Мы, аристократы - 1

Серия: Мы, аристократы [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Гарри, как обычно, возвращался из школы задворками. Ясный майский денёк не радовал его - ведь если бы шёл дождь, Дадли с дружками не стали бы подкарауливать его на дороге из школы. Толстого кузена задело, что Гарри получил оценку на целый балл выше, чем у него, поэтому взбучка была неизбежной.

Обычно Гарри удавалось обманывать своих недругов, но сегодня ему не повезло. Они не стали выслеживать мальчика по пути домой, а догадались засесть в кустах у соседнего дома, мимо которого так или иначе надо было пройти. Последнее, что увидел Гарри - здоровенный обломок кирпича, летящий ему в лоб...

Ему повезло, что соседка, кошатница миссис Фигг, как раз копалась у себя на клумбах и видела всё. Она оперативно вызвала скорую помощь и полицию, дала показания, после чего Вернон и Петуния Дурсли оказались в неловком положении перед законом. В больнице мальчика осмотрели и составили медицинское заключение о состоянии его здоровья, после чего Дурсли оказались в ещё более неловком положении перед законом. Был привлечён Комитет по защите детей, комиссия нагрянула внезапно, и у Дурслей не получилось убедительно объяснить, почему у них в доме только одна детская кроватка. Чтобы избегнуть суда, Дурсли были вынуждены оплатить лечение ребёнка по высшему разряду.

Всего этого Гарри не знал - он находился в коме.

Он пришёл в себя на исходе второй недели пребывания в больнице, когда никто уже на это не надеялся. Этим он осчастливил Дурслей, которым в противном случае грозила тюрьма, и они без возражений оплатили медицинские счета. Ещё через месяц, в конце июня, мальчик был выписан из больницы. В начальной школе он не доучился две недели, но, учитывая характер его травмы, сдавать выпускные контрольные с него не потребовали, а поставили в аттестате среднегодовые оценки.

После пережитого Гарри внутренне изменился. Он был всё так же молчалив и уступчив, но его зелёные глаза больше не напоминали глаза забитого щенка. Оттуда глядело существо поопаснее.

1.

- СЛИЗЕРИН!!!

Зал, похоже, оторопел. Понимаю директора - он сделал всё, чтобы я захотел в Гриффиндор. Понимаю преподавателей - они знают, что род Поттеров изначально гриффиндорский. Понимаю всех, кто навязывался мне в друзья - у них не получилось. А остальные-то почему?

Хотя откуда им знать, что все эти годы Гарри Поттер жил жизнью пресмыкающегося...

Я аккуратно опустил Шляпу обратно на табурет и прошёл за слизеринский стол. Там жиденько захлопали, остальные ошарашенно молчали. Впрочем, когда я усаживался, несколько хлопков донеслось и со стороны.

Я сел на стул, как положено по этикету. Спина прямая, плечи слегка отведены назад и вниз, затылок приподнят, подбородок подтянут к шее. Руки на коленях, локти слегка отведены, но не слишком. Колени не расставлять, но и не смыкать впритык. К спинке стула не прислоняться, это допустимо только для пожилых и беременных. На стол не облокачиваться - это вообще недопустимо.

И самое главное - высший пилотаж, так сказать - при этом нужно выглядеть естественно. Проконтролировав правильность посадки, я слегка расслабил тело, как будто это для меня привычно. Со временем и станет привычным, если не распускаться.

Откуда я это знаю? Когда Хагрид разъяснил мне, кто я такой, и повёл меня в Косой переулок за покупками к школе, я позаботился и о том, чтобы больше не выглядеть неотёсанным маглом. Заодно с учебниками я купил ещё несколько необходимых книг, одной из которых оказалась толстая книга-артефакт по истории, обычаям и этикету мировой магической аристократии. Мне её продали по цене в пять раз дороже, чем моя волшебная палочка, и то только потому, что ею никто не заинтересовался с начала столетия.

Всю эту книгу за оставшийся до учёбы месяц я, разумеется, не осилил. Но с основами аристократического поведения я ознакомился и даже не пожалел времени на их отработку у себя в комнате, которую Дурсли выделили мне после того случая с больницей.

К Шляпе потянулись оставшиеся первокурсники, и про меня забыли. Когда распределение закончилось, из-за преподавательского стола поднялся сам директор Альбус Дамблдор.

- Добро пожаловать!
- он окинул столы учеников взглядом доброго дедушки.
- Вы, конечно, хотите есть, поэтому я буду краток. Папа, мама, жаба - цап!

Я позволил себе недоуменно приподнять бровь, но эта глупая детская присказка оказалась сигналом для местных домовых эльфов. Только что пустовавшие столы заполнились предметами сервировки, а затем и готовыми блюдами. Ростбиф, жареная курица, отбивные на любой вкус, ветчина, бифштексы, картофельный гарнир различного приготовления, соусы, горошек, кетчупы и прочие подливки... Если бы не больница, я впервые в этой жизни поел бы досыта.

Но сначала этикет... Разумеется, важно знать, когда и какой столовый прибор использовать, но главное правило поведения за едой состоит не в этом. Главное - никогда не набрасываться на еду и никогда не есть с пренебрежением. Что бы ему не подали, истинный аристократ должен есть с умеренным удовольствием, словно привычную любимую еду, в которой его никто и никогда не ограничивал. Жрать - признак низкого происхождения, ломаться - признак снобизма, и то и другое недостойно истинного аристократа.

Ведь полного сервировочного набора может и не быть, нужно уметь управляться с тем, что есть. Сейчас, например, за столом нет льняных салфеток, поэтому я имею право пододвинуться к столу так, чтобы еда не могла упасть мне на колени. Ну и, разумеется, во время еды не следует расставлять локти и нагибаться над столом слишком низко.

Я положил себе телячью отбивную и немного картофеля-фри, добавил кетчупа. Ножей тоже не было, поэтому пришлось есть вилкой в правой руке, помогая себе кусочком хлеба. У Дурслей меня не закармливали телячьими отбивными, но месяц тренировки на хлебе кое-что дал, и я уже не выглядел человеком, который впервые увидел вилку.

Во время пережёвывания я помаленьку осматривался вокруг. За нашим столом сидело человек сорок, и это был весь факультет, от первого курса до последнего. Занято было где-то две трети стола, столько же учеников сидело и за столом Равенкло. Хаффлпаффцев было больше, но самым многолюдным был стол Гриффиндора. Там сидели теснясь. Ели проворно. Ноги парней были обвиты вокруг ножек стульев, носы в тарелках, ложки мелькали так, что аж сливалось.

Наши тоже ели с аппетитом, вблизи это было заметно. Я с непривычки ковырялся медленнее всех, потому что опасался допустить какую-нибудь неловкость. Сейчас на меня посматривали только с преподавательского стола, но лучше было не расслабляться.

Вокруг нашего стола сновало привидение. Подтолкнуть под локоть оно не могло, но очень старалось смутить или напугать кого-нибудь из первокурсников. Та самая память, которая стала проявляться у меня с больницы и которую я признавал за свою, подсказала мне, что это Кровавый Барон, фирменный слизеринский призрак. Я не замечал его, как это принято у аристократов - безразличие и ноль внимания, но затаённое наблюдение краем глаза и полная осведомленность о действиях. Призрак не собирался пропускать никого из новичков, в конце концов он добрался и до меня.

- Приятного аппетита, мистер Поттер!
- громогласно прошипел он - оказывается, и так бывает. Нужно заметить, что громкость застольного разговора следует подбирать так, чтобы было слышно соседям рядом и напротив, но не переходя на шёпот.

- Благодарю вас, барон, - я вежливо кивнул ему и снова сосредоточился на отбивной. Призрак подождал, не скажу ли я что-нибудь ещё, но не дождался.

- Когда я ем, я глух и нем - так, мистер Поттер?
- поинтересовался он.

- Хитёр и быстр, и дьявольски умён, - закончил я.
- Вы разбираетесь в магловских присказках, барон.

Кровавый Барон раскатисто хохотнул.

- Этого продолжения я еще не слышал, - сообщил он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.