Сказки Триста восемнадцатого, дробь, десятого королевства

Маклакова Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

***********************************************************************************************

Сказки Триста восемнадцатого, дробь, десятого королевства

http://ficbook.net/readfic/3531224

***********************************************************************************************

Автор:Рысь

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: PG-13

Жанры: Джен, Юмор, Драма, Фэнтези, POV, Мифические существа, Эксперимент, Злобный автор

Размер: Драббл, 4 страницы

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

В центре города древнего и известного стоит куб из стекла и бетона. Нет опознавательных знаков на строении том, непрозрачны окна его, голубоватый свет льется сквозь затуманенные стекла. Лишь избранным путь открывается внутрь: взмахнет рукой один – распахнутся врата, приглашающе-радостно пища, приветствуя. А в кубе том роем пестрым и многоголосым перекликаются меж собой маги разные: тёмные и не очень, фантазеры и фэнтезисты, мудрые и совсем зеленые, созидающие и разрушающие…

Примечания автора:

Сказка – ложь, но даже в ней крупица правды отыщется. Вам решать, где – жизнь, а где – авторский вымысел. Тем, кто подписан на мою страничку в ВК, некоторые сюжеты могут быть знакомы. Перманентно висит статус «завершено», ибо, может, после первой главы мне покажется сия затея скучной, и я не решусь продолжать. Ну и в какой-то степени мир этого сборника принадлежит королевству «…И полпринцессы в придачу». Но вряд ли герои пересекутся однажды, если желания нет, можно даже не читать тот рассказ.

<right>Вычислить путь звезды

И развести сады

И укротить тайфун

Все может магия

Пугачева Алла — Волшебник-недоучка</right>

<tab>В центре города древнего и известного стоит куб из стекла и бетона. Нет опознавательных знаков на строении том, непрозрачны окна его, голубоватый свет льется сквозь затуманенные стекла. Лишь избранным путь открывается внутрь: взмахнет рукой один – распахнутся врата, приглашающе-радостно пища, приветствуя. А в кубе том роем пестрым и многоголосым перекликаются меж собой маги разные: тёмные и не очень, фантазеры и фэнтезисты, мудрые и совсем зеленые, созидающие и разрушающие. Те, кто по неловкости своей могут стереть с лица планеты город или перепутать день с ночью. Башню магов (а это именно она, пусть и причудой архитектора в куб превращенная) охраняет добрый и веселый изумрудно-зеленый дракон, который питается исключительно печеньем с клюквенным морсом, не брезгуя при этом гномьим самогоном. Но только по праздникам большим! Добр, велик и мудр древний ящер, хоть и по меркам своего народа молод он – десять тысяч лет всего минуло ему в том году. Вот и пузико всё еще желтизной отдает – последствие недавно перенесенной драконьей желтухи.

<tab>Рядом с башней, не тревожа покой магов великих (боятся, шельмецы!), жарят цыпочек и тёлок на вертелах стальных гоблины хмельные. Денно и нощно трудятся романтики с большой дороги в пещере неприметной, подземной, близ дороги магической расположенной. И не зарастет народная тропа к этим хитрым дельцам, промысел которых сокрыт от всевидящего ока Его Величества, властителя земель бескрайних, великолепного и мудрого правителя – Арчибальда Скромного. Поговаривают злые языки, и сам он, в дни минувшего кризиса, сдавал дельцам лопоухим скамейки из королевского сада и гадальные столики из будуара Её Высочества. Но то клеветники и заговорщики языками чешут, не слушайте их, люди честные!

<tab>А что гоблины? Гоблины артефакты краденые принимают, предметы искусства и быта – всё, что не жалко и не нужно больше хозяевам (даже если сами бывшие владельцы предметов тех не знают об этом). Откуп хороший дают за добро нажитое честным и сомнительным трудом, а потом с миром отпускают своих посетителей: таких же захмелевших и накормленных свежезажаренным мясом. А шпионов засланных, королевских – уж не обессудьте, Ваша Милость, – потом та тех, кхм, вертелах и вращают. Редко кому удрать удается из конторки гоблинов. Да не о них сейчас речь пойдет, пока, а о магах. Удалось и мне, о, читатель, внутрь заглянуть, к дракону на посиделки напроситься. Заглянул – да выполз еле, голова неделю еще трещала от песен драконьего народа, пестрых молний, что расчерчивают коридоры башни, да от увиденного в «яблочных блюдцах». Но вернусь еще за историями новыми, тяжела жизнь барда странствующего.

<tab>Поведаю вам сегодня историю о…

<tab>Совсем недавно маг-конструктор Мирослав выпустился из Академии, не успел еще опыта понабраться, жизнь посмотреть, да руку на практике набить. Незнамо как, удалось пробраться ему в башню магическую, да на стажировку напроситься. Ох и страху в тот день он натерпелся, боялся – испепелят за наглость его и дракону шашлыком золотистым на обед подадут. Но нет, обошлось, только гоблины голодными глазами провожали каждый день его тщедушную фигуру, да шептались: «Копченые ребрышки или холодец?» – насмешливо. Но не трогали. А дракон добрым оказался, хоть еще ни разу не сумевшим превратиться в человека. Тяжело дракону вечно в облике зверином по земле ходить, каждый обидеть норовит: то зубочисткой стальной в животик тычут, то шариками невкусными, на орехи похожими кидаются. Даже тех, вкусных, которые лают, натравить пытались!.. Терпел-терпел дракон, да и подался к магам, думал: «На опыты сгожусь». А те и обрадовались счастью прилетевшему, не каждая башня может драконом своим похвастаться. Вот и сидит с тех пор Коша (ласково сократили маги «Дракоша»), сторожит, да не брезгует работой своей почётной.

<tab>Всё это узнал Мирослав уже опосля, когда в башне обжился, да с драконом сдружился. А в первый день так перепугался зубастого оскала Коши – дракон пытался быть обходительным и приветливым с посетителем, – что без чьей либо помощи прошиб защиту магическую. Тут-то мага-недоучку и сцапали, заставив ущерб отрабатывать (да и смекнули бестии хитрые, нельзя такими талантами разбрасываться). Контракт столетний под нос подсунули прифигевшему со страху Мирославу, а парень и рад был подписать всё что угодно, лишь бы дракон улыбаться перестал.

<tab>Это утро не задалось у Мирослава: каша манная с комочками сотворилась, молоко скисло, стоило поднести его к губам, а наставник, задумчиво пожевывая губу и накручивая локон светлый на палец, изрёк:

<tab>– Задание у меня есть для тебя, Славка, ответственное, – Мирослав жуть как любил ответственные задания, сам потом мне рассказывал. – Сад у Его Скромности опять усох, как достоинство его пра… Кхм, а ты и уши развесил! – возмутился наставник. – Засох как есть, не знаю, какой гадостью этот старый п… перец опять свои яблочки поливал.

Мирослав округлил глаза: говорить такие непотребства про Его Скромность в открытую – неслыханная дерзость.

<tab>– Пасть захлопни, муха залетит, – фыркнул наставник, откидываясь на спинку кресла-качалки и тростью магической затылок почесывая. – Смотри, у меня болтик есть, – выудил из кармана наставник огромный болт из материала неизвестного, искусственно сотворенного. – Моя прелесть, – и трепетно погладил болт тростью, прижимая после к щеке. Давно Славка привык ко всему в этой башне, но наставник продолжал поражать юного мага своей… многогранностью. – Ну так вот, будешь сад ему восстанавливать. Твоя задача: посадить новые кустики-цветочки, дождик забацать на пару часиков, проследить за тем, чтобы всё прижилось и не мутировало, а то помню я, как ты статую реставрировал! – Слава потупил взгляд, вспоминая, как в полночь статуя неизвестного адмирала, установленная в центре города и отреставрированная магом-стажером, начинала зябко ёжиться и, потирая предплечья ладонями, залихвацки басила: «Попою-ка драм-н-бейс, кому холодно в лесу. Попляшу-ка драм-н-бейсу*…». Именно эту песню насвистывал себе озябший стажер, накладывая цементирующие заклинания на щели и выбоины на каменном теле адмирала. Поначалу никто даже не замечал этого: мало ли, озяб бедолага, два века стоит, не шелохнется – устал! Но, когда адмирал начал притопывать ногой, а затем и вовсе пустился в пляс одной безлунной ночью, нервы горожан сдали. Мага-недоучку приволокли за ухо на площадь и заставили тулуп адмиралу сотворить, да валенки, да шапку на меху. Так и стал адмирал полярником, но был тем крайне доволен, больше не жалуясь на холод.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.