Сто одно стихотворение

Филипенко Олег Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сто одно стихотворение (Филипенко Олег)

Олег Филипенко

***

Мой вдумчивый и мощный Голос!

Зачем опять зовёшь ты петь

И всё, что жило и боролось,

Спешишь собой запечатлеть?

Через мои несовершенства

Стремленьем к истине, к добру,

Зачем лишил меня блаженства

В тобою прЕзренном миру?

Зачем лишь сердце жить устало -

Тебя пронизывает страх,

И шепчешь ты НАЧНИ СНАЧАЛА

С мольбой упрямой на устах;

И уверяешь в чём-то главном,

Что предстоит ещё сказать?..

Зачем ты так блажен, мой славный,

В упрямстве верить и страдать?!..

сентябрь 1989 г.

***

Как втолковать смущенье духа

Сознаньем низменности "я"

Всем любопытствующим сухо

Наружной тайной бытия?!

К каким ещё незримым бедам

ГОТОВИТ ПРОСВЕЩЕНЬЯ ДУХ,

Плодя пародии вокруг

Пустых сердец тщеславным бредом?!

1989 г.

ИЗ ЦИКЛА "ВОСЕМЬ СОНЕТОВ"

А. Т.

5

Когда с моею страждущей душой

Лукавит ум, и я шепчу, как в тягость,

Что неба величавость и покой

Есть только лишь покой и величавость;

Что в людях правда злобно весела

И счастлива позорною привычкой

Прощать себя или не видеть зла

И то ценить, что от добра отлично;

Что страсть порой, глумяся над душой,

Внушает ложь, - и вот уж сердце снова

Пресыщенность пугает пустотой

И холодом неискреннего слова,

То, жалуясь, я всё-таки шепчу:

Как, ангел мой, с тобою быть хочу!

6

Для сердца своенравного довольно

И тени ускользающей мечты,

Чтобы стереть приличия черты,

А добродетель вышколить невольно

В угоду прихоти; а нынешние взгляды

В стыдливости сокрытые награды

Прозрели ущемленье наших прав,

Убогость сердца ВЕЯНЬЕМ назвав.

Но жаль мне не того, что одурь слепо

На гробе предка пляшет, - мучусь я,

Что ты - порою отраженье неба -

Так мощен дух, - на привязи вранья.

Я лишь хочу, чтобы желаний сила

Духовность патокой мирскою не убила.

1989 г.

ФИЛОСОФ

Одинокий и безродный,

И по летам молодой,

Жил философ благородный

С гордой, пылкою душой.

Был неглуп, хорош собою,

Но томился средь людей, -

Устремлялся же душою

За фантазией своей

И, стремяся не по летам

В тайны жизни заглянуть,

С вдохновением поэта

Не давал себе уснуть.

Так прошло четыре года,

Но однажды, мыслям врозь,

Что-то СДЕЛАЛА ПРИРОДА, -

И сомненье родилось.

И, смущённый тем сомненьем,

Вечерами он бродил,

Нежил сердце искушеньем

И роптал, что МАЛО ЖИЛ.

А потом в тоске бессильной

Он у Бога попросил:

"Если сердце неповинно,

Сделай так, чтоб я любил."

То ли небом, то ли адом,

Но ниспослана была

Сердцу пылкому награда,

И любовь огонь зажгла.

Но следы её горенья

( Гордость дух больной попрал,

Робость злила нетерпенье,

Страсть рассудок презирал... )

Так глубоко отразились

На возвышенном лице,

Что явилась с неба Милость

И дала покой в конце.

И, пройдя и ад и небо,

Он судьбу благословлял:

"Пусть я жил безумно, слепо,

Но я многое узнал!"

1989 г.

ОТКРОВЕНИЕ МОЕГО ГАМЛЕТА

Я, Гамлет, пишущий стихи

Чернилами своих страданий,

Вам этих строк-воспоминаний

Дарю тревожные штрихи...

Рождённый на брегах Салгира,

Я счастлив был до той поры,

Пока татарские дворы

Не нарушали в сердце мира.

То детство было. Каждый час

Стремился я отдать забаве,

Мечтал о подвигах, о славе,

Но рано праздник мой угас!

Я стал как будто замечать

Кругом унылую печать

Ничтожных мыслей и желаний,

Тщеславья мелких притязаний

И силы - грубой правоты,

И, не назвав ещё словами

Теперь презренные черты,

Смутился страхом и слезами...

Так первым разногласьем с миром

Отягощён был ( и не знал,

Что то Божественная Лира

Стыдливый робкий идеал

Уже вселила в моё сердце),

И я захлопнул к людям дверцы

Своей возвышенной души,

И тайно плакал я в тиши

Над бесполезным идеалом!..

Как я терзал себя кинжалом

Сомнений в зыбкой правоте!

И, не найдя ни в ком опоры,

Я изменял своей мечте

И в совести немые взоры

С ожесточением плевал...

Но мир милее мне не стал!

Как рано стал я ненавидеть

Людей презренные труды,

Их разговоры, их суды...

Как оскорбить и как обидеть

Мечтал весь мир ничтожный я,

Но малодушие привычно

Хватало за руку меня,

И лицемерил я публично...

Таков я был. Так в слабом духе

Потребность в книгах родилась,

И вот в величественном звуке

Душа моя отозвалась,

А ум окрепнул осознаньем,

И стал с гордыней я взирать

( Обиды новая печать

За идеалов поруганье),

И стал с гордыней я взирать,

И с злым презреньем хохотать

Над мировою суетою...

Но, слава Богу, что собою

Доволен всё же я не стал,

И сердца прежний идеал

Вновь поманил меня рукою!

И вот с ожесточеньем воли

Через сомненья, вялость, лень,

Отчаянье и злую пень

Ищу Божественной Юдоли,

Где Простота и Мудрость - свита;

Где Истиной на мир пролито

Так много скорби и любви...

То мой удел... Внимайте ж вы

Моих страданий звукам верным,

Оставьте быт, что чувства глушит,

И состраданием примерным

Познайте собственные души!

24 сентября 1989 г.

СОНЕТ

Когда, мой друг, ты в жизни, как в пустыне

Окажешься, где некого любить,

Где не на ком свой взгляд остановить

Не потому, что хочется гордыне

Величия, а потому, мой милый,

Что дан тебе от Бога сердцу был

Огонь и дух, избыток чудной силы,

Который ты напрасно загубил

Среди людей, то ты, ценя страданья,

На Бога не ропщи. Настрой же слух

На внутренни свои воспоминанья:

Искусству посвяти себя, мой друг.

Ему вверяй свои душевны силы -

Оно тебе облегчит путь унылый.

1989 г.

СОНЕТ

Не верь, мой друг, глазам своим,

Коль видишь, будто я доволен

Своей звездою; я не волен

Собой и сердцем нелюдим.

Я испытал, что значит рок,

Что возвышается над всеми,

Но одиноких тяжко бремя

Вещать свой жизненный урок.

Беда не в том, что мерой сил

Души является бессилье,

А в том, что эти божьи крылья

Средь смертных редко, кто носил.

И только смутная надежда

Моя - блаженная невежда.

1989 г.

МОНОЛОГ МОЕГО ДОН ЖУАНА

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.