Юный самурай. Путь воина. Путь меча. Путь дракона

Брэдфорд Крис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Юный самурай. Путь воина. Путь меча. Путь дракона (Брэдфорд Крис)

Благодарности

Я с низким поклоном благодарю тех, кто стал неотъемлемой частью команды «Юного самурая». Хочу назвать людей, которые продемонстрировали невероятную преданность и пожертвовали ради «Юного самурая» временем, силами и репутацией. Я благодарен за усердие и самоотверженность Чарли Вайни, моему агенту, отважному воину, который всегда защищает мои права и сражается за мою карьеру; Шэнон Парк, главному даймё в издательстве Puffin, за мастерское владение мечом редактуры — приняв из рук Сары Хьюз, она отсекла все лишнее и предложила мне отличные идеи; Венди Це — за соколиную зоркость при корректировании; Луизе Хескетт, Адели Минчин, Тане Виан-Смит и всей команде Puffin — за успешную кампанию на издательском поле боя; Франческе Дау, Пиппу Ле Кесну, Тессу Гирвану — за помощь «Юному самураю» в завоевании мира; сэнсэю Акэми Соллоуэю — за неизменную поддержку серии; Трэвора, Пола и Дженни из компании Authors Abroad — за великолепную организацию моих встреч с читателями; сэнсэю Дэвиду Анселлу из додзё Син ити до — за великолепные уроки и советы; Яна, Никки и Стэффи Чепменам — за поддержку; Мэтту — за энтузиазм; моей матери — за то, что она остается моей первой поклонницей; отцу, самому взыскательному читателю; моей жене, Саре, за то, что наполняет смыслом мою жизнь.

И наконец, я низко кланяюсь библиотекарям и учителям, которые поддерживали серию (не важно, ниндзя они или самураи!), и всем читателям «Юного самурая» — спасибо вам за верность Джеку, Акико и Ямато. Спасибо, что покупаете мои книги, читаете их и пишете мне письма. Это значит, что я старался не зря. Аригато годзаймасу.

Предупреждение: «Юный самурай», хотя и основан на исторических событиях и упоминает реальные личности и места, является художественным произведением и всего лишь отражает дух эпохи, не претендуя на историческую точность.

Предупреждение: Не пытайтесь воспроизвести описанные в книге приемы без руководства опытного инструктора. Указанные техники могут оказаться чрезвычайно опасны и привести к летальному исходу. Ни автор, ни издательство не несут ответственности за травмы, полученные в результате попыток воспроизвести описанные в книге приемы.

Путь воина

Моему отцу посвящается

Пролог

Масамото Тэнно

Япония, город Киото, август 1609 года

Мальчик резко открыл глаза.

И схватился за меч.

В комнате был кто-то чужой. Тэнно затаил дыхание. Глаза постепенно привыкали к темноте, и он настороженно вглядывался: не шелохнутся ли ночные тени. Никого не видно, только призрачный свет луны сочится сквозь полупрозрачные бумажные стены. Может, почудилось? Однако инстинкты самурая предупреждали об опасности…

Тэнно вслушивался изо всех сил: не выдаст ли себя незваный гость малейшим шорохом? Вишневые деревца в саду слегка шелестели под ветерком; как обычно, журчала струйка воды, вытекая из фонтанчика в прудике с рыбками, да где-то поблизости без умолку стрекотал сверчок. В доме царила полная тишина.

Напрасно он так встревожился. Наверное, просто злой ками [1] спать помешал…

Целый месяц весь клан Масамото гудел, как растревоженный улей: ходили слухи, что будет война. Поговаривали о каком-то восстании, и отца Тэнно вызвали, чтобы помочь навести порядок. Миру, которым наслаждалась Япония последние двенадцать лет, вот-вот придет конец, и люди боялись нового кровопролития. Тут волей-неволей встревожишься!

Тэнно расслабился, поудобнее устраиваясь на футоне, — можно еще поспать. И вдруг сверчок застрекотал чуть громче. Мальчик сжал в ладони рукоять меча. Однажды отец сказал: «Самурай должен всегда доверять своим инстинктам», а сейчас инстинкты твердили об опасности.

Надо бы проверить, в чем дело.

Тэнно поднялся.

Из темноты вылетела серебристая звездочка.

Мальчик метнулся в сторону, но все же опоздал: сюрикэн порезал ему щеку и впился в изголовье постели — как раз там, где только что лежала голова. По лицу потекла горячая струйка крови. Вторая звездочка со стуком воткнулась в соломенные маты на полу. Тэнно одним движением вскочил на ноги и выставил перед собой меч.

Одетая в черное с головы до ног фигура выплыла из теней, как привидение.

Ниндзя! Ночной убийца!

Нарочито медленно ниндзя вытащил из ножен смертоносный клинок — короткий, прямой, идеально приспособленный для колющих ударов и совсем не похожий на длинный и слегка изогнутый меч Тэнно.

Словно кобра, готовая к прыжку, ниндзя молча сделал шаг вперед, замахиваясь танто.

Предвосхищая атаку, Тэнно ударил мечом вниз, пытаясь разрубить нападающего пополам. Ниндзя легко ушел от клинка и, развернувшись вокруг своей оси, врезал мальчику пяткой в грудь.

От удара Тэнно вылетел сквозь затянутую бумагой дверь и грузно шлепнулся посреди внутреннего садика, хватая воздух ртом. В голове помутилось.

Ниндзя выпрыгнул сквозь пробитую дыру и, как кошка, приземлился рядом.

Тэнно попытался подняться и отбить атаку, но колени подгибались: ног он совсем не чувствовал. Хотел закричать, призывая на помощь, однако горло распухло и горело огнем — крики превратились в судорожные вздохи.

Фигура ниндзя то расплывалась, то снова обретала четкость и наконец исчезла в клубах черного дыма.

В глазах потемнело. Тэнно понял, что сюрикэн был отравлен и теперь яд растекался по телу, парализуя мышцу за мышцей. Мальчик беспомощно лежал, распростертый передубийцей.

Ослепший, он прислушивался, ожидая приближения ниндзя. Ничего, кроме стрекота сверчков. Отец как-то говорил, что ниндзя подражают стрекотанию насекомых, чтобы незаметно подобраться к цели. Теперь понятно, как убийца проскользнул мимо охраны!

Зрение ненадолго вернулось, и в бледном свете месяца мальчик увидел закрытое маской лицо. Ниндзя нагнулся так близко, что донеслось его горячее дыхание — кислое и вонючее, как дешевое сакэ. Сквозь щель в капюшоне виднелся горящий ненавистью зеленый глаз.

— Это послание твоему папочке, — прошипел ниндзя.

Грудь вдруг кольнуло холодное лезвие.

Один резкий удар, и все тело обожгло нестерпимой болью…

А потом пустота…

Масамото Тэнно ушел в Вечное Ничто.

1. Огненный шар

Тихий океан, август. 1611 года

Мальчик резко открыл глаза.

— Свистать всех наверх! — взревел боцман [2] . — Джек, тебя тоже касается!

Из темноты появилось обветренное лицо боцмана, и мальчишка резво выскочил из раскачивающегося гамака и приземлился на деревянный пол.

Для своих двенадцати лет Джек был высок, худощав и мускулист: два года в море даром не прошли. От матери ему досталась копна белокурых волос — густых и давно нечесанных. В ярко-голубых глазах горело упорство.

Уставшие от долгого плавания матросы «Александрии» тяжело слезали с коек и протискивались мимо Джека, торопясь выбраться на палубу. Джек виновато улыбнулся.

— А ну, пошевеливайся! — прорычал в ответ боцман.

Внезапно раздался оглушительный треск, деревянная обшивка протестующе заскрипела. Крохотная масляная лампа, подвешенная под потолком, яростно закачалась.

Джек упал на груду пустых бутылок из-под грога, которые разлетелись во все стороны. В полумраке кубрика еще несколько чумазых полуголодных матросов, спотыкаясь, протиснулись мимо. Джеку никак не удавалось подняться, и тут его ухватили за шиворот и поставили на ноги.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.