Draco Silencio

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Draco Silencio ( )

Гла­ва I. О Не­из­ве­дан­ном

Драко ступил на землю за порогом Хогвартса, залитую солнцем, и внезапно подумал, что вот она — жизнь: ведёт вдаль сияющей тропой... И впервые осознал: она стоит того, чтобы жить.

Определенно, стоит.

Сколько Драко себя помнил, он всегда воспринимал жизнь как сражение — бесконечную борьбу с внешним миром и с самим собой. С детства ему твердили, что нет ничего страшнее, чем быть серой посредственностью. Именно поэтому каждая его мысль, каждое движение, каждый вздох были нацелены как раз на то, чтобы не стать таким как все. Его задача — быть лучше, превзойти других. Желательно во всем. Каждый этап его жизни был заранее спланирован: он четко следовал намеченным целям и прекрасно знал, что его ждет впереди. До недавнего времени...

Драко сунул руки в карманы своих модных, слегка зауженных светлых брюк и, закрыв глаза, подставил лицо солнечному свету. Думать ни о чем не хотелось. Мерное жужжание насекомых убаюкивало, а приятное тепло нежило его бледную кожу и дарило ощущение полной расслабленности. Перед глазами мельтешили цветные узоры, ежесекундно сливаясь в затейливом калейдоскопе меняющихся пестрых картинок.

— Малфой, ты чего там застрял? Прощаешься с пчелами, что ли?

В теплой расслабленной пустоте, царившей в голове Драко, внезапно нарисовался низкий голос Гарри, который вмиг вернул юношу к реальности. Он поморщился и открыл глаза. Прежнее очарование исчезло — солнце ослепляло и ему пришлось прищуриться, гул насекомых слился с другими звуками и стал почти незаметен, а в голове бегущей строкой снова появились мысли.

— Вон из моей головы, Поттер, — резко скомандовал Драко.

Издав короткий смешок, Гарри, явно довольный своей шуткой, затих.

Драко обернулся и окинул взглядом Хогвартс. Здесь покоилось его прошлое — четко спланированное и уверенное. Прошлое, к которому он только что повернулся спиной, оставляя позади себя. Впервые в жизни он действительно не знал, что дальше. Там, в ярких лучах солнца, его ждала неизвестность... Но она не страшила Драко. Наоборот — он вдруг почувствовал небывалый прилив энергии, впервые ощущая себя по-настоящему свободным. Улыбнувшись, он сделал шаг вперед — навстречу Неизведанному...

* * *

Куда они направлялись? Юноши не соизволили задуматься о такой мелочи. Какая разница, куда ехать? Главное — двигаться вперед, несясь навстречу чему-то новому, тому, что непременно изменит их жизни. У каждого из них для этого были свои причины, но им обоим жизненно необходимы были перемены.

Драко разглядывал сочные изумрудные луга, мелькавшие за окном, и думал о том, что видел в Зеркале Еиналеж. Воскрешая в памяти тот миг, он отметил, что в зеркале показался себе другим. Что-то в его облике неуловимо изменилось, и от этого он вдруг почувствовал себя немного неуютно. Однако больше всего его заинтересовало то, что там он был один. Неужели для полного счастья ему никто не нужен? А как же Гермиона? Или, если на то пошло, Джинни?

Драко отвернулся от окна и, закатив глаза, глубоко вздохнул. Ну, вот, опять он умудрился вернуться к тому, от чего так старался убежать... И это именно сейчас, когда у него не было ни малейшего желания думать ни об одной из этих девушек. Когда в памяти всплывал образ первой, он чувствовал тупую боль, зарождающуюся в сердце: пульсируя, нарастающими толчками она разливалась по всему телу, принося ему невыносимые страдания. Когда думал о второй — чувство вины захлестывало его с головой, заставляя бороться с собственной беспомощностью...

Драко ухмыльнулся. В один ряд: Малфой, боль, чувство вины и беспомощность. Скажи кому-нибудь — ни за что не поверят. И еще больше не поверят, признайся он, что всю эту бурю чувств в нем умудрились разбудить две совсем юные особы...

Гермиона была для него недоступной книгой, которую так хочется прочесть, невзирая на разного рода запреты извне. Стащив ее из Запретной Секции, ты прячешься за самым дальним столом, боясь быть застуканным. Дрожа от предвкушения, раскрываешь, пробегаешь по первым страницам, затем медлишь и перебираешь буквы на вкус, наслаждаясь каждым словом. Раз за разом, несмотря на угрозу быть раскрытым, ты возвращаешься за новой порцией и поглощаешь ее всю без остатка. Дочитав, чувствуешь легкое сожаление, потому что это вроде как все. Но со временем приходит понимание того, что она не стала менее желанной, и, что именно она навеки будет твоей любимой — той, к которой ты готов возвращаться снова и снова...

С Джинни же все наоборот — она была открытой книгой, которая нравится многим и которую все советуют тебе прочесть. Она складно написана и легко читается, но что-то в ней тебя настораживает. Умом ты понимаешь, что история, и правда, хороша, но она не находит отклика в твоем сердце. Прочитав ее от корки до корки, ты не можешь понять, что не так: то ли ты упустил что-то, то ли просто не смог подобрать к ней ключ. Остается странное ощущение недосказанности. Ты можешь посвятить всю свою жизнь поиску разгадки, перечитывая ее снова и снова, но не факт, что достигнешь в этом успеха.

Драко всегда любил загадки и тайны, но, в тоже время, терпеть не мог разного рода головоломки, на решение которых уходила чертова куча времени. Этим всегда занималась Гермиона, которая довольно быстро и с удовольствием справлялась с разными заморочками.

Но разве не это было тем, к чему он сейчас стремился? И кто, как не Джинни, со всеми своими тайнами и головоломками, больше всех олицетворял собой то Неизведанное, в руки которого он решил отдаться?

Гермиона навсегда потеряна для него. А Джинни, хоть и сбежала, но оставила записку, в которой уверяла, что любит его и что вернется. Тогда почему бы ему не рискнуть и не попробовать построить свою жизнь по-новому?

* * *

Сизый туман клубился над небольшим искусственным прудом, словно пар из кипящего котла. Растягиваясь по саду невесомыми полупрозрачными прядями, он медленно окутывал стволы деревьев. Легкий ветерок, едва ворошивший листья, дышал прохладой, а воздух, наполненный озоном после недавней грозы, был невероятно свеж.

Стоявшая у окна юная девушка с наслаждением втягивала его в себя — после череды особо жарких дней и душных вечеров эта краткосрочная прохлада была настоящим подарком. К сожалению, она нисколько не унимала внутреннего пламени сомнений, пожиравшего ее душу.

Целый день после отъезда Гарри и Драко Гермиона не находила себе места. Она металась по Малфой-мэнору, судорожно пытаясь отвлечься от навязчивых грустных мыслей. Однако ни прогулка по живописному саду, ни попытка помочь эльфам на кухне, ни даже раритетные книги из библиотеки не возымели должного действия. Гермиона вынуждена была признать — она соскучилась, и ей уже не хватает их. Не хватает его...

Девушка зажмурилась и обняла себя руками. На ресницах заблестел хрусталь, соленой влагой скатившийся вниз по щекам.

Он ей нужен. Очень нужен.

"Много же тебе понадобилось времени, чтобы, наконец, осознать это", — с горькой усмешкой отметила она про себя.

Гермиона разомкнула руки и вцепилась в подоконник, наблюдая, как туман разбавляет сумерки, становясь при этом дымчато-серым. Таким же цветом пылают его глаза, когда он злится...

Она резко отвернулась от окна, уставившись в светло-серый шелк обоев своей комнаты, что моментально вызвало ассоциацию, аналогичную предыдущей. Вздохнув, девушка опустилась на кровать, застеленную покрывалом, вышитым серебряной нитью. Но даже когда она не видела этого треклятого цвета, перед глазами все равно был он... Из уст Гермионы вырвался тихий стон отчаяния. Она закрыла лицо руками, но уже через секунду отвела их, прижимая к губам переплетенные пальцы обеих рук.

Она сама все разрушила. Ради нее он готов был отречься от самого дорогого, а она... она побоялась причинить боль человеку, который был ее парнем, а заодно и лучшим другом. Любила ли она Гарри? Да, любила. Но так же она вынуждена была признать, что с появлением в ее жизни Драко она впервые почувствовала себя по-настоящему живой. Рядом с ним ее жизнь обретала иной смысл, затягивая в водоворот незнакомых доселе чувств и желаний. И она боялась их. Боялась отдаться нахлынувшему потоку, боялась сделать шаг в пропасть Неизведанного, которая с одинаковой вероятностью могла оказаться и раем, и адом. Гермиона страшилась той бури чувств, которую в ней вызывал Драко. Куда спокойнее было находиться рядом с Гарри — любящим, нежным и вполне предсказуемым.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.