31 октября. Апостола и евангелиста Луки

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья. Беседы о православных праздниках. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Конечно, в семье чтят православные праздники – и двунадесятые, и великие, и дни памяти святых… И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов. В честь какого события Священной Истории установлен тот или иной праздник? Что мы приобретаем, когда празднуем его? И так далее…

Папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно. А иной раз об одном и том же празднике происходит несколько бесед – и такое бывает.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

31 октября. Апостола и евангелиста Луки.

Однажды Богдан спросил папу.

- Пап, я тут книгу читал… В ней автор несколько раз ссылается на какого-то Евсевия Кесарийского. Это что был за человек? Один из древних православных святых?

Папа задумался.

- Я не знаю, был ли Евсевий причислен к лику святых, - сказал он. – Вроде бы, он был сторонником арианства – это такая древняя ересь… Или – не был? Может, я просто клевещу на человека? Если честно, сынок – не помню я! Точно знаю, что Евсевий был одним из первых историков Церкви.

- А-а… - протянул Богдан уважительно. – Один из первых историков! Пап, а кто был первым историком Церкви? Самым-самым первым?

Папа неопределенно пожал плечами.

- Пожалуй, первым историком Христианской Церкви был апостол Лука! – ответил он.

- Лука? – удивился Богдан. – А почему именно он, а не другие апостолы? Почему не Марк – ведь, кажется, именно его Евангелие написано первым?

- В каком-то смысле, ты, сынок, конечно прав, - сказал папа. – В Евангелиях апостолы записали то, что они видели своими глазами, и это, конечно, есть историческое свидетельство. Вот, скажем, слова апостола Иоанна: «От том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши» (1 Ин. 1, 1). Или вот: «И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его, он знает, что говорит истину, дабы вы поверили» (Ин. 19, 35). То есть все канонические Евангелия, это как бы крик ко всем нам: «Слушайте, слушайте! Это было! Мы видели! Сами видели! И мы теперь живем вот так и так, чтобы наследовать жизнь вечную. Живите и вы как мы, и тоже наследуете вечность! Поверьте нам – мы видели это сами! Видели!»

- А разве Евангелие от Луки не такое же? – спросил Богдан.

- Такое, - подтвердил папа. – И, тем не менее, именно здесь использован подход не просто свидетеля события, а историка. Евангелист Иоанн записал то, что видел своими глазами, и не писал ничего сверх этого. И евангелист Марк максимально точно записал то, что видел сам и то, о чем свидетельствовал апостол Петр, и не более. А вот Лука поступил иначе. Как работает историк? Он тщательно исследует то, что его интересует, а потом пишет. То есть он пользуется не только тем, что видел сам, но и тем, что ему рассказали другие, если, конечно, эти другие заслуживают доверия! Вот что пишет об этом сам Лука. «Рассудилось мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать» (Лк. 1, 3).

- То есть Евангелие от Луки, это не только воспоминания самого Луки, но и воспоминания о Христе других людей? – уточнил Богдан.

- Да, - кивнул папа. – И не только о Христе. От кого мы знаем историю рождения Иоанна Крестителя? Именно от апостола Луки. Думается мне, что эту историю поведал ему человек, безусловно заслуживающий доверия – Дева Мария, Пресвятая Богородица. Ведь она была родственницей Елисаветы, матери Иоанна, поэтому, конечно, все это знала (Лк. 1, 36). Уверен, что от Девы Марии Лука узнал и о других описанных им событиях – о Благовещении (Лк. 1, 26-38), о рождении Господа в Вифлееме (Лк. 2, 1-7), о пастухах, которые пришли посмотреть на Младенца – Спасителя мира (Лк. 2, 8-20). А так же о том, как Младенца Христа держал на руках Симеон Богоприимец (Лк. 2, 25-35); о том, что говорила в Иерусалимском Храме пророчица Анна (Лк. 2, 36-38); о том, как двенадцатилетний Отрок Иисус беседовал с учителями народа Израильского в Храме (Лк. 2, 41-51)… Так что, сынок, евангелиста Луку можно по праву считать первым историком Церкви. А ты знаешь, что Святое Предание считает именно этого апостола автором первых христианских икон?

- Нет, - признался Богдан.

- Вообще, Господь наделил апостола Луку многими талантами, - сказал папа. – Да и образование он получил хорошее. Насколько я знаю, апостол Лука, родился в Антиохии – третьем по величине и значению городе Римской Империи того времени. Кто-то из историков Церкви (только я не помню, кто именно), писал, что апостол происходил из смешенной семьи. Только мать его была иудейкой, а отец не принадлежал к народу Израильскому. Так это, или нет, я сказать не берусь, но по изящному стилю, каким написаны его книги – «Евангелие от Луки» и «Деяния святых апостолов» очевидно, что Лука получил прекрасное образование – греческое, я имею ввиду. По профессии он был врачом, возможно – врачом на корабле. Но всю его жизнь изменила встреча со Христом. Услышав о проповеди Господа, Лука прибыл в Палестину и стал одним из 70-ти апостолов (Лк. 10, 1), которых Господь призвал на служение после того, как призвал первых 12-ть апостолов. А ты помнишь, как Господь после Воскресения явился двум путникам, которые шли в Еммаус?

- Помню, конечно! – сказал Богдан.

- Эта история упомянута в Евангелии от Марка и в Евангелии от Луки, - сказал папа. – В Евангелии от Марка – буквально несколько слов (Мк. 16, 12), а у Луки – большая, очень подробная история (Лк. 24, 13-32). А почему? А потому, что одним из этих путников и был апостол Лука! Так что в данном случае он – не только историк, но и свидетель! О том, что Предание называет апостола Луку первым иконописцем, я тебе уже говорил. Это были иконы Пресвятой Богородицы, Девы Марии. Впрочем, сам Лука ничего об этом не писал. А вот о чем писал, так это о своем участии во втором миссионерском путешествии апостола Павла – об этом написано в книге «Деяний святых апостолов». Ты помнишь, чем именно заканчивается «Книга апостольских деяний»?

Богдан немного помолчал.

- М-м-м… Кажется, апостол Павел о чем-то спорит с иудеями? – неуверенно сказал он через минуту.

- Не просто спорит, - сказал папа. – В конце этого спора апостол Павел говорит упрямым иудеям, что «спасение Божие послано язычникам, они и услышат» (Деян. 28, 28). Лука в своих двух великих книгах прослеживает рост и расширение христианской проповеди – от проповеди Иоанна Крестителя (в начале «Евангелия от Луки»), которая, преимущественно, была делом одного народа Израильского, до проповеди апостолов (в конце книги «Деяний»), когда она становится действительно всеобъемлющей, всечеловеческой, всемирной!

- А что было с апостолом Лукой потом, после того, как он написал эти книги? – спросил Богдан.

- Потом были гонения на христиан, устроенные императором Нероном, - сказал папа. – Во время этих гонений приняли мученический венец апостолы Петр и Павел. Апостол Лука во время этих гонений не пострадал, покинул Рим, и с проповедью христианства прошел Ахайю, Ливию, Египет и Фиваиду. В городе Фивы он мученически закончил свой жизненный путь. Православная Церковь, конечно, не забыла о том, как апостол Лука потрудился ради Господа и Бога Иисуса Христа. Она чтит память этого апостола 31 октября.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.