Страсти

Островой Сергей

Серия: Библиотека "Крокодила" [0]
Жанр: Поэзия  Поэзия    1987 год   Автор: Островой Сергей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Страсти (Островой Сергей)

Сергей Островой

СТРАСТИ

«Библиотека Крокодила» №7

Москва, Издательство ЦК КПСС «Правда» 1987

К читателю

Так кто же ты? Друг или недруг?

Тут нет середины ни в чём.

Тут либо дремучие недра,

А либо звезда над ручьём.

И стань ты хоть докою ушлым

Иль тем записным знатоком,

Но паче всего равнодушным

Не смей состоять. Ни при ком.

И вот ведь тут чудо какое:

Сейчас ли, а может, в былом,

Лишал ли тебя я покоя

При встрече с добром или злом?

Помог ли бесстрашью? И чести?

Был рядом во время годин?

И верил ли ты, что мы вместе?

Что ты на земле не один?

Ты мой. Хоть великий, хоть малый.

Ты мой. По бытью. По судьбе.

Каким тебя званьем ни жалуй,

А все не по росту тебе.

Так кто же ты? Друг или недруг?

Тут нет середины ни в чём.

Тут либо дремучие недра,

А либо звезда над ручьём...

Мелочь

А в мире нету мелочей.

Всё в счет идёт. Любая малость.

И недосказанность речей.

И пустяковенькая шалость.

И чванство плоского словца.

И запоздалая забота.

И выражение лица,

Когда тебя встречает кто-то.

Всё в счет идёт. Любой зазор.

Всё на свету. Любая мера.

И отведённый лживый взор.

И лживость мнимого барьера.

И опрометчивый приказ.

Жест, обозначенный для вида.

Непозволительный отказ.

И мимолётная обида.

Необязательность речей.

Неосмотрительная шалость.

...А в мире нету мелочей.

Всё в счёт идёт. Любая малость.

Лестница

Лестница, льстивая лестница

Всё мне твердит об одном:

— Я твоя добрая вестница,

Мы с тобой кверху идём.

Мне твои радости дороги.

Что тебя ждёт впереди?

Я тебе под ноги, под ноги,

Ты только кверху иди.

Ты только кверху. Без устали.

Помни на свете одно:

Разум ведёт тебя, чувство ли,

Всё перед ними равно.

Кверху! Всё в мире отмерено.

Кверху! Иди и владей.

Скоро ты будешь уверенно

Сверху глядеть на людей.

Я ведь такая счастливая.

Я ведь с душою. Любя...—

Льстивая лестница, льстивая,

Я ненавижу тебя.

Скольких сгубила ты попусту,

Судеб сломала людских.

Мне и не надо их попросту,

Шатких ступенек твоих.

Тенёта

И грудь на грудь. Глаза в глаза. Воочью.

А не удар из-за угла. И ночью.

И не слушок липучий. Заугольно.

А говори в глаза. Хоть будет больно.

Всё, что ты знаешь, прямо мне скажи.

Худая правда лучше всякой лжи.

А ты тайком плетёшь свои тенёта.

Всё норовишь ещё схватить кого-то.

Накликать горе. Опоясать злом.

А самому остаться за углом.

Ты нетопырь. Ты чёрная морока.

И всё-то ты ни близко, ни далёко.

Хоронишься в запечном тайнике

С намыленной удавкою в руке.

Ты оборотень. Всё в тебе фальшиво.

А людям улыбаешься красиво.

Желаешь им здоровья. И добра.

Спешишь сказать: — Ни пуха ни пера!

А сам в ночи плетёшь свои тенёта,

Чтобы тайком ещё схватить кого-то.

Страсти

Войду в твои ворота я

И слышу за версту,

Как сплетня большеротая

Кричит:

— Ату! Ату!

Зайдясь от гнева шалого,

Как спущенный с цепи,

Большой молотит малого:

— Терпи, — кричит, — терпи!

Мне пуще ненавистного

Тот пухлый каравай,

Что жрёт бездельник истово:

— Давай, — кричит, — давай!

Готовясь к бою важному,

Я слышал, ей-же-ей,

Как трус кричит отважному:

— Смелей давай, смелей!

И для покоя вящего

Кричит в крутые дни

Лентяй на работящего:

— Гони давай, гони!

Страстей цветное крошево

Кипит в людском котле...

И все-таки хорошего

Пребольше на земле!

Kлоун

Утром акробата хоронили.

На поминках пили. Ели лук.

И остался ночью на могиле

Рыжий клоун. Неразменный друг.

Он ещё не стёр свои румяна.

Мял в руках потёртый шапокляк.

Старый донкихот из балагана.

Пёстрый, размалёванный добряк.

Скоро жизнь пройдёт, а вспомнить нечем.

Ни жены. Ни славы. Ни утех.

Но ведь это счастье — каждый вечер

Выпускать на волю чей-то смех.

Не зверей из клеток. Белых. Бурых.

А счастливый смех. До слёз. До дна.

Чтобы никаких дорожек хмурых

Не вела морщинка ни одна.

Чтобы смех — лихой солдат успеха —

Отводил бы души от забот.

Говорят, одна минута смеха

Удлиняет жизнь на целый год.

Если все собрать минуты эти

В длинный-длинный клоунский мешок,

Жил бы клоун дольше всех на свете,

Жизнь не разменяв ни на вершок.

Громко бьётся клоунское сердце,

Будто он ступает по горе.

Алфавит

Похожие книги

Библиотека "Крокодила"

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.