Белая тетрадь

Ролдугина Софья Валерьевна

Серия: Ар-Нейт [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Софья Ролдугина

Белая Тетрадь

Скитаюсь в лучах потаенной звезды

Поземка мои заметает следы

Лишь шаг до беды

А в темно-бездонных глазах — пустота

Душа холодна и кристально чиста

И лед на устах

И тонкая нить среди диких теней —

Дорога — как линия жизни моей

Я — пленник путей

Я странник забытый на землях чужих

(Согрей мои пальцы в ладонях своих… )

Закончился дождь — только ветер не стих

(Согрей мои пальцы в ладонях своих… )

И солнечный луч показался — на миг

(Согрей… )

Пролог

Он стоял и смотрел на звезды. Там, высоко — вечность.

Когда-то у него тоже была вечность. Или казалось, что была.

Прекрасная.

Холодная.

Одинокая.

А семь лет назад он узнал, что вечность закончилась. От нее остались жалкие осколки. И с каждым заходом солнца их оставалось все меньше.

Нет, он никогда не жалел, что влез во все это. Если он успеет исполнить задуманное, то его вечность будет приемлемой платой за миллионы чужих. Но в ослепительно-прекрасные минуты, когда солнце скрывалось за горизонтом, он особенно остро чувствовал, что теряет.

И как он не хочет умирать.

Но темнота опускалась на землю, и сама память об этих минутах слабости растворялась в торопливых заботах, неотложных делах и бурном — пока еще! — водовороте жизни.

Но сегодня все было не так.

Алое зарево заката истаяло, но мечта — его самая главная мечта! — осталась.

Его мечта.

Его жизнь.

Его вечность.

Она стояла перед ним, испуганно распахнув зеленые глаза.

Он улыбнулся.

БЕЛАЯ ТЕТРАДЬ

Глава 1

Ночь рассыпала звезды по небу. Ветер таинственно шелестел листвой, унося из города дневную автомобильную гарь. Где-то далеко орали кошки, сообщая всему миру о своей неземной любви. Пожалуй, самое то для романтической прогулки…

Если бы не одно «но».

В половине первого хрупкой девушке лучше спать дома под родительским присмотром, а не брести с тяжеленным рюкзаком по темным, густо заросшим всякой зеленью дворам. Городок у нас, конечно, тихий… но все-таки не абсолютно безопасный. Водится… всякое.

Мои пальцы потеребили деревянный кулон на тонком шнурке.

Бегаю я плохо, дерусь еще хуже, маньяков боюсь панически. Им, знаете ли, все равно, равейна ты или нет. А если дернуть за шнурок… Последствия будут слишком шумными… И вообще-то инквизиторов я боюсь еще больше, чем маньяков. Им, знаете ли, все равно, кто там на тебя напал.

«Береженье лучше вороженья» — вот мой девиз по жизни. Не очень круто звучит, конечно, это вам не «Победа или смерть!» или там «Ни шагу назад!», но зато неприятностей на меня сыплется гораздо меньше, чем на забияку Джайян или Этну с ее вулканическим темпераментом.

Наверное, можно сказать, что я трусиха… Но нисколечко этого не стыжусь. Мама, правда, посмеивается и говорит, что рано оценивать характер, если в серьезные передряги я еще не попадала. Элен искренне уверена в том, что если уж ее дочь унаследовала фамильные черты во внешности, то и норов — без всяких сомнений.

Я никогда не спорила с мамой. На мой взгляд, все было очевидно — характер мне достался как раз не от нее, а от отца. А тот, думаю, был не самым смелым человеком, если уж перетрусил и сбежал, когда узнал, что его жена — равейна. Точно так же и я всю свою недолгую жизнь предпочитала убегать от проблем, будь то опала классной руководительницы, стычки с дворовыми ребятами или конфликт с хамоватой кассиршей в супермаркете.

Мне казалось, что не переть на проблему с берсеркерским блеском в глазах — не худший выход, даже если со стороны это и выглядит не слишком красиво и романтично. Иногда разумнее не встревать в неприятности, чем геройствовать — и потом месяцами разгребать последствия.

И поэтому, еще издалека заслышав приближающиеся со стороны платформы пьяные голоса, я рыбкой нырнула в ближайшие кусты.

Заросли, издалека и в темноте принятые мной за сирень, оказались аномально высоким шиповником.

Чудесно. Просто распрекрасно.

Но уж лучше слегка поцарапаться, чем потом драпать от пьяной компании, молясь всем богам, чтобы ноги унести. Принцип меньшего зла в действии.

К счастью, хамоватые, гогочущие на всю улицу парни свернули к высоткам. Пронесло.

Со вздохом отцепив от рюкзака особо приставучую ветку, я выползла на дорогу, чувствуя себя отвратительно жалкой. Вокруг было пустынно и до жути тихо. Даже электрички на станции не шумели. Сразу вспомнилось, что в «мертвое время» между часом и тремя ночи всякая нечисть получает особенную силу…

По спине пробежал холодок. Я неуверенно шагнула вперед. Остановилась, до рези вглядываясь в темноту.

Что-то скрипнуло, и я, как заяц, отпрыгнула обратно, к кустам.

Вот она, «опасная ситуация»… и опять — больше всего на свете хочется смыться подальше отсюда. Домой, под мамино крылышко…

Сердце колотилось как после марафона.

Но никто, конечно, и не думал вылезать из подворотни и покушаться на мою жизнь. Чтобы хоть как-то поднять «боевой дух», я начала тихонько болтать сама с собой. Задушенно, почти шепотом — только чтобы заполнить зловещую тишину.

— Вот ведь дурочка, правильно Хэл говорит… Растяпа. Не надо было опаздывать на девятичасовую электричку, если потом поезд идет только через два часа…

Под жалостливо-ругательное бормотание я ускорила шаг, стараясь особо не вглядываться в густую тень по краям заросшей дороги. Ничего, скоро пригород закончится, пойдут освещенные кварталы… Магазины круглосуточные, а в них охрана… И вообще, до дома еще полчаса шагом… или пятнадцать минут бегом…

Мягкие подошвы кроссовок почти полностью гасили звук шагов, и я ощущала себя кошкой, несущейся по спящей квартире. Правда, сомневаюсь, что кошки в темноте спотыкаются или бормочут себе под нос всякую успокоительную чушь.

— А кусты? Что кусты, хорошие, густые. И прятаться удобно. И вообще, это не трусость, а здоровый инстинкт самосохранения. Ну, подумаешь, поцарапалась. Зато все обошлось. А если сил не рассчитаешь, получится как с Линной.

Я поежилась, вспомнив, как к молоденькой равейне, так и не успевшей оправиться после несчастного случая, заявились два инквизитора. Серых — из боевого подразделения Ордена. Пришли, нагло вскрыв входную дверь, и потребовали показать свою силу. Отстоять Право использовать магию.

Так случилось, что я как раз была у Линки в гостях — заносила посылку от мамы. И поэтому слышала все.

«— Ах, на тебя напали наркоманы? Говоришь, колотили? Амулет случайно сработал? А ты не знала, дорогая, что человек по отношению к наделенным Даром — всегда жертва?

Они — не люди! Такие — хуже зверей!

Людям — сталь, одаренным — огнь.Закон есть закон, милочка. Если только Сила не ставит вас выше…»

И вызвали ее на дуэль. Нет, не так — устроили избиение, прикрываясь древними, истрепавшимися о время законами.

На моих глазах. А я, до онемевшей гортани перепуганная девочка, забилась в угол кухни, под подоконник, и могла только смотреть.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.