Смерть колдуна

Литмировские Таланты

Серия: Три тысячи чертей! Это любовь! [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смерть колдуна (Литмировские Таланты)

Смерть Колдуна

Колдун умирал. Корабль покачивало на волнах, были слышны приказы командира, приглушенные ответы команды, шум волн и шепот ветра. А колдун умирал.

Хотя, по сути, колдуном он не был. Колдуны – они у людей. А он был орком. У окров нет колдунов, у них шаманы. Шаманы – дети природы, им не нужно читать заклинания, рисовать руны и тому подобное, чтобы обратиться к Духам. Они общались напрямую. Духи всегда слышали своих детей. Всех, без исключения, и, если были согласны, то помогали. Самые сильные умели слышать и Духов, потому и звались шаманами, охраняя и защищая свое племя от напастей врагов и болезней.

Колдун прикрыл глаза, вспоминая, как он оказался здесь - на пиратском корабле, полном полукровок. Не то, чтобы к ним относились пренебрежительно, нет. Просто… Так было не принято.

Каждая раса ценила чистоту крови. А полукровки расценивались как проявленная слабость. У орков полукровок же и вовсе не бывало. Возможно, этого не допускали Духи, а возможно, ребенка не могли выносить женщины других рас. Все-таки, орки рождались при поддержки своих Духов и Охранного Зверя племени.

Его подобрали в младенческом возрасте пираты на полуострове, вытащив его из-под убитой матери, когда причалили пополнить запасы пищи. Весь берег был залит кровью - орчанка сражалась до последнего, защищая своего ребенка. Трупов нападавших не было. Побережье было в рытвинах, некоторые камни оплавлены, как бывает при воздействии на них магией огня. Что здесь произошло осталось загадкой. Как и то, что подвигло командира оставить маленького орка у себя, а не попытаться вернуть его племени. Потому как орки за своих мстили, не взирая ни на что. Они объединялись всеми племенами и тогда… Можно только посочувствовать нападавшим. Духи, вырвавшись на свободу, способны на многое.

Именно поэтому логичнее было бы попытаться найти племя, к которому принадлежал колдун, и вернуть его соплеменникам. Несмотря на отсутствие информации об орках, было известно, что у младенца при рождении появляется татуировка на спине, захватывая шею, присущая Охранному Зверю племени. У Колдуна татуировка была огромной. На всей спине расположился степной Орел, крыльями охватывая плечи орка, своей головой заходя на шею. Клюв, даже на тату было видно, острый, как клинок гномов – гварх - доходил до уха, был вычерчен очень натурально, казалось, тронь его – обрежешься. Но нет, командир корабля даже не пытался вернуть маленького орка домой. Он взял его на корабль, где Колдун и провел всю свою жизнь.

До Колдуна стали доноситься завывания ветра. Ветер слышал, что его сын умирает, и не мог усидеть на месте. На горизонте стали закручиваться ураганы, кружа по периметру, но не приближаясь к кораблю. Колдун подумал, что нужно поговорить со стихией, чтобы после его смерти она не тронула корабль. В этих водах никогда не бывало штормов, всегда размеренный, легкий бриз, иногда даже приходилось подгонять судно магией. У них, конечно, присутствовал маг воздуха – получеловек, полуэльф – но, конечно, его умения не шли ни в какое сравнение с умениями Колдуна, для которого, стихия была родной.

Сквозь завывания ветра орк слышал крики:

- На абордаааааааааж!

Вот как. Капитан скомандовал атаку. Наверное, Колдун отключался, если не заметил погони и маневров корабля, ведь, даже лежа, чувствуешь все повороты этой черной махины. Тут какофония звуков достигла слуха орка, видно бои шли на обоих кораблях, все слилось в один гул, иногда были слышны четкие, короткие команды капитана, или вскрики боли раненных. Колдун подумал, что отдал бы многое, только бы стоять рядом с ребятами, страхуя друг друга от лихой стрелы, пущенной с неприятельского корабля, призывая свою стихию, направляя ее, видя, как мощные потоки горячего ветра вдруг охватывают врага, сжигая его изнутри. Чем лежать вот так, бессильно сжимая кулаки, прилагая все силы, коих и так осталось немного, чтобы успокоить стихию, с которой сросся за свою долгую жизнь, потому что та так и норовит разгуляться, чувствую близкий уход за Грань своего сына.

Колдун сосредоточился, уйдя в себя. Выровнялось рваное дыхание. Да, хорошо, серьезно раненых среди своих он не чувствовал, даже находясь в отнюдь не идеальном состоянии. Орк облегченно вздохнул. Тату на запястье слегка покалывала, что говорило о небольших, не смертельных ранах, но не критично.

Когда принимали в команду новенького, то человек (или нечеловек, что было чаще), приносил клятву капитану. И тогда на руках у обоих (принимающего и приносившего), повыше запястья, появлялась темно-серая вязь рисунка, суть которой – охрана команды от предательства. Если вновь пришедшему вдруг придет в голову мысль о предательстве, то тату будет жечь. В случае более разрушительных действий, предателя могло спалить заживо. Такие тату употреблялись повсеместно, на всех кораблях, как своеобразная клятва верности, некоторые могли себе позволить более усовершенствованную: через нее капитан мог чувствовать состояние каждого члена команды, еще более совершенная работала и в обратном порядке. Так что здесь Колдун был уверен.

Он неловко повернулся, упираясь взглядом в маленькое круглое окошко. От него метнулась серая тень, мягко подплывая к изголовью лежанки орка. Колдун знал, кто это. Он чувствовал ее, с тех пор, как понял, что умирает. И вот сегодня только ее увидел. Это была Смерть. Она ждала, кружила рядом, чтобы в конце концов забрать принадлежавшее ей.

Орки же умирали по-другому. Соплеменники выносили их в степь, оставляли там, а сами уходили. Что происходило далее, никто не знал, потому что никогда не видели. Скорее всего, стихия, присущая умершему, приходила и «забирала» мертвого с собой. На следующий день место, где лежал ушедший за Грань орк, покрывал слой серого пепла. А в племени каждый знал, что теперь стихия, которая забрала умершего, пополнилась его силой.

Но Колдун не был обычным орком. Воспитан полукровками. Конечно, по достижении 14 человеческих лет, в нем пробудилась память предков, благодаря которой он мог управлять и контролировать свою стихию, но воспитание и окружение сказывалось. Развеяться со стихией он не мог. Во-первых, негде. Нет рядом бескрайней степи, где гуляет ветер, гоняя суховеи и качая горькую острую траву. Да и была бы, все равно ничего не вышло. Он жил не правильно. Конечно, с точки зрения орочьего племени. Он убивал, отнимая чужую жизнь, используя для того свою магию. С Духами ведь всегда можно договориться. При жизни. А вот умирать придется по другим правилам.

- Ты пойдешшшшь со мной, шшшшаман, и ты знаешшшь это, - вдруг раздался шипящий, тихий голос.

Колдун вздрогнул. Он начал слышать Смерть. Значит, он умрет до рассвета. Колдун промолвил:

- Зачем я тебе? И ты же знаешь, что я могу тебе и не достаться. – слова вырывались из горла с трудом. Он прилагал больше усилий, чтобы лежать спокойно и дышать размеренно.

Раздался хриплый, каркающий смех.

- Ты и правда веришшшшшь в это, шшшшаман??? – Серая тень мелко-мелко затряслась, внизу начал клубиться туман.
- Где ты найдешшшь ссссреди воров и убийц чисссстую и невинную душшшшу?? Чтобы развеять ее горе, не приччччинив зла никому?? Нет, шшшшаман, ты будешшшь моим. Мне нужжжжен исссполнитель моей воли. Ссссмелый, сссильный, бессспринцципный…Ты мне подходишшшшь.

Колдун ничего не ответил. Он с трудом приподнялся и сел. Дотянулся до стакана с водой. Поднес ко рту, хотел сделать глоток, как вдруг, руку как будто облило жидким огнем. Вода выплеснулась из стакана. Колдун уставился на вязь на запястье. Часть рисунка горела красным и пульсировала. Капитан. Капитан при смерти. Снова послышался хриплый шепот:

- Ну ннннадо жжжже… Приятная неожжжжиданноссссть. Заберу двоиххх…

Колдун встал. Его шатало, и не только потому, что он находился на корабле. С трудом добравшись до тумбочки, он открыл дверцу. Там на ощупь вытащил небольшой глиняный сосуд, закупоренный деревянной пробкой и залитый смолой. Провел рукой над пробкой, вязкая черная жижа стекла по боку. Резко выдохнул и махом выпил содержимое. В глазах потемнело, будто острые ледяные иглы впились в виски, неся с собой жуткий холод. Тупая боль ввинчивалась в голову, не давая открыть глаза. Колдун осел на пол, пережидая пик боли.

Алфавит

Похожие книги

Три тысячи чертей! Это любовь!

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.