Принцип удовольствия

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Jean-Tarrou   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Принцип удовольствия ( )

Принцип удовольствия

В психоаналитической теории мы без сомнения принимаем положение, что ход психических процессов автоматически регулируется принципом удовольствия, т.е. мы считаем, что этот процесс каждый раз возбуждается напряжением, связанным с неудовольствием, и затем принимает такое направление, что его конечный результат совпадает с уменьшением этого напряжения - с избежанием неудовольствия или с порождением удовольствия.

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия

3 мая, 12:00

- Проходите, пожалуйста. Располагайтесь, - Джесси Хофт посторонился, пропуская пациента. Тот был выше его и шире в плечах, и Джесси незаметно увеличил дистанцию, избавляясь от ощущения, что над ним нависают.

Пациент держал руки в карманах льняных мятых брюк и располагаться не спешил.

- Как тут у вас, док! Мозгоправство - дело прибыльное, а?
- мужчина подмигнул ему и прошел к окну.
- Я всегда говорил: в этой стране половина населения - психи, вторая половина - их врачи. Любите рыбок?

- Рыбок?
- Джесси отметил про себя, что небрежный вид и походка вразвалочку как-то не вяжутся с военной выправкой.

- Ну да. Рыбок. На той картине - золотые рыбки, статуэтка на столе, аквариум, узор на шторах...
- мужчина всматривался в залитую полуденным солнцем улицу.

- Если хотите, можете их задернуть.

- Что?

- Мне показалось, вас беспокоит окно.

Пройдя в другой конец комнаты, мужчина уселся в кресло и со вздохом закинул ноги на журнальный столик: поношенные берцы на хрупком творении Ногучи смотрелись...дико.

- Мне жуть как интересно, док, за что народ отваливает штуку баксов за раз. Так что валяйте!

- Валять? – Джесси сел напротив.

- Ага. Ну там фокусы всякие. Типа - вас беспокоит окно? О боже! Как вы догадались?!
- мужчина неожиданно качнулся вперед и прощупал Джесси пристальным взглядом.
- Слушай, тебе хоть двадцать один есть? А то вдруг большой дядя начнет щас рассказывать, как у него встает на белых кроликов.

- Вы можете выбрать любую тему для разговора, Ричард.

- Рик, детка. На крайняк - Дик. Я ж, блин, не Львиное Сердце.

- Хорошо. Рик.

- Не обижайся, малыш. Просто мне сказали, что ты гений, я две недели ждал, когда же в плотном графике мистера Фрейда появится окно, все утро мыкался в гребаных пробках, а дверь мне открывает эдакая смесь Дориана Грея и продавца-консультанта из "Флауэр'с бокс".

- Вас смущает мой внешний вид?

- Твой внешний вид меня раззадоривает... У тебя родинка классная, вот тут, - Рик коснулся местечка возле рта, и Джесси перевел взгляд на его губы: полные, четко очерченные, очень... информативные, на них, пожалуй, стоило обращать большее внимание, чем на глаза.

- Мне кажется, Рик, ваше желание доминировать мешает вам открыться.

- О-фи-геть, - смех у Рика был неожиданно теплым.
- Вот так сразу? Окей. Давай поговорим о доминировании.

- Я...

- Готов поспорить на сотню баксов, что ты фанат контроля. Знаешь, как я понял?

- Рик, я лишь хотел указать вам на то, что, переступив порог моего кабинета, вы начали всячески демонстрировать свое превосходство. В частности, используя эти обращения...

- Какие обращения, детка?

- ... вы стремитесь вести в беседе, однако не готовы говорить о себе. Говорить о том, ради чего сюда пришли.

- Все я готов.

- И, тем не менее, пока что вы говорите только обо мне.

- Кто ж виноват, малыш, что ты оказался таким занятным. В частности, когда я сказал "малыш" у тебя уголок рта дернулся. Уголок твердого, сухого рта, любящего отдавать приказы.

- Вы снова говорите обо мне.

- Ты редкостный зануда. Хочешь знать, зачем я пришел? Хорошо. Вот тебе на выбор аж три варианта. Первый: каждое утро я бреюсь опасной бритвой и в какой-то момент подношу ее вот сюда, - Рик дернул пуговицу на манжете, открывая широкое запястье, - и думаю, смогу ли я отрезать себе кисть. Как тот чувак в "127 часов", смотрел?

Джесси покачал головой.

- Это происходит...

- Погоди ты. Вариант второй: мой экскалибур заржавел. Солнышко по утрам больше не встает, понимаешь?

- Не совсем...

- Ну, детка, шевели мозгами: лысый устроил забастовку, змейка не плюется ядом, маленький Рик сдох...

- У вас проблемы сексуального характера?

- Сплюнь. Вариант третий. Возвращаюсь я, значит, домой в аккурат в день благодарения и застаю на кухне не хилый такой тройничок: моя подружка жарит индейку, а мой друг жарит мою подружку. В любой другой день я бы камня на камне не оставил, а так поблагодарил их и адьос. Ну, что думаешь, док? Кто я: суицидник, импотент или рогоносец?

- Я думаю, вы человек, который настолько боится своей проблемы, что даже не пытается ее озвучить.

- А ты типа ничего не боишься?

- Мы снова говорим обо мне?

- А почему бы нет? Сколько еще у нас времени? Боги, у тебя здесь до фига всякой ерунды и ни одних часов!

- Время есть, я вам скажу, когда оно кончится.

Рик встретился с выжидательно-терпеливым взглядом Джесси и повертел головой словно в поисках темы для разговора.

- У тебя цветок сдох, ты в курсе?

- Он жив.

- Не хочу тебя расстраивать, но...по-моему, сдох.

- Корни живы. Я...отсутствовал, делал перерыв в практике.

- Почти полгода. Мне сказали. А че рыбка выжила? Или эту тварину ниче не возьмет?

- Секретарь кормила, а за цветком нужен особый уход, это Геликония, она очень капризная.

- Взял бы домой.

- Я забыл. Скажите, Рик...

- Это сложно - возвращаться после перерыва к тому, в чем был хорош.

- Перерыв был вынужденной мерой, я в порядке.

- Помню, еще в школе я стрельбой занимался, побеждал на соревнованиях, все дела, а потом мы на выходные погнали на Беар Пав Ски Боул, я неудачно навернулся с горы и сломал руку. Через два месяца вернулся к тренировкам, и тренер почти сразу потащил меня на чемпионат. Я ехал в автобусе, ребята орали гимн, а я все думал... С одной стороны, я знал, что я так же хорош, как раньше, а с другой - думал, вдруг во мне что-то поменялось за эти два месяца, вдруг перелом что-то изменил во мне, и я теперь другой.

- У меня нет сомнений в моем профессионализме. Рик... вы плохо спали?

- А?
- Рик прекратил тереть глаза.

- Выглядите уставшим.

- Да... мы, наверное, можем поговорить об этом.

- У вас бессонница?

- Нет, засыпаю я отлично, прихожу домой, включаю кулинарное шоу с Грегом Вэйлсом. Он тебе нравится?

- Он забавный.

- Ну вот я включаю забавного мистера Вэйлса и вырубаюсь почти сразу.

- В спальне?

- Кто ж ставит телек в спальне? В гостиной.

- Вы спите в гостиной?

- Да... да какая разница. Короче, вырубаюсь, а ночью просыпаюсь, и башка работает, словно включил меня кто.

- И что потом?

- Потом сигара и "The Balvenie" на три пальца, не бери в голову. Уф, - Рик дернул ворот, - у тебя жарко, как в Майами в сорок втором. Я рубашечку скину. Не смущайся, док, у меня там, кажись, майка была. Ага...

Джесси скользнул взглядом по мускулистой шее, загорелым рукам и закинул ногу на ногу.

- Они что-то означают?

- Татуировки? Они означают бурную молодость. Ты в порядке? Я... хочешь, оденусь?

- Все хорошо, Рик. Ночью вы просыпаетесь в одно и то же время?

- Не знаю. Неважно, сон-то разный каждый раз...

- Сон? Расскажите мне про сон.

- Еб ты. Он. Разный. Каждый. Раз. Ты глухой?!
- Рик облокотился на колени и провел ладонью по лицу.
- Прости, док... Как же... Просто...не хочу обсуждать идиотские сны. Я пришел не за этим.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.