Тринадцать

По Юлиана

Серия: Магия Тринадцати [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тринадцать (По Юлиана)

КНИГА ПЕРВАЯ

Тринадцать

2014 год

Глава первая. Пробуждение

Мир жесток и несправедлив. Мы – люди – всегда это знали, но с тех пор, как узнали про «них» - уверовали в эту истину ещё сильнее. Казалось бы, ещё вчера все мы ходили под ясным голубым небом, радовались обычным человеческим мелочам и совершенно их не ценили. Я бы всё отдала за то, чтобы выйти ночью из дома, выйти без оглядки, без страха, без грусти и поднять глаза к чистому тёмному небу. Восхититься красотой сияющих нам из глубины галактики звёзд, попытаться угадать какого же цвета сегодня луна – серая, мутно-жёлтая, а может кроваво-красная? Но я не могу позволить себе подобную роскошь, уже не могу. Мы рабы, «их» рабы. Темнота принадлежит «им» полностью, в темноте «они» неуязвимы, а мы становимся «их» жертвами, «их» завтраками, обедами или ужинами. «Они» - вампиры, бессмертные, сильнейшие, кровожадные. Мир оказался полон магии и загадок, полон несбывшихся надежд на счастливое будущее, ибо его у нас забрали монстры.

Меня зовут Ана, мне исполнился почти двадцать один год, когда «они» напали на нас. Всех, кого я любила, со мной нет рядом - «они» их забрали накануне моего дня рождения. Нет мамы, которая каждый вечер на ночь расчёсывала мои непослушные светло-русые волосы с серебристым отливом и напевала мне колыбельную, несмотря на то, что я уже давно выросла, ведь по меркам молодёжи двадцать лет – это внушительный возраст. Нет моего отца, который смотрел на меня и на моего брата и радовался тому, что мы у него есть. Нет и моего старшего брата Ильи, моего любимого и главного мужчины, так как он оберегал и защищал меня ото всего мира самозабвенно. Он избаловал меня этим, поэтому, когда пришли «они» - я была совершенно не готова. Не готова была сопротивляться «им», не готова сама спасать свою жизнь, и, видит Бог, не готова была терять своих близких и любимых так быстро и так просто!

«Их» вторжение в наши жизни началось спонтанно и, как смерч, снесло всё на своём пути – радость, любовь, надежду, веру. Они просто ворвались в наши дома среди ночи и впились в наши шеи. Мама с папой даже проснуться не успели, а вот мы с братом рассмотрели «его» чётко. Время как будто замерло, когда тёмная фигура начала надвигаться на нас. Уверенной и какой-то скользящей походкой монстр приближался к нам – огромные кроваво-красные глаза уперлись взглядом в меня, выворачивая душу наизнанку, порождая в глубине сознания невероятный первобытный страх, парализуя волю, лишая дара речи. Первым очнулся Илья, он схватил меня за руку, силой затолкал в мою комнату, прокричав мне про то, что я должна запереть дверь изнутри и бежать со всех ног за помощью, выбравшись через окно. Единственное, что я успела шепнуть ему, так это то, что очень люблю его. Он в ответ посмотрел на меня полным боли взглядом, улыбнулся, подмигнул, как делал это всегда, когда хотел меня приободрить и скрылся за моей дверью со словами «Иди сюда, тварь!».

Что происходило дальше, я помню крайне смутно, лишь обрывками картинок из моего подсознания воспоминания врываются в мои сны. Я точно знаю лишь одно – меня в ту ночь догнал тот монстр, он впился в мою шею, я что-то кричала ему, а потом темнота. Почему я жива? Почему он отпустил меня? Зачем? Иначе быть мне уже со своими любимыми в безопасности и безмятежности. Этими вопросами я ещё долго задавалась. До сих пор почти каждую ночь я просыпаюсь от воспоминаний прошлого, терзающих меня словно ненасытная львица свою добычу, снова и снова переживаю тот ужас и страх, ту боль потери, которую меня заставили пережить. Я очнулась после той кровавой Ночи в незнакомой мне комнате, в которой стояло ещё несколько кроватей. На столе, стоящем в центре комнаты, находился какой-то странный предмет, излучавший свет, похожий на небольших размеров серебристый кристалл. Свет был очень мягким и тёплым – словно солнышко грело и ласкало своими лучиками, хотя за окном итак был день. Я почувствовала сильную боль на шее, а затем и огромную рану в груди, осознание нахлынуло волной – мои родные мертвы. Захотелось завыть на луну, найти обрыв и спрыгнуть с него, напороться на нож – всё, что угодно, лишь бы перестало так болеть сердце. Но я просто кричала, кричала от боли и безысходности. От отсутствия возможности всё исправить, обратить время вспять, сбежать в ту Роковую Ночь из города куда угодно – хоть в ад – лишь бы спасти своих родных. Но я тогда ещё не знала, что бежать было некуда, и, похоже, даже в аду «они» устроили свои расправы. В ту Ночь монстры выдали себя и перешли в нападение. В ту Ночь перемешались реальность и то, что казалось до этого фантазией, игрой разбушевавшегося воображения. Мир людей и «их» мир сошлись в одной точке – точке невозврата, уничтожив при этом мою семью и ещё миллион таких же. Мой маленький тихий мирок не рухнул, нет – его вероломно разрушили, разгромили, растоптали.

Первую неделю после своего пробуждения я либо билась в истерике, либо на несколько часов впадала в глубокую депрессию, постоянно просыпалась от бесконечных кошмаров, которые вновь и вновь проигрывали мне словно старый сломанный заевший граммофон старую пластинку, сцену гибели моих родителей, прощальное подмигивание моего брата и страшные кроваво-красные глаза. Я была совершенно оторвана от реальности, не видела и не слышала никого вокруг, «варясь» лишь в своей боли. Помню, что вокруг суетились люди, помню обрывки фраз, но вот однажды я всё же расслышала полноценный диалог:

- Бедняга, как мучается – произнёс мягкий женский голос.

- Она не одна потеряла свою семью, пора бы уже прийти в себя, не могу больше слушать эти вопли и стоны по ночам и смотреть в эти стеклянные безжизненные глаза днём! Мы на неё уже кучу антидепрессантов и успокоительных перевели, а достать их невероятно сложно! Вампиры держат под контролем всех и вся! – жёсткий голос второй собеседницы обдавал ледяным раздражением.

- Перестань, Таня, я тебя умоляю! Не будь такой бессердечной! Раздражают крики её душевной боли – так не слушай! Иди, погуляй, голову проветри, а то несёшь ерунду! В нынешних условиях – сострадание к ближним – это всё, что у нас есть.

- Эльза, ты моралистка и мать Тереза. Возьми с полки нимб, а я пока что правда пойду, проветрюсь – может, хоть там её крики слышны не будут!

Я перевела свой рассеянный взгляд с лампы на потолке, на которой успела сфокусироваться во время перепалки двух девушек, на Эльзу – имена их моя помять запомнила сразу.

- Боже, Таня есть Таня… О! Ты очнулась наконец, пришла в себя! – радостный голос заставил меня моргнуть несколько раз, мой мозг отчаянно пытался определить где реальность, а где сон. Любимых глаз родителей нет, любимых глаз брата нет, ненавистных глаз монстра нет, есть лишь обеспокоенный взгляд светло-зелёных глаз, обрамлённых густыми чёрными ресницами под идеальными изогнутыми бровями на идеальном красивом лице; на плечи незнакомки ниспадали недлинные золотисто-каштановые волосы. Значит всё-таки реальность. Нужно что-нибудь ответить, пока меня не сочли трупом и не закопали во дворе, если тут конечно есть двор…

- Сколько я здесь нахожусь? Кто Вы и что случилось? – мой голос меня подвёл. Я практически прошептала всё это и весьма неуверенно, как будто не спрашивала, а просто перебирала слова с монотонным безразличием.

- Меня зовут Эльза. Ты здесь уже двадцать семь дней. Не волнуйся, ты в безопасности, здесь тебе ничто не грозит. А случилось с тобой то же, что и со всем населением, людским населением, этой планеты… - взгляд её погрустнел и потупился, и ужасные картины прошлого снова поползли у меня перед глазами, на глаза навернулись такие привычные слёзы. Взгляд Эльзы вдруг резко поменялся – наполнился беспокойством за меня и моё душевное состояние.

- Со мной всё хорошо, относительно хорошо. Не переживай, пожалуйста. Я больше не собираюсь впадать в истерику и переводить запасы успокоительного – поспешила я успокоить девушку. Двадцать семь дней я была не в себе! Двадцать семь дней! Господи!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.