Ностальгия

Юдичева Нина

Жанр: Семейный роман  Проза  Рассказ    2004 год   Автор: Юдичева Нина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ностальгия (Юдичева Нина)

Ностальгия

– Прости, родная! – жалобно протянул Иван. – Вытащи меня отсюда! Клянусь – это в последний раз! Чтобы я хоть раз ещё так сделал – никогда! Прости дурака, Клавочка!

– Гад ты, Ваня! – всхлипнула жена. – Все соки из меня уже высосал! Я вкалываю на двух работах, чернуху беру – и толку-то? Все деньги на тебя, сволочь такую, уходят!

– Клавочка, дорогая, поверь мне последний раз! – горячо просил муж. – Ну, не понимал я, что творю. С каждым может случиться!

– С тобой это случается в третий раз! – отрезала Клавдия и высморкалась в бумажный платок. – Мне уже перед людьми стыдно! Не муж, а посмешище какое-то!

– Я тут совсем пропаду без тебя! – запричитал Иван. – Ты ж совесть имей, Клава!

Ты мне о совести говорить будешь? – разозлилась женщина. – А где твоя совесть была, когда ты поперся домой?

– Так заскучал я, Клавдия! – опрадывался муж. – Мать с отцом повидать хотел, друзей и знакомых. Воздухом Родины подышать!

– Надышался? – с издёвкой спросила она.

– Надышался... – угрюмо отозвался Иван. – Клав, ну завязывай упрямиться! Вытащи меня к себе! Я буду работать, мебель новую купим, машину.

– С тобой купишь что-нибудь! – сварливо ответила она. – Столько денег угрохала, когда первый раз возвращала тебя назад! Что ты мне тогда говорил, а? Клялся, что язык выучишь, работать станешь. А сам? – Клавдия не выдержала и всхлипнула от обиды на мужа и свою незадачливую женскую судьбу. – Гад ты, Ваня!

– Верно, Клавочка, – миролюбиво согласился мужчина. Он знал, что слёзы жены – хороший признак – они делают её уступчивой и покладистой. – Так ведь каюсь во всех своих грехах! Вот увидишь, как приеду, работать пойду, на спиртное даже смотреть не буду. Эх, заживём мы с тобой, Клавдия!

– Не верю я тебе! – сквозь слёзы проговорила она. – Наслушалась уже твоих обещаний! Стыдоба от тебя одна! На такую работу тебя устроила в последний раз – коллектив хороший, зарплата приличная, да и напрягаться почти не надо: стриги себе кустики и щипчиками бумажки подбирай – никто не контролирует, как ты трудишься! А ты что? Полгода не выдержал и смылся домой. Нет уж – хватит с меня! – решительно произнесла жена. – Я тебе что звоню-то? На развод хочу подать.

– Да ты спятила, Клавка! Какой развод? – ошеломлённо отозвался Иван. – Ты белены объелась, что ли? Мы с тобой двадцать пять лет прожили! Детей нажили!

– У детей своя жизнь теперь. Они выросли и живут отдельно. В тебе не нуждаются!

– Ага, значит ненужный я вам стал? – с горечью протянул мужчина, почесал затылок в раздумье, потом осторожно спросил: –Может, у тебя завёлся кто, а, Клав? Так я приеду, рога ему пообломаю! Местный, что ль? Или из наших, русскоговорящих?

– Никого у меня нет! – строго ответила она. – Но и ты мне не нужен!

– Клав, ну родная моя! Ну я обещаю, что больше не уеду!

– Денег у меня нет тебя вызывать. Ты думаешь, в Германии с неба они сыпятся?

– Нет, не думаю...

– Всё, Ваня! На этом поставим точку. Переговоры мне в копеечку вылезут.

– Постой, не ложи трубку! – с отчаянием проговорил Иван. – Ну, что мне сделать, чтобы ты поверила, Клавочка? Я люблю тебя! Как же я без тебя проживу?

– А как ты жил эти полгода без меня?

– Мучился! Честное слово – мучился! Ещё в самолёте пожалел, что уезжаю. Так хотелось встать и вернуться, но трап уже убрали.

– Не заливай! – огрызнулась жена. – Слушать противно!

– Клава, если ты меня бросишь, я руки на себя наложу! – неожиданно произнёс муж. – Так и знай! Хочешь – бери грех на душу! Вот тебе моё слово!

В трубке повисла тишина. Вскоре Иван снова услышал всхлипывания жены.

– Клавочка, дорогая моя жёнушка! Заклинаю тебя – вытащи меня отсюда!

– Ладно, Иван... – обречённо ответила она. – В последний раз поверю тебе.

– Я люблю тебя, Клавушка! – радостно промолвил он. – Так соскучился!

***

Она встречала его в аэропорту вместе с подругой. У Натальи была машина, и она великодушно согласилась подбросить супругов домой. Они заметили его издалека. Сутулый, похудевший, виноватый. На висках появилась первая седина. Иван подошёл и крепко сжал жену в объятьях. Говорить не мог от волнения. Потом понемногу овладел собой, поздоровался с Натальей. Она приветливо ему улыбнулась, хотя всей душой не одобряла поступок подруги. Ну сколько можно верить этому отпетому бездельнику? Клавка уйму денег отдала адвокатам, чтобы вытянуть благоверного, не говоря уже о затратах на дорогу! Нет уж, лучше одной быть, чем с таким. Иван приподнял голову, заглянул жене в глаза, тепло улыбнулся. Она улыбнулась в ответ и ласково провела рукой по его виску. Вздохнула облегчённо. Вот он и дома, наконец-то.

– Скучал по тебе, родная... – прошептал мужчина. – Клавушка моя...

– Ладно, нежности дома! – усмехнувшись, проговорила Наталья. – Поедем! У меня ещё другие дела есть, кроме вас. Где твой багаж, Иван?

***

Год пролетел незаметно – оглянуться не успели. Клавдия могла бы сказать, что это был лучший год её жизни. Муж был заботлив, предупредителен, ласков. Когда она приходила с работы, её ждал горячий ужин, в квартире было прибрано.

Вначале Иван проучился три месяца на платных языковых курсах, а потом занялся поисками работы. Правда, поиски оказались тщетными. Везде ему отказывали. Жена просила знакомых помочь мужу с работой, но ничего не получалось. То ли люди не воспринимали его всерьёз, то ли, действительно, не было рабочих мест.

В последнее время Клавдия стала замечать, что муж снова прикладывается к бутылке и всё чаще вспоминает родные степи. И в глазах его появилась эта так хорошо ей знакомая безысходная тоска. Она с ужасом думала о том, что он снова сбежит, не выдержит эмигрантской жизни. Проклятая ностальгия крепко держала его за горло. Иван стал угрюм и молчалив, правда, не звал теперь жену назад, как раньше – знал, что бесполезно. В нём словно что-то надломилось, исчезла напрочь воля к жизни, умение радоваться и любить. Клавдия пробовала разговорить его, изо всех сил старалась отвлечь от мрачных мыслей. Даже договорилась с психотерапевтом, но Иван лишь окинул её задумчивым взглядом и отказался идти к нему. Дети тоже были не в силах расшевелить отца, да они особо и не пытались, поглощённые собственными заботами.

В этот вечер Клавдия вернулась позже. Она позвонила в дверь, но ей никто не открывал. Сердце тревожно забилось. Где Иван? В это время он всегда дома. Собственно, он вообще никуда не выходит. Она торопливо достала из сумки ключи, вошла в квартиру и сразу почувствовала одиночество. Оно было таким материально-ощутимым, словно имело запах, цвет, вкус. Клавдия щёлкнула выключателем. Куртка Ивана висела на месте. У неё отлегло от сердца. Спит, наверное. Она сняла пальто, разулась. Вошла в гостиную и едва не лишилась чувств. Иван навзничь лежал на полу, широко раскинув руки, словно хотел объять необъятное. С криком ужаса она бросилась к нему и опустилась на колени. Застывший взгляд его голубых глаз выражал отчаянную муку. С минуту Клавдия смотрела на него, оцепенев от свалившегося на неё горя, потом уронила голову ему на грудь и разразилась безудержными рыданиями. Она корила себя в его смерти, проклинала тот день, когда позвала мужа в чужую страну. Нельзя ему было уезжать. Он словно дерево, вросшее всеми корнями в родную землю, а она вырвала его, пыталась пересадить. Наконец, она опомнилась, позвонила подруге и рассказала ей, что случилось.

– От чего он умер? – потрясённо спросила Наталья. – Ведь ему пятидесяти нет!

– От ностальгии... – срывающимся от отчаяния голосом ответила Клавдия и тихо заплакала, ощущая невыносимый груз вины. – Он умер от ностальгии...

29.01.2004

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.