Мы, аристократы - 3

Серия: Мы, аристократы [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1.

Еще до Хогвартса, в английской начальной школе, я узнал, что магловская аристократия выделялась по количеству родовых земель, которыми она владела. В магической Британии аристократия и поныне выделяется по силе родовой магии. И если у маглов аристократия определялась общественным укладом, то у нас она определяется с помощью самой магии. Деление по силе магии заложено в родословные книги и гобелены, и если магический род достаточно усилился, магия этих артефактов сама зачисляет его в знать.

Магию родословных артефактов разрабатывали тысячелетия назад, но пользуются ею и в настоящее время. За основу отсчёта у нас выбрано количество домовиков, которое способна поддерживать родовая магия. Если семейство может содержать хотя бы пару домовиков, оно уже относится к высокородным. Если домовики рода могут размножаться - а это возможно, когда родовая магия способна поддерживать не менее двух десятков этих маленьких существ, хотя их самих по каким-то причинам может и не быть - родословные артефакты приписывают главе семейства титул лорда-мага, который в обиходе сокращается до лорда. Если магия рода может поддерживать полсотни и более домовиков, его главе приписывается титул грандлорда-мага, который в обиходе также сокращают до лорда.

Если же семейство полностью теряет свою родовую магию, немногие уцелевшие там домовики превращаются в семейных упырей, пожирающих её останки и мешающих восстановить её. От упырей нельзя избавиться, пока они не умрут естественной смертью, хотя возможно превратить их обратно в домовиков с помощью сложного ритуала восстановления родовой магии, в котором должен участвовать высокородный маг не ниже лорда, отдающий свою родовую магию восстанавливаемому роду. Но кто из высокородных свяжется с отступниками, однажды уже растранжирившими своё главное семейное достояние?

В теории можно всю жизнь проспать на диване и в один прекрасный день проснуться там грандлордом, но на практике для этого приходится постараться. Растерять родовую магию очень легко, нарастить трудно. А прирастает она, как бы это не было противно сторонникам гедонизма и свободных нравов, через самодисциплину и умеренность.

Если потомка изгоняют из рода за нарушения законов крови, родовая магия терпит заметный ущерб. Но если такого потомка оставить в роду, он вызывает постоянную утечку родовой магии, поэтому его дешевле отлучить от рода. Несмотря на то, что детям прививают уважение к родовой магии, едва они начинают говорить, почти в каждом роду бывают отщепенцы, для которых на первом месте собственные страсти и наклонности. Родовая магия не терпит небрежения, поэтому высокородных у нас немного.

Мой дед, Карлус Поттер, наследный потомок Годрика Гриффиндора и Игнатуса Певерелла, был грандлордом. Мой отец, Джеймс Поттер, из-за женитьбы на маглокровке - и, судя по тому немногому, что я о нём слышал, не только из-за неё - спустился до лорда. В весенние каникулы я проверял свою запись на малфоевском родословном гобелене и лично убедился, что я снова записан там как грандлорд, хотя прошлым летом был всего лишь лордом.

Знают об этом маги, у кого в семье есть родовой гобелен или родословная книга-артефакт, а они не болтливы. Кто есть кто, известно только в своём кругу.

Когда мы отправились на каникулы, оказалось, что вопрос с Диасом уже решён. Малфой-старший подключил к нему Джонса, который давно был легализован у маглов и знал все ходы и выходы в магловской бюрократии. Джонс, будучи состоятельным бизнесменом в мире маглов, явился в приют и предложил взять к себе Диаса на летние каникулы с целью благотворительности. Несколько тысяч фунтов, подкинутые на нужды приюта, помогли решить дело без проволочек, и теперь руководству заведения требовалось только личное согласие воспитанника.

К маглорожденным, в том числе и в приюты, из Хогвартса посылали письмо с указаниями, где и когда встретить ребёнка из школы. Поскольку Хогвартс-экспресс прибывал в Лондон вечером, а нас Малфой забрал оттуда утром через каминную сеть, Джонс с Эрни побывали в приюте днём и оформили там все необходимые бумаги. Теперь парня нужно было только сводить туда перед отъездом в Хогвартс и показать, что с ним всё в порядке, а остальное время он мог проводить под присмотром благотворителя. То есть, с нами.

Кроме меня, никто не знал, что Эрни чистокровный, но наша компания относилась к нему если не дружелюбно, то терпимо. Парни привыкли к тому, что я знаю, что делаю, и считали, что я готовлю мальчишку в принятые. Для кандидата Диас был хорош - этикет он изучил достаточно, чтобы не отсвечивать в школе дурными манерами, колдовство давалось ему легко, весеннюю сессию он сдал только на "превосходно" и "выше ожидаемого". Если не все из нас - в частности, Драко - были рады ему на каникулах, то все понимали, что в приюте парень должного воспитания точно не получит.

Наша ближайшая неделя уже была расписана - поход за покупками, помолвка Винса и Милли, а ещё через два дня - рунная помолвка Теда и Дианы. Празднество в честь неё не было запланировано, так как подобные ритуалы не всегда проходили успешно, но в случае успеха нам предстоял ужин у Ноттов совместно с их новой роднёй. Для закрепления ритуала наречённые должны были провести трое суток в родовом особняке будущего мужа, после чего Диана отправлялась к родителям, а мы - на магловскую дачу Джонса.

Прибытие к Малфоям преподнесло нам небольшой сюрприз. Особенно он касался Драко, потому что встретившая нас Нарцисса ожидала ребёнка. В весенние каникулы это еще не было заметно благодаря её свободной домашней одежде, но теперь стало очевидно, что не позже конца лета у Драко появится маленький братик или сестрёнка. Нам по возрасту не полагалось поздравлять будущую мать с беременностью, поэтому мы сделали вид, что ничего не заметили, только Драко мгновенно надулся. Как и мы, он ничего об этом не знал.

Джонс с Эрни вернулись только к ужину. Из приюта они пошли покупать одежду для парня, сначала нашу, а потом и магловскую - как сказал Джонс, чтобы ему потом было меньше возни, потому что ему еще предстояло руководить нашими магловскими покупками - а в промежутках побывали в пиццерии и в кафе-мороженом. Они нашли общий язык, и теперь Диас смотрел на мага с обожанием, как мальчишка-сирота на внезапно появившегося у него отца.

На ужин мы оделись, потому что формально Джонс считался гостем дальнего круга. Эрни был уже в новой визитной робе и для первого раза держался за столом неплохо, разве что несколько натянуто. Глядя на него, я вспоминал самого себя, когда год назад я впервые сел за стол в этом роскошном обеденном зале. Неужели и я был таким маленьким и серьёзным? Впрочем, сейчас я ростом с Диаса, значит, тогда я был ещё меньше - всё время забываю, что я тут самый мелкий.

Кроме Джонса, за ужином был ещё один гость, представленный нам как Шон Брукс, колдомедик. Он относился к ближнему кругу, потому что был принятым рода Малфоев. Как мне коротко рассказал Малфой, Шон учился в Равенкло курсом старше и их знакомство началось с того, что равенкловец стал писать Малфою обзоры за деньги. Брукс был нищим сыном маглорожденных родителей, средненьким магом, но умным и думающим парнем. Он писал качественные обзоры, Малфой хорошо платил ему, и деловые отношения во время учёбы устраивали обоих. Сдружились они позже, когда Малфой закончил Хогвартс, а Брукс в течение истекшего года безуспешно искал работу - Малфой помог своему бывшему наёмнику получить специализацию колдомедика и устроиться на мелкую должность в клинику Святого Мунго. Когда Малфой женился, то сначала Нарциссе, ходившей в ожидании ребёнка, а затем и новорожденному понадобился присмотр лекаря. В тот же период лекарские услуги потребовались и Крэббам с Гойлами, где тоже ожидалось прибавление семейства. Шон стал частым гостем у Малфоя и его приближённых и наконец принятым.

Служба Вольдеморту тогда еще не успела разорить Малфоя, и у него были средства на устройство жизни своего принятого. На деньги покровителя Бруксу был куплен приличный дом, куда въехали его родители, а двумя годами позже и молодая жена, родившая ему двоих детей - девочку и мальчика. Если прежде Шону не хватало магической силы для продвижения по службе, то теперь он стал блестящим колдомедиком и известным специалистом. Очень мирный по натуре, он никогда не был Упивающимся, но его семья благополучно пережила нелёгкие годы террора и магической войны под прикрытием Малфоя. Сейчас Шон навещал Малфоев дважды в неделю для присмотра за состоянием Нарциссы, и было видно, что он чувствовал себя здесь по-свойски.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.