Ты моя надежда

Дайнеко Юлия Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ты моя надежда (Дайнеко Юлия)

Пролог

Этот неповторимый звук, единство с ветром и ощущение открытого пространства. Именно в этот момент я по-настоящему живу и чувствую. Адреналин заполняет все клетки моего тела до отказа. Я расслаблен и несусь вперед, уверенно обгоняя машины, которые остаются тусклыми точками в моих зеркалах заднего вида. Мой верный друг и спутник жизни - красный Харлей, везет меня в счастливое завтра. Больше нет смысла убиваться, ничего не вернешь.

Когда-то давно, такое чувство, что это было в прошлой жизни, мои родители были живы. Я старался только ради них. Учеба, хорошие оценки, поступление в колледж с перспективой устройства на работу по специальности. И в один день все рухнуло. Их не стало. Я не знал, как быть дальше. Пока не наткнулся на одну статью. Там так красиво описывалась езда на мотоцикле. Мне, особенно, запомнилась одна поговорка 'Два колеса возят душу'.

И я решился. Терять было уже нечего. Жизнь? А что она стоит? Если нет никого, кто может разделить ее с тобой. Именно поэтому сейчас я имею гораздо больше, чем другие. Хотя у меня нет одного, а вернее той одной единственной девушки, которую я смогу в дальнейшем назвать женой...

Что это? Где я? Огляделся по сторонам. Вокруг поле с высокой зеленой травой. Я же ехал по трассе. Как я оказался здесь? Вдалеке стоит кирпичный дом, а возле него играет мальчик с кудрявой шевелюрой. 'Это я', - догадался и побежал к нашему дому. Господи, как давно я здесь не был. А отец? Где он сейчас? И мама? Она, наверное, как всегда печет свои несравненные яблочные пироги. Мой рот моментально наполнился слюной. Кажется, я до сих пор могу ощутить их аромат и вкус.

- Милый, беги мыть руки, - раздался голос из дома.

Да, я был прав. Направился следом за мальчишкой. Стол застелен белой скатертью, кружки дымятся от горячего чая, а в центре стола большая тарелка с пирогом.

- Присаживайся и ешь, - пододвинула мне мама тарелку с одним куском.

- А где папа?
- спросил маленький я с набитым ртом.

- Маркус, сколько раз говорить, - закатывает она глаза к потолку.
- Сначала прожуй, а потом задавай вопросы.

Как странно, я их вижу и могу потрогать предметы, но они меня не замечают. Как будто я призрак.

- Так где папа?
- прерывает мои мысли парень.

- Он в кабинете, скоро подойдет, - села напротив меня мама.

- Я уже здесь. М, - потянул мужчина носом запах.
- Яблочный пирог, дорогая, ты нас совсем разбаловала, - потрепал он пацана по волосам, а жену поцеловал в губы.

Затем прошел в коридор со своим странным чемоданчиком. Я никогда не знал, что там у отца. Он это тщательно скрывал. Только однажды, когда я стал старше, папа сказал:

- Маркус, я не знаю, что будет завтра со мной или с мамой. Но если нас вдруг не станет, постарайся начать новую жизнь. Просто уезжай, как можно дальше и не оглядывайся. А если все же прошлое тебя настигнет, ты знаешь, где найти помощь.
-он дал мне листок с кодом от ячейки в хранилище.

- Что там, отец?
- посмотрел я на шесть цифр.

- Я не могу тебе сказать. Просто знай, если твоей жизни будет угрожать опасность, ты все нужное найдешь там.

И я исполнил его просьбу, как только они погибли при очень загадочных обстоятельствах, я уехал, так и не открыв ту ячейку. А сейчас я в нашем доме, но не могу понять, как здесь оказался? Неужели умер?

Резкая боль во всем теле. Это невыносимо. Я как будто сгораю изнутри. Хочется кричать, но я не могу. Как будто мой рот чем-то закрыт. Мне это жутко мешает. Затем картинка меняется и вместе с ней уходит боль. Я снова на трассе мчусь обгоняя ветер. Какая-то сумасшедшая вылетает на дорогу, но я успеваю нажать тормоз. Меня слегка заносит в бок, но никто не пострадал. Она срывается с мотоцикла и что-то кричит, но я уже ничего не слышу и не вижу. Одна картинка сменяет другую. Это Ламия, я вспомнил. Она оборотень. Как странно, меня эта мысль ни сколько не пугает. Затем этот взрыв огненных волос. Бешеный темперамент скрывает сильную боль. Майина. Я думал, что ненавижу эту высокомерную выскочку, а затем она попадает в лапы монстра. Я боюсь, понимая, что могу потерять свою любовь. Я не знаю что с ней и жива ли она вообще? Пока не встречаю Димитриса, еще одного ягуара. Я думал он мой соперник, но...

Алек - Люциан? Теперь меня перенесли в камеру, где к цепям прикована Ламия. Я с пистолетом в руках. Димитрис пытается отвлечь этого психа, а моя задача выбить его нож из руки. И мне это удается. Какое-то время они борются, но Алеку удается вырваться, и, обратившись, он прыгает на Ламию. Нет, я должен ее защитить.

Это жжение словно разрывает мое тело на части, голова вот-вот взорвется. Я ничего не вижу, одна сплошная темнота. Затем слепящий красный свет и снова тьма. Там так хорошо и спокойно. И снова боль. Кто меня так мучает?

Может это Алек издевается, растягивая свое больное удовольствие. Ламия, мне нельзя умирать. Димитриса не видно. Кто ее защитит от этого монстра?

Где-то вдалеке раздаются всхлипы.

- Не смей умирать! Я люблю тебя!

- Ламия...
- слышу я собственный хрип, а глаза режет от белого света.

- Слава богу, он очнулся, - какое-то шевеление рядом, тихие голоса.

Где я? Что со мной? Почему я не могу двигаться? Я чувствую, как мое тело снова начинает впадать в жар. Все кости словно ломает. Жуткая боль. Кровь проносится по венам в два раза быстрее. Руки покрываются шерстью. Я пытаюсь перевернуться на бок. Мне жутко неудобно.

Почему все затихли?

- Он...
- слышу испуганный голос в стороне.
- Он обращается, Ламия... Он оборотень!

- Ничего не понимаю...

Глава 1

Майина

От услышанного я перестала вырываться из хватки Димитриса и застыла на месте. Он до сих пор любит ее, до сих пор думает только о ней. Какая же я дура! Сердце прострелило жуткой болью от того, что я ошиблась. Как же больно! Почему это происходит со мной? Почему я полюбила его? Теперь он ягуар и моя защита ему ни к чему. Больше нас ничего не связывает.

Тело Маркуса покрывается черной шерстью. Он кричит от боли, а комнату наполняет звук треска его костей. Первый оборот всегда очень болезненный, но он справится. Теперь я знаю, что он жив и у него все будет хорошо, поэтому мне здесь делать больше нечего.

- Отпусти меня, - прошептала дрожащим голосом Димитрису, жадно глотая воздух.

- Майина...

- Не надо, - грубо прервала его.
- Просто отпусти.

Димитрис тут же расслабил хватку, а я, почувствовав свободу, обратилась и бросилась прочь из больницы. Не разбирая дороги, просто бежала вперед и молилась, чтобы боль утихла, чтобы чувства к Маркусу ушли и оставили меня в покое. Я никогда не ощущала подобного и всегда думала, что никогда не полюблю, никогда не доверюсь мужчине, но Маркус... Он привлек меня с первого взгляда и плотно засел в мыслях. Два месяца, что он находился в коме, стали моим личным адом. Если бы он погиб, скорее всего я бы отправилась за ним. Жизнь в мире, в котором нет его, была бы для меня пыткой, но теперь с ним все будет хорошо. Пусть он и не со мной, пусть любит другую, но он жив, а я сделаю все для того, чтобы он никогда не узнал о том, что в моей душе.

Мысли о Маркусе сменились жуткими воспоминаниями. Я старалась выжечь ими свою любовь, напомнить себе о том, какую боль могут причинить мужчины. Перед глазами встал отец, который по жестокости не отставал от своего альфы - Люциана, отца Ламии. Каждый день он приходил к нам с мамой. Он грубо насиловал ее, а меня избивал до бессознательного состояния. Так происходило вплоть до моего пятнадцатилетия, а дальше... Дальше отец продал меня Рею. Я помню нашу первую встречу, словно это было вчера.

- Она твоя, - прогремел голос отца, а меня толкнули в руки ненавистного ягуара, который тут же прижал меня к себе и жадно втянул носом воздух возле моей шеи. Этот мерзавец целый год преследовал меня и говорил, что скоро я стану его собственностью.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.