный бант, который отделял челку от кудрей. Было красиво!

– Слушай, ты видела, как изменился Инга? – плюхнувшись рядом, сказала Галчонок. В гамаке стало тесно, мы, словно сиамские близнецы, прилипли друг к другу.

– Платье помнешь, – откликнулась я, не зная как ответить на этот простой вопрос, не выдав себя.

– Точно! – выбралась из гамака подруга и стала разглаживать складки сарафана, – Как ты думаешь, он будет на танцах? А захочет меня пригласить? Я красивая? Могу ему понравится? А если сама приглашу?

По частоте задаваемых вопросов было понятно, что ответ Галке не нужен. Расправившись, наконец, с платьем и перестав крутиться, наклонилась ко мне.

– Потрогай мои волосы! Потрогай – потрогай!

Я осторожно взяла прядку. Поморщилась. Волосы были жесткие и липкие.

– Что ты с ними сделала?

– Это сладкая вода. Ложка сахарного песка на стакан воды. Локоны будут долго держаться, так наши девочки в школе делают. Или на пиво можно накручивать, но правда, потом им голова воняет. Главное – волосы не трогать. Красиво, да?

Я согласилась. Главное – их не трогать.

Галчонок заразила меня своим энтузиазмом, и мы пошли выбирать наряд. Это было голубое в белый горошек платье. Вплела ленты и уложила косы в «корзинку». Повертелась перед мутным зеркалом. Ба одобрительно посмотрела, заставила выпить по стакану молока и отпустила на танцы. Смеясь, и передразнивая друг друга, взявшись за руки, мы побежали в сторону моря.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.