Солнечный Песок

Редькин Александр Валерьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Солнечный Песок (Редькин Александр)

Солнечный Песок. Рассказы.

Редькин Александр Валерьевич

Химеры болот

1

Лучи тропического Огнесолнца пронизывали зелёный хаос Дождевого Леса. Рассеиваемые кроной высоких деревьев, они, отражаясь в каплях росы, висевшей на ветвях и листьях, проникали на нижние уровни леса и тонули в густой траве. Среди плавающих в лужах ярких листьев рождались новые насекомые. А на толстых стволах, обросших пушистым мхом, висели гибкие, наполненные соком, лианы, с трудом удерживаемые коряжистыми ветвями. Всё казалось пропитано водой: стебли растений и кора деревьев, почва и мхи, воздух и дыхание живых существ. Кусты и трава, тесно сплетаясь между собой, почти полностью скрывали узкую лесную тропинку, идущую параллельно Чёрной Реке от Коарума к охотничьим угодьям. На тропе часто встречались грызуны, муравьи и змеи. Им очень нравилось чувствовать на своей чешуйчатой коже горячие прикосновения Огнесолнца — центрального божества болотных охотников, группа которых, медленно и осторожно двигалась в сторону кормёжки лумов. Девять охотников, чьи бронзовые фигуры покрывали узкие полоски животных шкур, были хорошо вооружены метательным колющим оружием. У всех на шее и на конечностях висели ожерелья из когтей и клыков дичи, обитающей в крае Больших Болот. Дополнительно они смазали свои тела тонким слоем болотной тины, смешанной пополам с грязью, для маскировки и скрытия сильного запаха, столь свойственного клану рептилоантров — потомственным охотникам на рептилов. После окончания весеннего половодья они, как и все живущие в Дождевом Лесу болотные антры, вышли на охоту и сейчас, держа наготове оружие, готовились в любое мгновенье обменять свою острую и сжатую энергию на кусок сырого мяса.

Стрела с раздвоенным костяным наконечником ушла вертикально вверх и, разорвав при этом несколько широких пальмовых листьев, впилась в нечто живое, затаившееся в кроне дерева. Громкий и дикий визг от резкой боли, раздавшийся откуда-то сверху, заставил вздрогнуть всю группу охотников. Из листвы показалась оскаленная морда раненого лума. Зверь лапой пробовал вырвать из раны догнавшую его смерть. Один из рептилоантров уже вкладывал в тетиву две новых стрелы, когда лум обломил древко и попытался прыгнуть на лианы соседнего дерева. В этот момент уже все охотники успели натянуть луки, и прыжок крупного лума-самца на соседнее дерево оказался прерван десятком метких попаданий. Не допрыгнув до более высокого дерева, смертельно раненый лум падал с высоты, на своём пути ломая ветки и обрывая листья и пучки тонких лиан. На колючую траву, растущую вокруг своего дерева, он упал уже мёртвым и весь растительный мусор, захваченный им при падении, ещё некоторое время сыпался на него сверху. Толстая пальма, несколько лет бывшая для лума жилищем, не только не спасла его своими широкими листьями от цепких глаз группы болотных охотников, но и выдала его обилием полусъеденных плодов, валявшихся вокруг ствола. Держа наготове копья, охотники приблизились к добыче и поняли, что помешало самцу совершить длинный прыжок и спастись бегством. В длинной и волосатой лапе убитый лум держал суковатую палку с осколком камня, воткнутым в её расщеплённый конец.

Напившись тёплой, начинающей густеть, крови, рептилоантры сняли с лума шкуру и поделили мясо. Самый большой кусок достался Аруму как первому охотнику, попавшему в цель и ранившему зверя. Мясо его семье было необходимо, ввиду немощи отца и юности сестры, а его ловушки на рептилов вот уже несколько дней оказывались пусты. С пищей к концу весны оказалось достаточно сложно: клубни съедобных лиан ожидалось выкопать только через две луны, зубаток съели два дня назад, а горшок муравьёв утром склёвали домашние птицы. Новые костяные стрелы оказались удачливее, чем ловушки на Чёрной Реке и Арум решил обменять на базаре Коарума часть мяса на их новую связку. Завернув каждый своё мясо в пальмовые листья, охотники продолжили путь, но, проблуждав по лесу ещё несколько часов, догадались, что лумы, почуяв опасность, ушли в Дикий Лес. Рассчитывая выйти из леса до наступления сумерек, охотники решили заночевать в Коаруме. Группу рептилоантров, охотившихся в Дождевом Лесу, возглавлял Аккрум — опытнейший воин и вождь клана. Только у него на ожерелье висели зубы кровоклыка-антроеда, добытые им несколько зарубок назад.

— Мы идём в Коарум и будем там ночевать, — сообщил Аккрум группе. — В лесу не останемся. С новым кругом Огнесолнца пойдём обратно в родовой посёлок.

— Аккрум, мяса одного лума недостаточно для посёлка, где мы добудем больше? — спросил один из охотников.

— На обратном пути проверим ловушки!

— А если они окажутся пусты? — вновь спросил вождя охотник.

— Тогда он заколет тебя, а в деревне скажет, что добыл крупного лума! — с улыбкой заметил Аккрум.

Все охотники засмеялись — они знали, что через пару лун наступит длинное лето и мяса самого разного происхождения будет достаточно. Рептилоантры, повернули по тропе обратно, оставляя на влажной и узкой полоске земле неглубокие отпечатки когтистых ног.

Болотные охотники двигались цепью: впереди шёл, опытным глазом скользя по зарослям, вождь рода Аккрум, за ним семь охотников, а замыкающим шёл Арум. На деревянных частях оружия каждого члена группы был вырезан крест — общий символ болотных охотников. Образованный всего двумя ровными линиями, крест, в представлении шаманов Великой Змеи, Кровоклыка и Трясинного Рептила являлся символом Огнесолнца и помогал всем антрам в добыче. Держа в ловких и сильных руках копьё, не раз протыкавшее кожу рептилов, Арум нёс за спиной, завёрнутое в листья, мясо и думал о крае Больших Болот, в котором он родился и стал мужчиной.

Полноводная Чёрная Река, протекавшая через Большие Болота, образовывалась ручьями где-то в сердце Рыбного Озера, находящегося у подножья гор, и вытекала из него уже чёрной. Цвет широкой, в два полёта стрелы, реке придавала взвесь ила и почвы, в трещине которой она текла. Неся свои чёрные волны далеко за Дождевой Лес, она терялась на огромных зелёных просторах. Шаман Великой Змеи, живший на окраине изведанного болотными охотниками мира, в одно из полнолуний сообщал, что Чёрная Река втекает в огромное озеро на Зареве. Дождевой Лес, раскинувший свои широкие зелёные ладони по обоим берегам Чёрной Реки, обильно снабжал болотных антров растительной и животной пищей. Живущие здесь кланы, веками удачно охотились в этих местах на плотоядную и копытную дичь, ловили рыбу и собирали туманный нектар. Не раз в полнолунные ночи, клыкастые рептилоантры приносили за это своим божествам, прежде всего Огнесолнцу и Великой Змее, жертвы. Вот и сейчас, с приближением тропического лета, Арум, идя по тропе за группой, думал о необходимости принесения жертвы Огнесолнцу, чтобы сделать это лето сытым и безопасным.

— Аккрум, как объяснить, что лумы всё чаще используют для защиты палки и камни? — вновь задал вопрос любопытный охотник. До Коарума было уже недалеко и, чуть ослабив внимание, охотники позволили себе непринуждённый разговор.

— Они научились этому у антров, — отвечал Аккрум любопытному охотнику.

— Да! Горцы не охотятся на лумов, — ввязался в беседу ещё один из рептилоантров. Он шёл перед Арумом и рука его, всё ещё помня укус зелёной кошки, не отпускала рукоять костяного ножа.

— В Лианном Лесу на холодной стороне Чёрной Реки я видел лумов, смотрящих с деревьев как работают горцы, — ввязался в разговор Арум, опираясь на копьё.

— А что ты делал в Лианном Лесу? — спросил Аккрум.

— Наверное, Арум добывал там нектар?! — подтянулся, покусанный кошкой, охотник. Весь разговор происходил на ходу. Идя по лесной тропе, рептилоантры раздвигали ветви над тропой и уже предвкушали ночлег, вспоминая о таком удовольствии как нектар у костра. Идти оставалось уже не долго, и разговор становился всё громче и веселее.

— Аккрум, я проверял там свою дальнюю ловушку, — начал рассказывать Арум группе, — прошлой зарубкой я добыл там крупного рептила. Чёрных пчёл там нет. А вот горцы-водопоклонники начали что-то строить этой весной из дерева и травы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.