Вызов

Сэйнткроу Лилит

Серия: Странные ангелы [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вызов (Сэйнткроу Лилит)

Глава 1

«Придерживайся плана, — сказал Кристоф. — Придерживайся плана, и все будет хорошо».

Я так и делала.

Я зашнуровала свои ботинки — красные Док Мартинс длиной по колено, они хороши для всех случаев: от танцев до побега и надирания задницы — и одела платье. Это было серебряное, кукольное платье на бретельках; и с волосами, собранными на затылке, я чувствовала себя неприлично голой. Даже коленки чувствовали себя голыми! Медальон моей мамы тоже чувствовал себя голым, болтаясь на моей груди вместо того, чтобы быть спрятанным под футболкой. Ради Бога, я даже одела сережки: милые, маленькие, бриллиантовые гвоздики — Кристоф настоял на том, что мне они понадобятся. Я выбрала тонкий серебряный шарф, вышитый жемчужинами, чтобы акцент падал на него, а не на недостаток красивого декольте.

Натали даже удалось уговорить меня одеть лифчик без маркировки «спортивный». Лифчик с косточками. И с поролоном. Ещё один случай, когда кто-то настаивает, а я соглашаюсь, но с Нэт я не возражала. По крайней мере она раскрыла все тайны покупки лифчиков. Мне всегда хотелось знать это. Даже при том что в этом не было никакой потребности, учитывая, что моя грудь олицетворяла собой укус насекомого.

Ну серьёзно, неужели кукольное платье предназначено для тех, у кого нет груди? Я не знаю. Я только однажды носила юбку, когда бабушка заставила меня одеть ее в церковь, и больше не надевала, когда я в третий или в четвертый раз ушла из воскресной школы и как-то повалялась в грязи, и какая-то клетчатая или в цветочек хлопковая ткань, из которой она сшила для меня юбку, была порвана к чертям.

Я никогда не говорила ей, что это были другие дети. Хотя знала, что она подозревала это.

Натали также нанесла мне на лицо тональник и припудрила его, она затянула меня в отдел высококачественной фигни для девушек в огромном магазине, в центре города, тем самым крадя одну из наших дневных экскурсий. Эффект был хорошим. В эти дни моя кожа в значительной степени вела себя хорошо; и любой прыщик, который, как я чувствовала, собирается появиться на коже, казалось, никогда не вырвется на свободу. Иногда у меня появлялись маленькие, красные пятнышки, но ничего такого раньше не было.

Вы думаете, что это заставит меня чувствовать себя лучше.

Но это не так.

Я попала на танцпол, сморщилась, когда ди-джей соединил радио с пульсацией бесполезной песни о том, что кто-то надевал маску безразличия или типа того. Иногда гиперострые чувства не стоят ничего, даже когда вы можете сконцентрироваться и приглушить музыку. Когда я наконец пройду становление — момент, когда я точно приобрету скорость и силу дампиров, вместо эмоционально-питаемых всплесков — я смогу приглушить эмоции как само собой разумеющееся. Но на данный момент я не могу так сделать.

Хотя мне нравится танцевать. Или, по крайней мере, прыгать вверх и вниз на переполненном танцполе с окружающими меня людьми. Я никогда не думала, что буду счастлива из-за этого, особенно с тех пор, как я приобрела дар. Вы думаете, что огромное количество людей, сконцентрированных в одном месте, могут свести меня с ума. Но когда они все счастливы, потные и просто танцуют, это кажется белым шумом. И даже может помочь расслабиться.

Если только вы не высматриваете кровососущих демонов, которые убьют вас сразу же, как только увидят.

Я стояла достаточно глубоко в толпе, чтобы меня прикрыли, но достаточно близко к краю, чтобы я смогла быстро уйти. Эта вечеринка проводилась в огромном, странном здании Пиер 57, полном химического тумана и сигаретного дыма. И, конечно, другого вида дыма. Сдерживаемый жар, голая плоть, пот, здесь пахло ментолом и сигаретами, мускусным запахом травки и неуловимым привкусом — все это запах молодежи. Плюс, густой, соленый запах секса в темных углах. Здесь было достаточно гормонов, чтобы питать ракету к Ориону.

Я подняла руки, когда то же самое сделала толпа, светящаяся разноцветными огоньками. Это был приступ мигрени, состоящий из красного, голубого, оранжевого, желтого цветов, за исключением того, когда в определенный момент они стали необычными, и все превратилось в синий и зеленый или полностью в оранжевый и желтый. Музыка набирала обороты, затем, кто бы ни следил за огнями, выключил все, за исключением диско-шара, чтобы заставить все блестеть, и черных огней, чтобы помада и синтетические ткани странно светились.

В голове пульсировал дар — лишь слегка, не достаточно сильно, чтобы утопить меня в волне ощущений от каждого случайного странного столкновения — я плыла по течению, позволяя своему телу проскальзывать, как маленькая рыбка в куче водорослей. Как пескарь. Что-то слишком маленькое, чтобы поймать.

По крайней мере, я надеялась, что была слишком маленькой.

«Придерживайся плана». Ладно, я придерживалась плана.

Проблема вампиров в том, что они не придерживаются планов.

В мою голову вонзился первый сгусток ненависти, острой и яркой, как сосулька под солнечными лучами. Я продолжала двигаться, направляясь за пределы толпы. Если я все правильно рассчитала, то ход движения танцоров — если вы понаблюдаете за танцующей толпой, то увидите, что она всегда двигается, как крутящаяся монетка — должен привести меня прямо к самому лучшему выходу, который Кристоф показал мне на макете. Его рука, теплая и удобная, обнимает меня за плечи, а голос — лишь ропот в моем ухе: «Не волнуйся. Ты достаточно быстрая и достаточно натренирована, или я бы не отправил тебя».

Это мысль заставила меня вспыхнуть, исцеленные отметки клыков на левом запястье слегка покалывали. По крайней мере, он позволил мне сделать что-то, не то что остальные члены Совета. Хиро скандалил из-за того, что я вовлечена в настоящую операцию. У Брюса был тот взгляд, который говорил, что я была «слишком молодой», «слишком безответственной», «слишком ценной» и «надеждой Братства».

Из-за этого мне захотелось ударить что-нибудь кулаком.

Если сегодняшняя ночь приведет меня на юг, то я смогла бы приняться за это дело.

Вкус гнилых, восковых апельсинов взорвался на моем языке, даже несмотря на на тот факт, что я жевала мятную резинку. Бабушка называла это аррах — аура. На сегодняшний день я называла это сладкой опасностью. Я всегда испытывала желание сплюнуть этот вкус, но все становилось только хуже.

Плюс, сплевывание на танцпол — это чертовски грубо. А я была хорошо воспитана.

Я сунула руку в крошечную, сетчатую сумочку, свисающую с бока. Натали сказала, что она разрушала линию платья, но мне надо было что-нибудь, чтобы спрятать блеск для губ и маленькую вещь, которую я вынула, поднимая вверх, как если бы заправляла за ухо выбившийся каштановый локон. Вещичка была похожа на беспроводной наушник для блестяще-серебряного сотового телефона. Я нажала кнопку, и позволила нескольким локонам свободно свисать с моей прически.

Шумоподавляющие наушники — благоговение. Жаль, что он не дал мне два наушника. Или затычки для ушей. Они были бы просто прекрасны!

— Мы считываем тебя, Дрю, — прозвучал голос Кристофа, такой же чёткий, как если бы он стоял рядом со мной, перекрывая атаку музыки. Теперь играла ретро песня из восьмидесятых о девочке, которую звали Эйлин, и что ей надо пройти через хлопающие, стучащие басы. — У нас есть картинка. Главная команда, входите.

Это, как сказал он мне, самая опасная часть. Перед тем как другие дампиры проникнут в здание, пока я все еще танцевала. Я только собиралась вырваться из толпы и направиться к выходу, когда ещё один сгусток ненависти пронзил голову.

Я инстинктивно отступила, и у выхода, который я планировала взять штурмом, я увидела внезапную вспышку движения.

— Черт! — я даже не знала, что сказала это.

— Что? — Кристоф не казался встревоженным, но я почти могла увидеть его, сидящего на черной скамейке в Специальном Парке Главной школы, в Верхнем Вест-сайде, напряженного, голова наклонена, трансформация приглаживала его волосы назад, а потом возвращался обычный вид, клыки выглядывали из-под верхней губы. Его пальцы бегали по тонкой черной клавиатуре, а голубые глаза стали бы холодными и отдаленными, почти что закрытыми. Он был бы привлекателен той холодной красотой, и я почти могла бы почувствовать...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.