Спаси

Шошина Юлия

Серия: Отважная [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спаси (Шошина Юлия)

Спаси

Держись. Выше голову. Оставайся сильной.

Я помню дикий грохот и скрежет сминаемого металла. Это звучит страшно, я даже не мог подумать, что настолько. В этот момент все замерло, и я видел лишь белое облако, отважно ринувшееся мне на помощь.

Сколько бы мне не говорили, что я глупец и псих, я не слушал. Но сейчас я бы охотно в это поверил.

Все уже смеркалось и заволакивало белым дымом, но сквозь этот смок я увидел крохотную ручку с длинными ноготками и обеспокоенную вспышку темно-зеленых глаз. Она смотрела на меня и что-то говорила, но я не различал, что. Я видел только шевеление ее губ и кровь, стекающую по ее щеке с белой кудрявой головы. Затем она вдруг замолкла, ее глаза закатились, и она упала прямо передо мной.

1.

Я поморщилась, когда мне промывали рану на голове. Черт бы побрал мою самоотверженность! До зарплаты еще месяц, машина в хлам, а Лера ни за что не даст свою тачку и не станет меня подвозить. Главное, чтобы не узнали родители – иначе мне придется вернуться домой, и плакала моя учеба, работа и счастливое будущее.

Хотя, знаете, счастливое будущее, похоже, и так плакало. Я – чокнутое создание, вечно находящее себе проблемы на пятую точку, сейчас сижу в отделении скорой помощи и молчаливо сношу все манипуляции с моим покалеченным телом.

Когда с головой было покончено, медсестра принялась за бок. Он пострадал сильнее всего, и, как показывал рентген, были трещины в ребрах.

-Жалобы еще есть? – подал голос доктор, который заканчивал оформление протокола.

-Нет, - ответила я, слегка взвизгнув от боли, пронзившей мой бок.

-Вас заберут отсюда? Вам есть кому позвонить?

-Уже позвонила, - мрачно ответила я, глянув на дисплей телефона, на котором высветился номер Леры.

Спустя полчаса меня отпустили. Я, пошатываясь, вышла из больницы и чуть было не была снесена порывом декабрьского ветра. Снега в этом году выпало много, и я, шатаясь, пошла к машине подруги. Она сидела за рулем с крайне обеспокоенным лицом.

-Ты в порядке? Как тебя угораздило въехать в грузовик? – Лера тут же накинулась на меня – ее карие глаза угрожающе пылали. – Ты что, в переходе права купила?!

Я поморщилась, прикрыв глаза.

-Давай не так громко, я нехило приложилась головой, - попросила я. – Если бы я не въехала в грузовик, то он бы въехал в мотоциклиста в соседнем ряду.

Лера открыла рот.

-Стоп. Ты … так ты специально? Стоп, Редж. Ты специально въехала в грузовик, чтобы тот не въехал в мотоциклиста?!

-Вау, - я покосилась на нее. – В моей голове это звучало куда лучше.

Подруга со стоном упала на руль.

-Я понимаю, что ты относишься к редкому, вымирающему виду людей, которым не все равно, которые, как говорится, переводят бабуль через дороги и подкармливают бездомных котов. Но врезаться в грузовик, чтобы тот не сбил мотоциклиста?! В твоей секте новый постулат или что!?

-Его бы раздавило, - тихо ответила я, посмотрев в глаза подруге. – Расплющило бы по асфальту. Моя машина хоть и пострадала, но зато он жив, и я тоже… Все нормально, Лер.

Подруга покосилась на меня и, достав сигарету и зажигалку, закурила прямо в машине. Я сморщилась, унюхав противный дым. Я столько раз просила ее не курить при мне!

-И не смей мне ничего сказать! – Лера, словно прочитав мои мысли, указала на меня пальцем, затягиваясь. – По-моему, мне пора попросить у Деда Мороза особый приз за дружбу с ходячей катастрофой, не считаешь? А тебе – мозгов. Да побольше.

Заведя машину, она тронулась с места.

-У меня завтра последний зачет, а я ничего не учила. И да, кстати, Давыдыч ругался, что ты не явилась на экзамен.

-Ты объяснила ему, что именно на него-то я и ехала? – я посмотрела на подругу, жуя губу.

-Объяснила, - та кивнула. – Он расстроился и поставил автомат.

Я удивилась и улыбнулась. Давыдыч – наш преподаватель по социологии, высокий и седой добродушный мужчина со звучным голосом и милой бородкой. Первая сессия автоматом – большой плюс.

-Вот видишь, во всем есть что-то хорошее!

Она покосилась на меня и со вздохом сказала:

-Конченная оптимистка.

Я познакомилась с Лерой в первый же день моей учебы на соцфаке – она являла собой заводилу и, казалось, ее знает весь наш огромный университет и еще полгорода в придачу. Она подсела ко мне в кафетерии и с улыбкой сказала:

-Привет, я Лера, и теперь ты моя подруга.

Вот так. Она никогда не стеснялась, более того, в ее словарном запасе отсутствуют слова, синонимичные этому. Лера, учившаяся на втором курсе соцфака, уже знала все: как пройти в ту аудиторию, где кафетерий и с кем можно потусить вечером. Она нахмурилась, когда после учебы я собралась в общежитие, и сказала, что сейчас у меня другие планы. Она усадила меня в свою машину, повезла знакомить с городом, параллельно расспрашивая меня о себе и молча слушая. Тем же вечером мы отправились в клуб, подробности нашего пребывания в котором до сих пор никому не известны.

Спустя неделю Лера заставила меня переехать к ней. Это было странно: я, никогда особо не имевшая подруг, сразу подружилась с самой крутой девчонкой университета. Ее знали все, несмотря на то, что она всего лишь на втором курсе. Лера привлекала своей огненной шевелюрой и непосредственностью. Она всегда говорила то, что думает, но умела подсластить таблетку, когда дело того стоило. Несмотря на это, она была сложным человеком – холериком. Очень часто Лера вспыхивала по пустякам, но быстро отходила. Она нередко обижала меня и обижалась сама, но я, ненавидящая ссоры и споры, всегда первая шла на примирение, так как не хотела сеять раздор между нами.

Я хранила в себе провинциальность моего дома, олицетворяя собой скромность и чистоту, невинность и доброту. Но, после месяца общения с Лерой, все это почти исчезло. Я не могу сказать, что я перестала быть скромной, нет. Я по-прежнему была слегка меланхоличной и предпочитавшей книги, нежели клубы, но иногда мои бесы вырывались наружу, и тогда даже отряд ОМОНа не смог бы меня остановить.

Я, привыкшая к спокойствию и уединению нашего маленького городка, почувствовала себя опьяненной свободой. Я имела подругу, которая сразу взяла меня под крыло, хорошо отапливаемое и благоустроенное жилье с ней же, и спустя месяц нашла работу в одном известном в городе баре.

Я до сих пор не понимаю, как мои трепетные родители отпустили меня так далеко от их присмотра. Но я пообещала плачущей маме, что буду звонить как можно чаще, а стойкому папе – что буду есть как следует.

На том и попрощались. Они остались там – в тишине и спокойствии моего дома, а я здесь – в пылающих огнях новой жизни, которая только начиналась.

Вот уже как четыре месяца я живу той жизнью, о которой всегда мечтала – учусь на желаемом факультете, дружу с хорошим человеком и работаю на стабильной работе. Конечно, бывали свои взлеты и падения, но в общем-то, все это меркнет на фоне счастливых моментов.

-Эй? – Лера окликнула меня, когда мы подъехали к ее дому. – Очнись, принцесса. Приехали.

Я моргнула и посмотрела на нее. Подруга подняла брови и покачала головой. Выйдя из машины первой, она пошагала к подъезду – ее сапоги на высоченной шпильке проваливались в глубокий снег. Я хмыкнула. В плане образа и стиля мы с ней совершенно разные. В общем-то, как и во всем остальном.

Лера - более фигуристая, чем я. У нее пышная грудь третьего размера и аппетитная попа, которая приковывает к себе постоянные взгляды: завистливые - от девушек и вожделенные - от парней. Она любит одеваться в яркие и стильные вещи, носит каблуки и узкие юбки, открывающие ее длиннющие ноги. Что касается меня… Я – обладательница слегка выпуклой двойки и абсолютно плоской задницы. Мое запястье можно обхватить большим пальцем и мизинцем. Я настолько худая, что Лера постоянно возмущается, что я бужу ее, гремя костьми. Мой привычный гардероб – слегка мешковатые рваные джинсы, высокие ботинки и теплые свитера, обязательно с прикрытым горлом – я очень часто болею. Лера миллион раз пыталась преобразить мои вещи, точнее, выкинуть их и купить новые, но каждый раз, как она это делает, я иду и покупаю новый свитер или новые джинсы. Так уж у нас повелось.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.