Попаданец Митрич

Серия: Отважные попаданцы или туда-сюда в новогодние праздники [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Попаданец Митрич

Summary:

Оказия случилась по вине младшего правнука Саши. За минуту до наступления нового года поднес рюмку какой-то иностранной наливки. Мол испробуй, дедушка, и оцени буржуйскую фантазию. А Митрич, что? Он с малолетства рисковый был. С парнями и мужиками из соседней деревни кулаками знатно махался. На трактор первым сел - укротил рычащего железного коня. В великую отечественную подымался и шел с гранатой на немецкие танки. Не побоялся агитационной болтовни и женился на комсомольской активистке Матрене Степашиной. Из рюмки хлебнуть - страху нет. Опрокинул, крякнул, хлебной корочкой занюхал. И вдруг голова закружилась, в глазах зеленые ужи завертелись, пол под ногами дрогнул, и провалился Митрич в бездонную воронку.

Work Text:

Оказия случилась по вине младшего правнука Саши. За минуту до наступления нового года поднес рюмку какой-то иностранной наливки. Мол испробуй, дедушка, и оцени буржуйскую фантазию. А Митрич, что? Он с малолетства рисковый был. С парнями и мужиками из соседней деревни кулаками знатно махался. На трактор первым сел и укротил рычащего железного коня. В великую отечественную подымался и шел с гранатой на немецкие танки. Не побоялся агитационной болтовни и женился на комсомольской активистке Матрене Степашиной. Из рюмки хлебнуть - страху нет. Опрокинул, крякнул, хлебной корочкой занюхал. И вдруг голова закружилась, в глазах зеленые ужи завертелись, пол под ногами дрогнул, и провалился Митрич в бездонную воронку.

Прокатился по космическому желобу, шмякнулся на задницу и обмер. Как очнулся, сразу открыл глаза, чтобы оценить обстановку и немало подивился. Зимы как не бывало. Лежит, значит, он на цветущем лугу. Трава мягкая как перина, кругом диковинные цветы и кусты, птицы и сверчки взахлеб верещат, а небо словно опрокинутая чаша - далеко на горизонте опирается на землю. Где-то в стороне журчит ручей, заковыристо так выводит рулады.

— Ну, поганец, — выругался Митрич и не узнал свой голос. Уж больно он прозвучал противно, как будто лягушки басом квакали. — Удружил дедушке. Вот очухаюсь, сразу надеру уши.

Придерживаясь за поясницу, приподнялся. Годы-то у него солидные как-никак. Только ноги спружинили, и тело рванулось вверх с невиданной прыткостью.

— Ох, ты ж, мать-перемать! — удивился Митрич. — Забористая, однако, наливка. Разом лет пятьдесят скинул, не меньше.

Бодро попрыгал, плечи расправил и отправился утолять жажду. Вышел из высокой травы на открытое место и, открыв рот, застыл столбом. Идет навстречу незнакомец. С первого взгляда не поймешь кто: парень или девка. Длинный балахон и походка плавная, соблазняющая. Только больно тощий, совсем как модели в похабных журналах, которые покупали правнуки. Митрич, разглядывая фотографии, каждый раз плевался. Сплошные кости, и взяться не за что. А у этого грудь плоская, значит, все-таки, парень. Кожа лоснится, будто маслом намазана, браслеты с колокольчиками на руках и ногах, голова и тело ветками да цветами увиты, блестящие сиреневые волосы небрежно заколоты. Вот до чего современная мода дошла. Но самое ужасное - это уши. Длинные как у зайца, а кончики острые-преострые.

— Стричься надо! — не выдержал Митрич и высказал все, что думает. — Вон уши какие отрастил. В армию бы тебя, эмо! — иностранное слово он услышал по телевизору. Так называли бледных, сильно обросших молодых людей, рядящихся в обноски. И теперь регулярно использовал нго, клеймя нравы современной молодежи.

— Орк, орк в священной долине! Спаси меня, Керенис (Керенис, Рогатый Лорд - бог животного мира, Король Леса) ! — неожиданно вскричал тот и упал в обморок.

Митрич изумленно крякнул и покачал головой.

— Что за молодежь пошла? Чуть что сознания лишаются. Кто родину будет защищать? — закинул бесчувственное тело на плечо и зашагал дальше. — Эх, погибает Россия.

Выбрался на пыльную тропинку, она и привела его в рощу. Митрич шагнул и словно под водой оказался. Кругом тишина. Деревья какие-то незнакомые: стволы тонкие, листья круглые и серебристые как монеты, пахнут перечной мятой, а кроны сплетены так плотно, что неба не видно. Все в сумеречном свете. Добрался до ручья, уложил незнакомца на зеленоватый мох, наклонился над водой и выругался трехэтажным матом. Последний раз позволил себе такую несдержанность на войне, когда в полевом госпитале доктор вытаскивал осколки пули из ноги и вместо наркоза использовал спирт. Дал хлебнуть из фляги и начал оперировать. Сейчас повод был не менее серьезный. Митрич не верил своим глазам. Где борода, где остатки волос, зачесанные на лысину, где пиджак с медалями и орденами? Отражение показывало страшную зеленую рожу: голова была лысая, вся в буграх и бородавках, нос как расплющенная картофелина, из пасти торчали мощные желтоватые клыки, в толстых мясистых мочках ушей болтались бабские серьги и рыжие перья.

— Тьфу, опять эмо! — плюнул было Митрич, но тут его неприятно осенило. Он посмотрел на свои руки и узрел пудовые кулаки. Потом оглянулся на пятки и горестно застонал. Напоследок проверил детородное хозяйство и удивился богатырским размерам. Снова взглянул в ручей, потрогал языком клык и прищурил налитые кровью глаза. — Мало внучка порол, мало. Но никогда не поздно продолжить воспитание. Вот вернусь и достану ремень с заклепками, — пробормотал он и обернулся на слабый стон.

Незнакомец пришел в себя и с ужасом разглядывал его.

— Как тебя зовут-то, недоразумение? — доброжелательно поинтересовался Митрич.

— Я эльф Амаорон (Прекрасный цветок), — стуча зубами, ответил тот и зажмурился.

— Да, заковыристо, — задумчиво протянул Митрич. — Ну, будем знакомы, Амон. А я - Митрич.

— Теперь ты возьмешь меня силой, чудовище? — приподнявшись, спросил Амаорон и покорно раздвинул колени.

— Что? — грозно сказал Митрич. — Ты из этих, что ли? С эстрады? Из телевизора? То-то я смотрю, чудно одет и волосы как у бабы.

— Ох, ты сделаешь мне так больно, — простонал Амаорон и снова откинулся на мох. — Разорвешь мою крохотную дырочку своим гигантским орудием. Я родился под несчастливой звездой. Боги, за что?! — он задрал балахон, закрыл лицо руками и разрыдался.

— Вот ведь гадость какая! — Митрич сплюнул от накатившего омерзения. — И не стыдно тебе приставать к пожилому человеку? Да я давно уже на покое: агрегат на полшестого. И, вообще, всегда по девкам... — тут он замолчал и уставился промеж ног. Детородное хозяйство незаметно увеличилось до угрожающих размеров и рвалось из штанов наружу.

Амаорон призывно всхлипнул и прижал колени к груди. Митрич судорожно огляделся вокруг. Да неужто ни одной бабенки или девки поблизости нет? В кои-то веки стоит и как стоит, а он в лесу с пародией на мужика.

— Эх, была-не была! — решился он, спустил штаны и задвинул ноющий поршень в призывно раскрытую дырочку. — Все равно мне это мерещится.

Баловаться Митричу очень даже понравилось. Амаорон оказался горячим, ерзал под ним, громко стонал, полосовал спину длинными ногтями и томно причитал.

— Зверь! Монстр! Чудовище! — скороговоркой сообщал он и закидывал ноги Митричу на плечи. — Ой, смерть моя! Что ж ты делаешь? Ох, сильнее!

Митрич пыхтел и двигался со скоростью отбойного молотка. В крови горел огонь. Даже с продавщицей Дуськой из местного сельпо было не настолько обжигающе, как сейчас. Они побаловались еще пять раз, пока окончательно не обессилели. Тогда Амаорон потянулся к своей суме, достал хлеб, круг сыра и кувшин вина.

— Угощайся, Митрич, — ласково предложил он.

Митрич жадно накинулся на еду. Отломил краюху хлеба, сверху бросил шматок сыра и принялся жевать бутерброд.

— Мяса бы или колбасы на крайний случай, — сообщил он и отхлебнул из кувшина. — Разве можно этим насытиться?

— Неряха, — пожурил Амаорон, вытер капли вина с его груди и облизал пальцы.

Митрич смутился и прижал рукой дрогнувшее хозяйство.

Алфавит

Похожие книги

Отважные попаданцы или туда-сюда в новогодние праздники

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.