Иной жизни для себя не представляю! Книга вторая

Воронецкий Александр Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ИНОЙ ЖИЗНИ ДЛЯ СЕБЯ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ!

Книга вторая.

ОПАСНЫЙ МАРШРУТ.

Введение.

Не знаю, не знаю. Для других может и кайф, а для меня два месяца в

городе – это как последние дни дембелем в армии, когда в думах ты от нее

уже далеко, а близкая свобода манит и пьянит почище хорошего коньяка. В

общем, сплошные переживания. Но куда денешься? Отчет по заданию

написать был обязан, как один из исполнителей. А его закончили -

«предложили» поучаствовать в проектировании, теперь работ на

наступающий полевой сезон. Причем «предложили» так, что не откажешь,

даже если сидеть над бумажками не то что надоело, а уже осточертело. И не

одному мне, а еще десятке человек, включая, кроме геологов и геофизиков,

основных рабочих лошадок, и главного геолога партии, и парочку

машинисток. Но у большинства квартиры в городе! Дети! Родственники!

Знакомые! А я один, в командировке, в общаге, и без жены! Можно сказать –

в одиночестве среди кирпичных коробок, сплошного асфальта, толкотни на

улицах, избытка машин и достижений цивилизации. И это после уже

отведанной вольной жизни в почти дикой природе, когда частенько с ней

один на один, а до ближайшего поселка с полсотни километров и больше!

Заканчивали проект из последних сил - зверствовала комиссия,

прилетевшая из Москвы его проверять и утверждать. Чего только не нашла!

Мы, оказывается, месторождения ищем не так и не там, где нужно, объемы

работ планируем не те, что требуются. Каждый день вначале лекция, с

демонстрацией нашей ущербности, а после ее - бумажки править и

пересчитывать, до победного конца, то-есть, часов до девяти вечера!

Теперь все: проект подписан, мы отстрелялись! Первый за все время

свободный вечер! Документы сдали в спецчасть, и семь человек сразу

разбежались по домам. А мне и Виталию, Игорь Георгиевич, главный геолог,

предложил:

«Пройдемся? Свежим воздухом подышим! Что бы дурь, которую от

москвичей пришлось выслушать, из головы вылетела!» - и немедля с улыбкой

осенил себя крестным знаменем неизвестного вида - начал его не со лба, а с

плеча, - «Спасибо, господи, что охранил от нехристей московских!»

Я ответил смешком, по поводу благодарности всевысшему от

законченного атеиста. А предложение поддержал: головой кивнул. Потому

1

что меньше придется сидеть в общаге одному. А Виталий, геофизик,

прогулку посчитал недостаточной:

«Прошвырнемся. Только без бутылки не обойтись. Сейчас купим, и у

меня дома стресс снимем», - идея так всем понравилась, что разом, как по

команде, под светом фонарей мы прибавили шаг в сторону ближайшего

гастронома.

«Хорошо-то как!» - первый раз за два месяца Игорь Георгиевич заметил

красоту звездного неба, ощутил прохладный весенний воздух. Который с

шумом вдохнул, … и выдал совсем невероятное:

«Сейчас бы бормотушки грамм двести! И что б из горла!»

Я и Виталий синхронно тормознули, и в полном смысле офонарели.

Это ж до чего классного геолога, знающего намного больше любого из

членов московской комиссии, довели замечаниями, на которые можно

уверенно крутить пальцем у виска, как на глупость несусветную! Он же

всегда считал бормотуху отравой и никогда не пил из принципа! А сейчас

решился на дегустацию, причем из «горла», хотя, как человек

интеллигентный не позволял такого даже с вином сухим, водкой или

коньяком!

Я и Виталий пришли в себя, переглянулись, и… с озабоченным видом –

не дай бог возможность упустить - полезли в карманы, за остатками

имевшейся у каждого наличности. Потому что момент был долгожданный, и

подловить главного геолога на столь безответственном заявлении, жаждал

любой из его друзей и товарищей.

«По трешке?» - высчитал Виталий, и выхватил из моих рук эту самую

трешку, присоединил к своей. А освободившуюся руку протянул к Игорю

Георгиевичу и пошевелил пальчиками: давай мол, гони монету, на бормотуху.

К нашему удивлению, тот безропотно раскошелился.

Через минуту мы стояли у входа в гастроном.

«Ты – хлеб, я – вино, Игорь Георгиевич – закуску. Разбежались!» -

распределил Виталий обязанности.

Когда он и я с покупками закончили, страждущий вкусить бормотухи

только-только добрался до продавщицы:

«Сто пятьдесят грамм колбасы, разрежьте на три кусочка» - попросил

деликатно.

Женщина на него с интересом глянула – обычно просят разрезать

тоненько-тоненько, но просьбу исполнила.

«Добавьте, пожалуйста, три яйца». Теперь продавщица с удивлением

поинтересовалась:

«Почему три? Яйца всегда берут десятками!»

« А мне три. По одному на брата».

«На какого брата?» - не поняла продавщица и удивилась еще больше, а

очередь зашевелилась, мужики в ней заулыбались.

«А на нас троих!» - Игорь Георгиевич показал рукой на меня и

Виталия.

2

«Такие мужчины - и яичницу по одному яйцу? Денег у вас нет, что

ли?» - хозяйка прилавка покачала в сомнении головой. Игорь Георгиевич

замешкался, не зная как ответить, но мужик из очереди его выручил:

«Им твоя яичница по барабану! Ребята закусь покупают, похмелиться

им требуется! А ты время тянешь!» Продавщица глянула на этого мужика,

потом обвела нашу троицу презрительным взглядом, и процедила сквозь

зубы:

«На вид вроде бы мужчины интересные, а вот подишь ты – алкаши

законченные, раз в подворотню с бутылкой тянет!» - и под смех очереди

выдала покупателю три яйца, смутив Игоря Георгиевича окончательно.

Гастроном мы обошли, и с тыльной его стороны, под сенью какого-то

дерева огнетушитель из «горла» осушили, по очереди, предоставив главному

геологу право быть первым. А когда закусывали яйцами и колбаской, Игорь

Георгиевич, под действием любимого алкашами напитка проболтался:

« Город вам надоел, сами говорили. Вот в отряде и отдохнете, за двести

километров от партии. Юра скоро один останется», - знал, что жена у меня

уезжает к родителям, чтобы летом наградить первым ребенком, - «его

посылаю подальше от соблазнов. А тебе», - повернулся к Виталию, -

«придется гравику организовывать, больше некому».

Представив, какая у меня будет свободная и полная приключений

жизнь за двести километров от партии и других населенных пунктов, я - так и

обрадовался, и как прибабаханый геолог-романтик, а и как обожатель охоты и

сопутствующих ей мероприятий по дегустации добытого. Виталий же,

охотник тоже, Игорю Георгиевичу напомнил:

«Только без жены. За двести км от больницы, с детьми ей в отряде

делать нечего».

В приподнятом бормотухой настроении, мы не торопясь пошагали

дальше. Конечно не подозревая, что всего минуту назад, вместе с отрядом,

определилось и наше с Виталием участие в криминальной истории,

придумать которую почти невозможно, даже при хорошо развитом

воображении.

Часть первая.

Из города смылись при первой возможности. В этот же день, когда мы

тряслись в плацкартном вагоне поезда, мой друг и товарищ Леонид

Дмитрович, назначенный начальником отряда, из партии на трех бортовых

повез рабочих, разобранные домики и палатки, ставить их рядом с

выбранным на карте родником. Мне же оставил записку с поручением: когда

бортовые вернутся, с одной из них в отряд подвести доски, рейки, брус, и –

самое главное – все необходимое для кухни, в том числе и повариху.

Машину загрузили под завязку, до уровня бортов. А сверху четыре

гаврика расстелили спальники, что бы на них лежать, когда двести

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.