19 января. Крещение Господнее. Богоявление.

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья. Беседы о православных праздниках. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Конечно, в семье чтят православные праздники – и двунадесятые, и великие, и дни памяти святых… И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов. В честь какого события Священной Истории установлен тот или иной праздник? Что мы приобретаем, когда празднуем его? И так далее…

Папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно. А иной раз об одном и том же празднике происходит несколько бесед – и такое бывает.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

19 января. Крещение Господне. Богоявление.

Однажды Богдан обратился к папе:

- Пап, я тут кое-что не понимаю.

- По геометрии? – спросил папа. – Опять задачу решить не можешь?

У Богдана были трудности с этим школьным предметом.

- Нет, - ответил Богдан. – Я тут читал «Первое послание апостола Петра». Мне вот что не понятно…

Богдан открыл Библию, нашел нужное место.

- «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его, - начал Богдан. – Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его... Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1 Петр. 2, 22-24).

- Тебе не понятна последняя фраза? – спросил папа. – Здесь апостол Петр напоминает, что сбылось пророчество Исайи. В 53 главе пророк Исайя говорит о будущих страданиях Мессии, Спасителя мира. И есть там такие слова: «Нет в Нем ни вида, ни величия; мы видели Его, и не было в Нем вида, который бы привлекал бы нас к Нему… Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира было на Нем и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53, 2-5). Все так и было, сынок – большинство иудеев не узнали в Иисусе Христе Того, Кого они сами ждали. В Нем ведь действительно не было величия, как скажем, в земных царях, а люди ведь так падки на внешнее! И иудеи действительно думали, что убивая Христа, делают Богоугодное дело. А на самом деле он понес грехи наши и мы исцелились чрез Его крест – то есть его страданиями. Все сбылось, и Петр не устает говорить об этом.

- Я именно это и хотел уточнить, - сказал Богдан. – Вот смотри – Христос ведь не сотворил греха (1 Петр. 2, 22)?

- Не сотворил, - согласился папа.

- Как же мог вознести на Свой крест наши грехи Тот, у Кого и Своих-то грехов не было?! – воскликнул Богдан. – Когда к Христу… - он замялся, подыскивая слово, - ну… прилипли, что ли, наши грехи?

- Вот что тебя волнует, - сказал папа. – Я когда-то - то ли читал, то ли слышал объяснение, которое мне очень понравилось. Подробности я забыл – много лет прошло – но суть попытаюсь тебе передать. Скажи, сынок, сколько Евангелистов писали о детстве Иисуса Христа?

- Два, - ответил Богдан, немного подумав. – Матфей и Лука.

- А о Преображении Господнем?

- М… - Богдан замялся. – Кажется – три!

- Да, именно три, - сказал папа. – Матфей, Марк и Лука. А о воскрешении Лазаря, который пролежал в гробу несколько дней, сколько евангелистов упоминают?

- Только Иоанн, - ответил Богдан. – Другие евангелисты, наверное, не сочли этот случай таким уж важным – ведь Господь и без того сделал множество чудес.

- Правильно, - сказал папа. – Зато все без исключения евангелисты пишут о страданиях Господа, Его крестной смерти, и о Его воскресении из мертвых. И не удивительно – ведь это очень, очень важно. Но есть еще одно событие, о котором пишут все евангелисты. Это – крещение Господне в Иордане.

- Да, все писали! – согласился Богдан.

- И ведь действительно, в этот день совершилось многое, и такое великое! – сказал папа. – Тут и Христос подал пример всем нам, показывая, что крещение необходимо, и тот, кто крестится, исполняет правду (Мф. 3, 15). Тут и Иоанн указал на Иисуса Христа как на Мессию, на Агнца Божьего, Который берет на Себя грехи мира (Ин. 1, 29). Да и Богоявлением этот праздник назван ведь не зря! Явился людям Бог, более того – Свою Троичность открыл! Ведь был Сын Божий, принявший на Себя образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став, как человек (Флп. 2, 7); был Дух Святой, сходивший как голубь и ниспускался на Христа (Мф. 3, 16); был и глас от Отца, который сказал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3, 17).

- «Ибо три свидетельствует на небе: Отец, Слово и Святой Дух; и Сии три суть едино» (1 Ин. 5, 7) - сказал Богдан, который знал эти слова апостола Иоанна и любил их повторять.

- Да, - согласился папа. – Но в тот раз случилось и еще кое что. Представь себе – в Иордан один за другим входят люди, каются, и река непостижимым образом смывает их грехи. А потом в эту реку, несущую в себе всю тяжесть наших грехов, входит чистый, безгрешный Иисус. Он не имел нужды в покаянии, и потому оказался единственным, Кто вышел из воды не очистившийся от грехов, а отягощенный грехами, только не своими, а нашими! Мне кажется, что именно тогда Агнец Божий взвалил на свои плечи грехи мира!

- Пап, я все равно не все понимаю, - сказал Богдан. – Ну, те люди, которые крестились у Иоанна – это понятно. Они как-то оставили в воде свои грехи, а Господь каким-то образом их на Себя взял. Но мы-то живем после этого события! Для нас оно – что? Ничего не значит?

- Мы живем после этого события, - кивнул папа. – Вот только Бог живет вне времени. Вот смотри – в наших Храмах, над Царскими вратами, откуда выходит священник, неся чашу со Святым причастием, часто помещают икону Тайной Вечери. Там изображены апостолы, которые присутствуют на первой Литургии во вселенной. А почему в Храмах именно эта икона, сынок? А потому, что мы верим – мы тоже участвуем в той же самой Тайной Вечери! Господь живет в вечности, и поэтому на каждой литургии, в каждом православном Храме мира происходит прорыв во времени и в пространстве! Это мистерия, таинство, сынок! Господь не только апостолам протягивает Чашу со Своим Телом и Кровью, Он и нам дает ту самую Чашу!

- То есть – литургия всего одна?! – спросил, пораженно, Богдан.

- Для людей, для человеческой истории – нет, - ответил папа. – Нам кажется, что совершается множество литургий во многих Храмах мира. Но мистически, для вечности – да, одна!

Папа посмотрел на сына.

Тот молчал – услышанное требовало осознания.

- А теперь я кое-что скажу тебе о воде, - сказал папа. – Есть такая штука – круговорот воды в природе.

- Да, я знаю! – сказал Богдан. – Это когда идет дождь, а потом вода становится паром и опять поднимается к облакам…

- Да, - папа жестом остановил сына. – Были ученые, которые писали об этом круговороте. Они утверждали, что молекулы воды на земле так перемешаны, что в каждой чашке кофе, которое мы пьем по утрам, есть хотя бы одна молекула воды, которая в тот великий день касалась Тела Христа, когда Он заходил в Иордан!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.