Первое воскресение Великого Поста. Праздник Торжества Православия

Качан Эдуард Николаевич

Серия: Богдан и его семья. Беседы о православных праздниках. [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Введение.

Богдан – подросток. Как и всякий подросток, он учится в школе, гоняет с приятелями на велосипеде и даже иногда ходит на рыбалку. Конечно, у Богдана есть мама и папа. А еще – две младшие сестры, погодки Тоня и Таня. Тоня серьезная и вдумчивая, Таня шумная и шаловливая. В общем - обычная семья.

А еще родители Богдана ходят в Храм Божий. И детей, конечно же, берут с собой. Сколько Богдан себя помнит, жизнь его семьи тесно связана с Церковью, с православным христианством. Утренние и вечерние молитвы, исповедь и Святое Причастие – все это хорошо знакомо и Богдану, и Тане, и Тоне.

Конечно, в семье чтят православные праздники – и двунадесятые, и великие, и дни памяти святых… И у Богдана, и у его сестер возникает множество вопросов. В честь какого события Священной Истории установлен тот или иной праздник? Что мы приобретаем, когда празднуем его? И так далее…

Папа с мамой стараются отвечать так, чтобы их любимым чадам было понятно. А иной раз об одном и том же празднике происходит несколько бесед – и такое бывает.

Мы подслушали некоторые их разговоры, и передаем их вам.

Первое воскресение Великого поста. Праздник Торжества Православия.

В тот день Богдан листал церковный календарь.

- О, пап! – сказал он отцу. – Какое странное название у праздника – Торжество Православия! Празднуется в первое воскресение Великого поста.

- А что странного? – не понял папа.

- Торжество Православия – это Пасха! – сказал убежденного Богдан.
- Христос ведь воскрес! А значит – христианство и так восторжествовало над всеми другими религиями!

- Воскресение Христово действительно доказывает, что именно христианство и есть правильная, истинная религия, - сказал папа. – Но праздник Торжества Православия установлен в честь торжества не над другими религиями, а в честь торжества над ересями! Вот ведь какая штука, сынок – еретики тоже называли себя христианами! Праздник Торжества Православия установлен в честь того, что православие - есть более полное, более правильное, более истинное христианство, чем «христианство» ариан, «христианство» несториан, «христианство» иконоборцев. Понятно, сынок?

- Понятно, - сказал Богдан, но по его тону папа понял, что объяснил сыну не все.

- Сынок, у тебя есть любимая фраза в Библии? – спросил он. – Какое-то любимое предложение?

- Я всю Библию люблю, - сказал Богдан неуверенно.

- Так не бывает, - сказал папа. – Вся Библия очень ценна для нас, но все мы разные, и потому какие-то слова Писания радуют нас, а какие-то оставляют равнодушными. Вот, к примеру, - папа открыл Библию. – Открываем книгу «Паралипоменон». Это – хроники, очень нужные для понимания других мест Писания, но, как любые хроники, не слишком интересные. «В Гаваоне жили: отец гаваонитян, имя жены его Маха, - начал читать папа. – И сын его, первенец Авдон, за ним Цур, Кис, Ваал, Наддав, Гедор…» (1 Пар. 8, 29-30).

- Ладно, я понял! – оборвал папу Богдан. – Конечно, хроники не очень интересны. Я больше всего люблю слова Господа, которыми заканчивается Евангелие от Матфея.

- «И се, Я с вами во все дни до скончания века!» (Мф. 28, 20) - сказал папа по памяти. – Хорошие слова, и они означают, что Господь не бывает неверным нам, не смотря на то, что мы, люди, частенько оказываемся неверны Ему! Господь никогда не бросит нас, Своих учеников, Свою Церковь! Но я больше всего люблю слова из «Первого послания к Тимофею»: «И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16). На мой взгляд, это – самая радостная весть Писания – Тот, Кто Сотворил нас, стал Человеком, стал одним из нас, чтобы мы могли в вечности быть с Ним! И ты знаешь, все ереси, все секты родились, когда люди пытались поставить под сомнение именно это, именно факт того, что Бог действительно Стал Человеком!

- Все? – уточнил Богдан.

Папа улыбнулся.

- Ну, это я, пожалуй, преувеличил, - сказал он. – Были секты, родившиеся на библейской почве, но тайна Боговоплощения им была не очень интересна. Например, веке то ли в 18-м, то ли в 19-м в России появилась секта «прыгунов». Они на своих «богослужениях» прыгали и плясали, а не молились, как молимся мы. На изумленный вопрос, зачем они это делают, «прыгуны» отвечали, что царь Давид плясал перед Ковчегом Завета и Бог не вменил ему это во грех. Насколько мне известно, «прыгуны» трактатов о Боговоплощении Христа не писали – ни правильных, ни еретических.

- А Давид действительно плясал перед Ковчегом Завета? – уточнил Богдан.

- Да, был такой случай (2 Цар. 6, 16), - сказал папа. – И Господь действительно не вменил этого Давиду во грех. Наверное, для «прыгунов» этот факт значил больше, чем для тебя и для меня, но, все-таки, это не основание, чтобы провозглашать новую религию!

- А что было с этими «прыгунами» дальше? – спросил Богдан.

- То, что и с большинством сект – попрыгали немного, да и сгинули. И только книги по истории Церкви хранят память о них, - сказал папа. – Но я, собственно, не о «прыгунах» говорить хотел. Все серьезные, значимые, «большие» ереси, которые потрясали церковную жизнь – все они нападали именно на тайну Боговоплощения, сынок. Для них почему-то было не приемлемо то, что Бог стал Человеком на самом деле! Поэтому некоторые еретики утверждали, что Христос – не Бог, ну, или – не совсем Бог.

- Как это – не совсем Бог? – не понял Богдан.

- Я и сам это не очень понимаю, - сказал папа. – Но так утверждали еретики ариане. Они говорили, что Христос «подобносущен» Отцу – то есть просто похож. Но на Первом и Втором Вселенских Соборах Церковь отвергла такую идею! Апостолы считали Христа Истинным Богом (1 Ин. 5, 20; Рим. 9, 5; Ин. 1, 1; Ин. 10, 30 и многое другое), значит - и мы, их последователи, должны относиться ко Христу как к Истинному Богу, а не просто «похожему»! Потом, сынок, было много других ересей, которые утверждали, что Христос – да, Бог, но не Человек! Или – не совсем Человек!

- Как это – не человек? – не понял Богдан. – А кто тогда? И как это – «не совсем человек»?

- Еретики первого века «докеты» говорили, что Христос не стал Человеком, а просто казался человеком, - ответил папа.
- Само название «докеты» происходит от греческого «докео» - «кажусь». Это было еще во времена апостолов, и апостолы в своих посланиях много писали о том, что Христос – действительно Человек, истинный Человек! Потом докеты сгинули в веках, но новые ереси все появлялись и появлялись. Одни еретики говорили, что у Христа нет человеческого ума (а есть только Божественный ум), другие – что у Него нет человеческой воли (а есть только воля Божественная). Но Церковь отвергала эти попытки умалить человечность во Христе! Собор за Собором утверждали вновь и вновь – Христос Истинный Бог и Истинный Человек, Во всем Бог и во всем Человек. У Него есть все, что и у нас, других людей. Нет во Христе только греха (1 Петр. 2, 22).

- Это долго продолжалось? – спросил Богдан. – Я имею ввиду, эти споры?

- Несколько веков, - сказал папа. – Последней крупной ересью была ересь иконоборцев, которая терзала Церковь в восьмом веке. Но Православие восторжествовало и здесь – отцы Церкви того времени обосновали и доказали – если Бог действительно стал Человеком и действительно имел человеческое Тело, то это Тело можно изображать на иконах! В ветхозаветные времена был запрет на изображения, и он был понятен. Тогда Господь еще не облекся в человеческую плоть, а где нет плоти, там и изображение невозможно! Что не нарисуй – все равно ошибешься! Но в Новозаветные времена все стало по другому. Человеческую плоть Христа видели тысячи людей, и потому ее можно изображать без ошибок!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.