Книга листьев

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

КНИГА ЛИСТЬЕВ

20 февраля.

Чертова жизнь, ненавижу ее. Я, наверное, просто трус, иначе давно бы пошел и утопился. Причем, вот что интересно, люди загибаются от проблем, от неприятностей, денег нет, карьера не удалась, жена ушла. А у меня все в порядке и с деньгами, и с карьерой. Жены вот, правда, нет, да она мне без надобности. Я загибаюсь от бесперспективности. Ну да, платят мне прилично за мои консультации, шоу-бизнес все-таки, да и работа мне нравится, но я, видно, во всех отношениях ненормальный мужчина, меня мало интересует то, что принято называть жизненным успехом. Точнее, вообще не интересует.

Личная жизнь? Ну, кое-какая, убогонькая, да есть. С моей внешностью, правда, не очень-то разбежишься, вот если бы мне нравились девушки... Но они мне не нравятся, а я им иногда очень даже. Но что со мной не делай, я выгляжу занудным ботаником. Поэтому те мужчины, которые нравятся мне, на меня не смотрят. Даже если каким-то чудом они оказались той же ориентации, что и я. Они ищут что-то более эффектное. И правы. Это бред, что все гомосексуалисты одеваются в женское и говорят тоненькими голосами, я видел в барах таких кадров, что любой гетеросексуал пошел бы за ними, как на веревочке, глотая слюни. Вот, например, Ральф. Только куда мне до него. Так что с крепкой привязанностью тоже обломись.

Что я, собственно, так распсиховался?

А все очень просто: как девчонка, из-за парня. Я увидел его сегодня у нас на студии, в баре. Мы сидели с Марком, обсуждали тот кусок сценария, где героиня находит проклятую Книгу, и он хотел сделать так, чтобы выпендриться, а я так, чтобы хоть отдаленно было похоже на правду. Ну, и чтобы выпендриться, тоже. Так вот, он вошел и сел за соседний столик. Черт, я никогда таких не видел. Высокий, хорошо, ладно сложен, волосы вьются до плеч, черные, как смола, а глаза ярко-голубые, просто светятся, загорелый, и лицо такое, что можно сойти с ума. Из тех лиц, которые нравятся всем. Прямой нос, высокие скулы, прямые темные брови, их еще называют “крылатые”, и рот, который мог бы быть и мужским, и женским, красиво вырезанный, нижняя губы чуть оттопырена, что придавало ему такой надменный вид. И длинные черные загнутые ресницы. И подбородок, как у молодого Аполлона. Выглядел он лет на двадцать пять, хотя я думаю, что ему больше. Лет тридцать. Он меня точно старше. Но на него все оглянулись. Даже те, кто уже давно считают себя звездами и ни на кого не оглядываются. Он сел и спросил чашку кофе. Почему я не официантка? Никогда не хотел быть женщиной.

Ну вот, распустил слюни. Да у него, небось, баб, как грязи. А если он когда и спал с мужиком, то только под большим кайфом. Небось, актер. Звезду из него делать будут. Ненавижу их всех, гонору в них до черта. Я все сразу понял, как только переспал с Клифом, а он мне потом сказал, что мне повезло. Дерьма не оберешься. И все же, как жаль, что он даже не взглянул в мою сторону. Интересно, чтоб я почувствовал, когда эти два сверкающих прожектора уставились на меня. Наверное, тут же и кончил бы. Какой я невезучий, ничего никогда у меня не будет, кроме этих дурацких книжек да баров по субботам. Ну, еще рун. Кстати мне выпал Перт. И Дагаз. Что бы это значило, какие такие неприятности. Уже хорошо, что не Айса. Завязнуть можно в этом болоте.

22 февраля.

Интимный дневник молодой женщины, вот что я завел. Как ни странно, становится легче. Это мне Рози посоветовала. Сестра моя. Говорит: Стив, станет совсем худо, пиши. Бедная моя Рози. И третий тоже оказался подонком. Она мне уже сказала, что хоть ребенка завести, одна воспитает, но никаких детей у нее не выходит. Я хоть и не рассчитываю ни на что. Надо уже завязывать с этими шатаниями. Надо было жить с Леном, как он предлагал. Хороший мужик, но меня от него тошнит. Одного раза хватило, спасибо. Так и сдохну один. И никаких приключений.

Опять сегодня видел этого невозможного красавчика. Он трепался с Ником, причем трепался так, как будто они хорошо и давно знакомы. Что-то непохоже, что он здесь работать собирается. Может, он просто чей-то любовник. Клэр? Она любит красивых. Это Джесси думает, что мужчина должен быть чуть-чуть страшнее черта, поэтому от ее любовников всегда хочется спрятаться. Вообще, как поработаешь на большой студии в кинематографическом городе у океана, все эти звезды становятся просто родными. Так вот, он трепался с Ником, а я проходил мимо, и он на меня взглянул. Как кипятком ошпарил. Хотя в виду ничего не имел. А жаль.

25 февраля.

Вообще-то это уже становится интересным. Я, конечно, понимаю, что интереса тут два, и не произведи этот тип на меня такое впечатление, я бы не стал обращать внимания на все остальное, но прикроем свой личный интерес детективным и бодро сделаем вид, что я просто тешу свое интеллектуальное любопытство. Сколько можно унижаться, в конце концов.

В общем, дело было так. Я искал Марка, в период корректировки сценария мы с ним словно двое влюбленных, ходим по студии и ищем друг друга. Я его нашел все в том же кафе, где он наливал пивом свое бездонное брюхо, а оно у него ого-го. Его жена Мэй тщетно пытается посадить его на диету. Я подсел к нему и стал тыкать носом в сценарий. Он вяло отбрехивался, по-моему, я ему уже порядком надоел. Особенно если учесть, что он хотел одеть героиню в кожаные штаны, а я все его убеждал, что женщины в восемнадцатом веке этого не носили. Иначе бы ее сожгли на костре в самом начале фильма, даже не понадобилось бы становиться ведьмой. Тут к нам подошел Ник. Вместе с этим типом.

– Привет, Стеф, – сказал он и кивнул Марку. – Можно тебя на два слова?

Я встал и покорно отошел с ними, стараясь особенно не приближаться к этому образчику сексуальной привлекательности. Меньше знаешь – крепче спишь.

– Познакомься, это Тони, – представил меня Ник, пристально наблюдая за выражением моего лица. Он знал о моих пристрастиях, сам, по слухам, был не чужд, видно, интересовался, как я отреагирую на пополнение нашей коллекции супергероев.

– Очень приятно, Стефан, – сухо отозвался я, сухо исключительно для того, чтобы не доставить Нику удовольствия льющейся изо рта слюной. Да и сколько бы я ни любезничал, он на меня все равно не клюнет, этот Тони. А что касается моего имени, так нас назвали в честь двух святых, Стефана и Розалии, кому какое дело.

– Тони хотел проконсультироваться с тобой, – нежно сказал Ник. – У тебя будет полчаса?

– Конечно, – что ни говори, а провести наедине с ним полчаса было на данный момент пределом моих желаний.

– Позвольте угостить вас кофе, – сказал Тони. Голос у него был красивый, не низкий, не высокий и очень чистый. И одет он был просто супер. В черных джинсах, белой рубашке с отложным воротником и короткой жилетке. На руке у него была пара браслетов, как любят люди с юга. Он посмотрел на меня (уже второй раз!) , и я подумал, что он все же старше меня. Его прекрасные глаза были жесткими, никакой сладости, напротив, для такого балованного красавчика, каким он казался, они были слишком пристальными, глаза снайпера.

Мы с ним сели за столик, он осторожно отогнул манжету и взял свою чашку. Так, люблю аккуратных мужчин.

– Меня интересуют некоторые подробности, который не попали в сценарий или попали в искаженном виде, – начал он деловито.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.