Последствия

Юрченко Сергей Георгиевич

Серия: Волны Хаоса [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава первая.

Дзинь! Подброшенная монета падает на ребро, некоторое время качается в таком положении, и лишь потом опускается так, как это прилично для уважающей себя монеты. Конечно, надо бы посмотреть на то, что же выпало... Но на самом деле это не имеет никакого значения. Выбор сделан, решения приняты, и теперь остается только пережить их последствия. Так что я, не глядя, сгребаю монету со стола и снова отправляю в полет. В этой монете ценно не то, как она падает, а то, как летит. И такую прелесть Сириус приказал Кикимеру выбросить?

Хотя... всего полгода назад я и сам поступил бы так же. Аура боли и смерти, окутывающая эту вещицу - ощутима почти физически. Много-много раз переходила эта монета из рук в руки, пока не оказалась в закромах цитадели дома Тьмы. И только один человек расстался с ней добровольно - Сириус. Да и то - исключительно потому, что не знал о том, чем славятся монеты, вышедшие из рук златокузнецов Каэр Морхольда.

Да, боль и ужас при прикосновении к этому диску - просто бьют по нервам. Но это всего лишь проявления людской жадности. Они не пятнают ни белого золота, ни искусной чеканки, ни лежащих на монете чар.

В древнем царстве, внушавшем такой страх врагам, что до сих пор те летописи, что вообще решаются упомянуть о его существовании, именуют его не иначе как Царством Ужаса, такие монеты отнюдь не являлись общепринятым платежным средством. Нет, были в нем и монеты, которые "просто монеты", хотя и их жители, бывшие колдунами чуть ли не поголовно, старались зачаровать... Но вот именно такими - Повелители Ужаса расплачивались за услуги, оказанные лично им.

Я еще далеко не до конца разобрался с тем, какими свойствами обладает конкретно эта монета: в библиотеке Дома, в которую столь радостно закопалась Гермиона, получив мое разрешение на доступ к книгам, к которым ее ранее не пускали, нашлись только обрывочные записи предков Сириуса, исследовавших ее. Так что, подбрасывая ее в воздух - я не то, чтобы бездумно развлекаюсь, но наблюдаю за потоками варпа, которые она увлекает за собой. "Иначе действие это было бы пустою забавою".

Часы в гостиной громко отбили полдень. Интересно, получится у Джинни после сбежать после занятий? А то у нас с Гермионой осталось не так уж много каналов общения с внешним миром... если не считать магических шпионов, которые моя любимая штампует тысячами.

Да, мы не вернулись в Хогвартс. У меня не было никакого желания вновь видеться с Дамблдором, а Гермиона... Она вообще не очень хочет выходить из дома, который стал нашей крепостью. И я ее понимаю, учитывая, чем закончилась ее прошлая попытка.

На этом этапе самой трудной задачей было уговорить уехать родителей Гермионы. Слишком уж легко было бы превратить их в рычаг, пользуясь которым нас могли бы выковырять из надежной крепости, которой является дом семейства Блэк. Но мы все-таки смогли это сделать. И не последнюю роль в этом нашем успехе сыграли порт-ключи, заклятые на крови, которые могут привести их в наш с Гермионой дом.

Несколько таких мы сделали вместе с Джинни и Тонкс, после того, как смогли наконец-то оторваться друг от друга по возвращении. И именно они обеспечивают наше общение с миром. Тонкс, Джинни, родители Гермионы и Луна - вот, практически, и весь круг нашего общения за эти пол года... если, разумеется, не считать еще кое-кого...

Конечно, кое-кто может назвать такое поведение трусостью. Но мы с Гермионой считаем это нормальной осторожностью, учитывая, КТО наши враги.

Постепенно библиотека Дома открывает нам тайны магии. И поединки с Тонкс показывают, что уже сейчас я могу справиться не только с однокурсником, но и с не слишком опытным аврором. Вот только Темный лорд, да и директор Хогвартса - это совсем другая весовая категория. То, что мы с Гермионой с таким изумлением открываем для себя, для них - давно пройденный материал, пройденный, заученный, отработанный до автоматизма. Так что я не склонен переоценивать свои шансы даже в случае встречи с кем-то из них один на один... что, в общем-то маловероятно. Ни Дамблдор, ни Волдеморт без серьезной группы поддержки нигде не появляются.

Причем, если в случае встречи с Риддлом еще можно надеяться на то, что он, в упоении своей силой и бессмертием, расщедрится на поединок, то в случае Дамблдора...

Море удушающей доброты. Идеально выверенные слова поддержки и понимания... И толчок в спину с прощальным напутствием "Мне тебя убивать не по чину: Светлые детей не убивают. Так что иди, убейся сам!" Вот что ждет меня при встрече. И ведь пойду убиваться, даже точно зная: в чем подвох. И так уже несколько раз чуть не попался. Ведь не зря же директор в упор "не замечает" порт-ключа, который позволяет Джинни забегать к нам? Дело тут в том, что принесенные ей новости уже четыре раза чуть было не заставили меня сорваться и покинуть защищенный всеми мыслимыми и немыслимыми способами дом Сириуса. И только родная, любимая Гермиона каждый раз ухитрялась остановить потерявшего голову главу рода Блэк. Так что первая встреча с Джинни в любом случае происходит в обязательном присутствии Гермионы. И это не пустая предосторожность, вызванная ревностью.

Так что встречаться с врагами, рассчитывая на собственную силу - для нас еще очень и очень рано, и вряд ли этот момент когда-либо наступит. Надо придумать что-то еще. Что-то, чего Великие в своих расчетах не предусмотрели. Вот только ничего у нас пока что не выходит. И пока не придумаем - мы с Гермионой будем во весь опор сидеть здесь, стараясь даже носа не высовывать из надежного убежища.

В принципе, мы с любимой обсуждали даже вариант последовать за ее родителями: несколько раз поменять имена, документы и внешность, и широкими зигзагами скрыться в далеком тумане. Но, к сожалению, этот вариант был признан даже более опасным, чем идея сидеть в доме Блэков. Ведь сейчас мы, благодаря газетам, магическому шпионажу, и Джинни с Тонкс хоть в какой-то мере "держали руку на пульсе событий". Делать это издалека - было бы гораздо сложнее. А значит все время приходилось бы быть готовыми к неожиданному выбрыку Фортуны, с которой сталось бы столкнуть нас с очередной поисковой партией. И идея сражаться на неподготовленном заранее месте - как-то не вызывала у нас с Гермионой бурного энтузиазма. Так что первые два месяца нашего пребывания здесь мы с ней провели, старательно разбираясь в особенностях защитных чар дома, и, по мере сил, восстанавливая то, что порушил Дамблдор, и, увы - Сириус. Конечно, получалось это у нас далеко не в полном объеме... но в любом случае, даже оставшееся - намного больше, чем мы с Гермионой могли бы создать сами "на ровном месте".

Наблюдая за нашими неустанными трудами, даже портрет Вальпурги Блэк смягчился, и подал несколько интересных идей. А уж Кричер... Старый домовик ходил в перманентно счастливом состоянии, наблюдая, как обновляются и укрепляются колдовские бастионы Дома. И хоть он по-прежнему через слово именовал Гермиону "грязнокровкой", но мы привыкли не замечать этого. Ведь Сириус...

Сириус... Очередной раз вспомнив крестного, я задумался. Где бы ты не оказался: в раю, в Чистилище, или даже в бездне варпа... если ты можешь узнать о том, как проводит имя твой крестник... Рад ли ты за меня? Или проклинаешь "вероломного черного колдуна"?

Впрочем, момент слабости прошел быстро. У меня слишком много дел, чтобы задумываться над вопросами, вероятность найти ответы на которые - пренебрежимо мала. В конце концов, если у Джинни получится, то сегодня у нас будет гость, который не появлялся здесь уже довольно давно. Вспоминаю...

***

- ...и Рон хочет помириться и извиниться за то, что он натворил, - закончила рассказ Джинни.

- "Помириться и извиниться"?
- задумалась Гермиона.
- И как он себе это представляет?

- Ну... мой брат предлагает встретиться на нейтральной территории...
- Джинни сосредоточенно рассматривает узор на потолке, видимо, предполагая, что ответит на такое "привлекательное" предложение хозяйка дома.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.