Дроу, который выжил

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Будь проклята Ллос и отродья ее!

Ненавижу эту богиню.

Ненавижу жриц ее.

Впрочем... я всех ненавижу. Это чувство вело меня все триста сорок лет моей жизни и ведет сейчас. В посмертии.

А ведь я был так близок! Я мог сокрушить культ Паучихи в Ирреношеттане, мог занять то место, которое было предопределено мне. Предопределено моей силой, моей хитростью, моим разумом и моими стараниями. Триста лет я работал над своим планом. Триста лет я плел паутину, равной которой не было, плел паутину, которой позавидовала бы сама Ллос. И что в результате?

Хотя не все так плохо. Если бы меня сумели донести до алтаря... или если бы они сумели провести ритуальную казнь священными пауками... о, да, у них было множество способов отправить мою душу к этой мерзкой богине. Но я вырвался. И сейчас есть только я. Я и великое Ничто вокруг. И возможность воплотиться вновь, воплотиться со всем моим опытом и магической силой, чтобы продолжить свое дело. В новом месте, в новом времени, но я достигну того, чего всегда хотел.

Я сокрушу всех, кто встанет у меня на пути, и вознесусь к вершине! Все вокруг будут поклоняться не Матроне, а великолепному мне! И больше никто не посмеет ударить меня хлыстом!

Ударить... именно с этого все и началось. Жрицы с детства воспитывают в самцах покорность своими змееголовыми плетками. Я не был исключением. Но во мне боль порождала не страх, а ненависть. Ненависть и ярость. Я таился, я изображал покорность, но ненависть моя становилась все больше. Пика она достигла, когда я стал совершеннолетним. Многие, с кем я разговаривал, утверждали, что секс позволяет примириться с побоями. Сплетаясь вместе, боль и наслаждение порождают дьявольский коктейль, позволяющий переносить выходки самок.

Для меня все было по-другому. Ощущая женскую плоть, я всегда хотел повелевать. Хотел не униженно терпеть боль, а покорить самку, в которой находился. Заставить ее кричать, умолять меня о милости... но это были лишь мечты.

Жрицы правили всегда. И это заставляло меня ненавидеть их. Их и покровительницу моего народа. Народа иллитири.

Дроу.

Я был умен. Я был хитер. Я знал, что стоит мне возмутиться, как меня понесут на алтарь и вся моя магия не поможет против сил, которыми Ллос щедро одаривала своих подопечных. А потому я затаился.

Я сумел пробиться в Магик. Магов били реже, наш статус был выше. Среди самцов. Учился старательно. Выискивал тайные манускрипты, тайные знания. Знания, которые могли бы мне помочь освободиться из-под пяты жриц. Знания, которые позволили бы повелевать самками.

Нашел я очень немногое. Хоть среди магов и было достаточно тех, кто хотел бы встать вровень со жрицами, но хватало и ничтожеств, готовых сдать запретные знания и их носителей ради чуть более высокого положения, чем они заслуживали. Кое-что я тогда получил. Немного, но лучше, чем ничего. Гораздо большего я добился позднее, когда пошел добровольцем против иллитири-отступников. Вот у кого были действительно стоящие знания! Хорошо, что в том рейде живых жриц не осталось. Отравленный кинжал, арбалет и несколько лет тренировок с воинами сделали свое дело - из восьми жриц Арах-Тилинита не выжил никто. И Ллос не узнала ничего - та область была посвящена другим сущностям, так что видела богиня лишь то, что видели жрицы. По официальной версии круг жриц был уничтожен предателем-отступником. А его труп предоставил лично лидер наших воинов. Напыщенное ничтожество было радо подняться, а состоявшие в отряде маги либо ничего не знали, либо, как и я, считали допрос у жриц неуместным. Самым веселым было то, что 'отступник' не смог опровергнуть официальную версию. Редкое заклятье из раздела запретных изувечило его душу настолько, что допросить воина оказалось невозможным. А заклятье я заранее наложил на его наруч, так что теперь все выглядело как способ обезопасить ассасина от допроса.

Нужно ли говорить, что Дом 'предателя' утратил благословение Ллос?

А мы получили множество оч-чень полезных знаний.

Например, способы дозваться до сущностей, не очень любивших Паучиху. И готовых дать нам силу за кровавые жертвы. Так родился Круг Тайного Свитка, у которого было не только желание достичь могущества в Подземье, но и кое-какие возможности в этом плане. Поначалу Круг таился. И все же, некоторые из нас попались. Они лишились посмертия. Выдавать свои тайны жрицам мы не собирались. Со временем я стал первым магом круга. Хотя случилось это... скажем так, уже после того рейда на иллитидов. Который официально завершился захватом большого количества рабов и отступлением Роя, а неофициально - великолепным жертвоприношением. Тогда Мозг Роя переродился в качестве Посланика Фаррорга, а сам Фаррорг обрел божественный статус. Мы тоже тогда не остались внакладе. Жрецами мы не стали, нет. Это было бы слишком опасно. Но каждый из нас обрел силы примерно десятерых иллитидов. Этого было недостаточно, чтобы скрыть печать враждебного Ллос божества, но те из нас, кто был там, получили возможность врать в глаза жрицам.

Сама Ллос не могла почуять нашу ложь!

За рейд нас не хвалили - слишком велики были потери. Жрицы погибли все (после этого мне пришлось хорошенько спрятать любимый кинжал - он стал слишком могущественным ритуальным артефактом), из магов погибли тоже многие. Все, кто не согласился присягнуть магам Круга на верность. Воинов удалось обмануть, но их мы пустили перед собой, так что естественные потери были немалыми.

Тем не менее, после этого инцидента маги Круга начали набирать влияние. Я получил ректорское место в Магике. Продержался там тридцать лет - в отличие от большинства моих предшественников, я не боялся передавать разрешенные знания молодым дроу.

Все равно я знаю больше.

Ушел я из Магика сам. Удачно пропихнув на этот пост молодого и талантливого мага моего Дома. Моего ученика. Одного из магов... тогда уже не Круга. Ордена. Мы решили переименовать свою организацию, когда количество воинов в наших рядах стало слишком большим. Первым из них стал мой брат, пятый принц Дома Р'ейттес, Саррид. Он был вторым Мастером Клинков нашего Дома и мечтал о большем величии. Обещать ему голову первого принца Дома... лично мне ничего не стоило. Тем более что этот ублюдок свой титул первого Мастера сохранял в основном за счет постельных услуг, оказываемых принятой в Дом жрице. Но это было делом будущего. Пока же... впрочем, Саррид с самого начала показал себя великолепно. Пара моих артефактов, его собственный гамбит, и вот он уже второе лицо в Мили-Магтире.

Матрона была довольна.

Ллос тоже. Особенно когда вербуемые нами ученики сумели поднять Дом на несколько позиций. Хотя не стоит недооценивать Матрону. Она показала себя великолепной интриганкой. Мы были на пятнадцатом месте, хотя могли бы поспорить и с Одиннадцатым домом Ирреношеттана. Но... пусть и не без моих подсказок, но Матрона пришла к выводу, что нападать не стоит. Нет, мы поступили по-другому. Наши агенты в других домах донесли до Матрон 'очень важные сведения'. После этого... буквально несколько провокаций и на нас поочередно напало четыре Дома. Нужно ли говорить, что нападения были безуспешны? И что доказательства нападений были предоставлены в Первый Дом? После этого мы поднялись до одиннадцатого места в иерархии города. И при этом наши потери были минимальны. И более чем восполнены за счет дроу поверженных Домов.

После того, как, увидев наше возвышение, два Дома первой десятки объединились с целью уничтожить Р'ейттес, мы стали Девятым Домом.

Матрона была довольна.

Она была довольна настолько, что прислушалась к моим словам. И малость поумерила фанатичный пыл своих дочерей и пришлых жриц. Гораздо выгоднее иметь четырнадцать не очень сильных жриц, чем четырнадцать Матрон, которые разорят Дом, отделяясь с частью воинов.

После этого мы затаились. Затаились ровно настолько, чтобы дать вырасти принятым в Дом детям. О да, просто выжидая, мы поднялись по силе до уровня Третьего Дома! А я сумел полностью усвоить полученные от Фаррорга дары.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.