Сказка для апостола

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сказка для апостола

Свет. Ему снова снился холодный печальный свет, льющийся из стрельчатых окон собора, свет бледного сумеречного утра, крадущегося в мир. Два гроба в алтаре - большой и маленький, окруженные горящими свечами, словно плывут на облаках из цветов под тихое пение реквиема, и голоса певчих уносятся ввысь, под чистые древние своды, а епископ монотонно читает заупокойную службу, и каждое слово пронзает сердце ледяным осколком: "Вечный покой даруй им Господь, и свет непреходящий да воссияет над ними..."

Люди у алтаря - скорбные лица, отмеченные усталостью и страхом. Родня побогаче держится чуть надменнее, прочие теснятся вместе, тут же - слуги и домочадцы; впереди остальных - красивая темноволосая женщина в белом траурном платье, похожая на безмолвную статую, - только слезинки катятся из-под опущенных ресниц по бледным щекам. Рядом с ней двое юношей, одетых в простые камзолы и темные рейтузы. Свет скользит по их низко склоненным головам, и внезапно один из них поднимает голову. Взгляд его блестящих синих глаз выразителен и печален, эти глаза, кажется, видят то, что недоступно простым смертным... Поразительно красивое строгое лицо - лицо юного апостола, словно излучающее собственный божественный свет, в котором меркнут бледные лучи земного рассвета...

- Фабио!

Он поморщился, пытаясь удержать сновидение, но настойчивый голос жены снова позвал его:

- Фабио, проснись. Пришел поверенный от банкира Спаноччи.

- Господи.
- Открыв глаза, он сел на постели, растирая затекшую шею.
- Ну почему надо приходить с утра пораньше, когда нормальные люди еще спят? День не должен начинаться с таких бесед.

- Каких именно?
- Она бросила ему поношенную рубашку и суконные штаны в пятнах краски.
- Опять с тебя требуют старые долги?

- Я остался должен совсем немного...
- начал он.

- Не уточнишь, сколько именно?

- Шестьдесят дукатов. Правда ведь, это не та сумма, ради которой порядочного человека...

- Порядочного человека - может быть, но у тебя сроду не водилось таких денег! Как ты умудрился наделать долгов, с которыми никогда не сумеешь расплатиться?

- Тереза, послушай...

- Нет, это ты послушай.
- Она уперла сжатые кулаки в крутые бедра.
- Когда я согласилась стать твоей женой, я и предположить не могла, что ты при всем своем таланте не сможешь обеспечить нам достойную жизнь. Почему ты не предложишь свои услуги герцогу Сфорца? Он неплохо платит художникам, как я слышала.

- Мои золотые дни уже в прошлом.
- Фабио, кряхтя, поднялся и направился к двери.
- Ты сама знаешь, что сейчас знатные вельможи приглашают молодых живописцев, а мне, как-никак, уже пятьдесят. Ну, да что говорить. Ладно, сейчас разберемся с банкиром, а уж с голоду помереть я тебе не дам.

Тереза недоверчиво хмыкнула, и он, проходя мимо, притянул ее к себе и поцеловал в губы.

- Я тебя люблю, моя мадонна.

- Льстец.
- Она передернула плечами и засмеялась.
- Пожалуй, надо бы подать вам завтрак, глядишь, получится отсрочить платеж.

- Хорошая мысль.
- Уже спускаясь по лестнице, Фабио пригладил еще густые, чуть седоватые волосы на макушке, поправил пояс и постарался изобразить приветливую улыбку.

Человек, ждавший внизу, при его появлении поднялся из-за стола и сдержанно кивнул. Он был одет как обычный городской чиновник, однако добротность и аккуратность его костюма говорили о принадлежности к наиболее состоятельной части этой братии.

- Мэтр Фабио Сальвиати, если не ошибаюсь?

- Не ошибаетесь, сударь. Моя жена сообщила мне, что вы представляете банкира Спаноччи?

- Точно так. У меня поручение, касающееся вашего долга, мэтр Сальвиати.

- Да, да. Видите ли, мне крайне неловко, что ради такой малой суммы вы утруждаетесь в столь ранний час явиться ко мне домой. Не угодно ли будет откушать, синьор...

- Барбаццо. Впрочем, мое имя вряд ли имеет отношение к делу, по которому я явился. Однако спасибо за приглашение, мэтр Сальвиати.

Вошла Тереза с подносом, уставленным едой; по обыкновению, к завтраку были горячие ячменные лепешки с медом, сыр и домашняя колбаса. Фабио внутренне усмехнулся: при виде угощения глаза Барбаццо радостно заблестели.

Собственно говоря, поверенный ему скорее понравился; за завтраком синьор Барбаццо не стал говорить о долге, а живо поинтересовался, давно ли мэтр художник обосновался в Сиене, упомянул, что видел его росписи в капелле городского собора, потом посетовал на дороговизну и всеобщее падение нравов, и под конец заявил, что если б не крайняя необходимость, он не стал бы работать на банкира, а подался в Болонью, где его брат был доктором канонического права.

- А что, небось, хозяин неплохо вам платит, синьор Барбаццо?
- спросил Фабио с интересом.

- Не жалуюсь.
- Барбаццо отодвинул тарелку и удовлетворенно вздохнул.
- Благодарю вас, мэтр. Завтрак был прекрасным, мои комплименты вашей супруге.

Фабио натянуто улыбнулся, понимая, что разговор должен перейти к неприятному вопросу.

- Итак, - проговорил Барбаццо, посерьезнев, - позвольте все же вернуться к нашему делу. Ваш долг на сегодня составляет шестьдесят дукатов в золоте, и десять из них по соглашению должны были быть уплачены вчера. Я понимаю, что вы могли забыть об этом, и готов забрать деньги под расписку.

- Синьор Барбаццо, все не так просто, - со вздохом ответил Фабио, метнув быстрый взгляд на стоящую у дверей позади гостя Терезу.
- Видите ли, именно сейчас я не готов уплатить часть долга, потому что мой последний заказчик еще не расплатился за портрет, но я непременно отдам деньги, как только получу свою плату.

- Мой хозяин не отличается терпением. Посудите сами, разве мог бы он содержать свое предприятие, если бы не проявлял определенную жесткость в отношении должников?

- Но вы же можете предоставить мне небольшую отсрочку? Скажем, до конца следующей недели?

- Только потому, что прежде вы всегда платили аккуратно, мэтр Сальвиати, а также из уважения к вам, мой хозяин уполномочил меня дать вам срок не позднее среды.

- Боюсь, этого слишком мало, но я постараюсь достать деньги.

- Отлично, мэтр. Только учтите, что вам придется уплатить также неустойку в пять флоринов за просроченный платеж.

- Хорошо. Вас устроит расписка?

- Да, пожалуй. Хотел бы предупредить вас, что в случае неуплаты мой хозяин пришлет других людей. Скорее всего, это будут солдаты гонфалоньера или приставы.

Фабио побледнел, охваченный страхом и яростью.

- Вы угрожаете мне, синьор Барбаццо?

- Нисколько. Поверьте, это обычный способ действий моего хозяина. У вас не должно быть причин для сильного недовольства, потому что, во-первых, я предупредил вас, а во-вторых, банкиры Спаноччи никогда не прибегают к тайным доносам на своих клиентов, что стало бы причиной преследования вас властями.

Фабио вспомнил, как в самом начале зимы его сосед, переписчик герцогской канцелярии, стал жертвой доноса. Солдаты вломились к нему в дом, схватили, избили и уволокли на глазах у всей улицы самого переписчика и его старшего сына, а потом вышвырнули вон его жену и младших детей, разграбили дом, забрав все ценное, что могли найти, и повесили на дверях табличку, что каждый волен вынести из дома все, что пожелает. Грабителей среди соседей не нашлось, несчастным помогали кто чем мог, но переписчик и его сын сгинули без следа.

- Я ценю вашу деликатность, - хмуро сказал Фабио, стараясь не смотреть на поверенного.
- Вот расписка. К среде я постараюсь уплатить долг.

- Договорились.
- Барбаццо поднялся и, запахнув плащ, направился к двери.
- Всего доброго, мэтр Сальвиати.

Едва дверь за ним закрылась, Фабио ударил кулаком по столешнице так, что хрустнули кости. Боль немного притупила бушующую в его душе злость.

- Успокойся, дорогой.
- Тереза подошла сзади и положила ладони ему на плечи.
- Ты же говорил, что граф Томазо должен тебе пятьдесят дукатов за портрет жены. Почему бы тебе не напомнить ему об этом прямо сегодня?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.