Моя любимая странность (CИ)

Медведева Алена Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Моя любимая странность (CИ) (Медведева Алена)

Медведева Алёна

Моя любимая странность

Глава 1

– У меня невестка ветеринаром работает, – привычно болтала обо всем на свете коллега. Я ее болтовню чаще всего воспринимала как шумовой фон, не вслушиваясь в смысл слов. – Так она рассказала, что один мужчина умер от укуса кобры. Она его домашним питомцем была. И вот, укусила, а с противоядием, конечно, не успели. Так теперь для нее ищут новых хозяев, вроде как «отдадим в добрые руки».

– Кого? – я потрясенно оглянулась на женщину за соседним столом. – Кобру?!

– Ага. Тебе не надо?

Не удивлюсь, если у меня после такого вопроса вытянулось лицо. Все же люди порой ведут себя неадекватно. Вот кто позарится на кобру, которая к тому же изничтожила предыдущего владельца?! Разве что ресторан корейской кухни! И вообще, я с трудом могла понять любителей заводить настолько экзотических питомцев. И себя в этом качестве уж точно не видела. Да что там, я бы и на котенка не согласилась.

– Нет, – вслух ограничилась категоричным отказом и многозначительным взглядом. Я надеюсь, он был красноречив.

– Животинку жалко, – вздохнула коллега. – А ты все равно одна живешь…

Мне очень хотелось пожелать ей в таком случае лично облагодетельствовать змеюку, и втайне надеяться, что она повторит свой «подвиг». Хотя нельзя быть настолько злой, даже к без умолку болтающей тете, поэтому я промолчала.

Но судьба, очевидно, решила в этот день вопреки моим желаниям наградить-таки меня питомцем – к концу рабочего дня позвонила крестная.

– Мила? Приезжай срочно, нужна твоя помощь.

– Что такое? – всполошилась я. Все же немолодая уже женщина, вдруг со здоровьем что случилось?..

– К знакомой моей поедем. У нее домовой, а их расселяют. Она вот до последнего дотянула и теперь что делать не ясно.

– Кто-о-о? – я, изумившись, отняла смартфон от уха и уставилась на него, словно гаджет мог подтвердить мне: да, ты спятила!

– Да у Таисии Валерьевны, говорю, переезд. А это же хуже десяти пожаров. Ты мне поверь, я за свою жизнь не одно жилье сменила. И вот я ей еще в прошлом месяце говорю… – на выдохе заголосила крестная.

– Стоп! – невежливо перебила я, понимая, что сейчас мне грозит реальная опасность остаться ночевать на работе с телефоном возле уха. Лучше быстро съезжу и на месте разберусь в ситуации. В конце концов, мало ли странностей с возрастом в нас проявляется? – Сейчас приеду.

Крестная жила в центре, а вечерами пробки больше на областном направлении скапливались. Поэтому за полчаса я добралась.

– Тетя Юля, – стоило крестной распахнуть дверь квартиры, как я решительно шагнула за порог, – как себя чувствуете?

Но спешила внутрь я напрасно. Как оказалось, меня уже поджидали. Крестная быстро накинула пальто и, подхватив меня под руку, потянула на выход.

– Таисия в соседнем доме живет. В пятиэтажке. Их же расселяют сейчас…

Про программу сноса пятиэтажных домов я знала. И стоило бы скорее порадоваться за их жильцов. К чему такая суета?

На ходу рассказывая мне свои последние новости, крестная подвела меня к соседнему дому, а затем и к двери квартиры. В которой нас уже тоже ждали. Милая и благонравная на вид старушка с опрятным пучком белоснежных волос на затылке.

– Юлечка! – всплеснула она руками. – Как же Милка твоя выросла! Мы с Тиморием Сайвейличем вас заждались.

Недоуменно оглянувшись вокруг (а помимо этой бабушки – «божьего одуванчика» в однокомнатной квартирке никого не наблюдалось), решила, что старость однозначно не радость. Тут и врачом быть не надо, чтобы диагностировать рассеянный склероз.

– Да, Таисия, совсем уже взрослая. А уж командирша! – закивала головой крестная.

Я только вздохнула. Сейчас начнут о моих женихах мечтать!

– Чем помочь вам можно, Таисия Валерьевна? – решила я перехватить инициативу. – В связи с переездом. Может, перевоз вещей организовать или грузчиков?

– Да вы раздевайтесь! – засуетилась старушка. – Мила, а ты сапог свой в комнату неси.

– Зачем? – насторожилась я.

– Так ритуал такой. Иначе не уведешь с собой.

– Кого… не уведу? – совсем уж растерялась я.

– Кого надо! – шикнула на меня крестная, подталкивая следом за ушедшей в комнату хозяйкой. – Ты помалкивай и делай, что говорят.

Мысленно махнув рукой на старческие странности (сама, может статься, еще хуже буду), поплелась в нужном направлении. И сапог взяла. Мне не трудно.

Комната приятно удивила опрятностью и атмосферой умиротворения и тихого счастья. Не знаю, почему так решила, но интуитивно мне в этой квартире очень нравилось. Ощущением дома и благодати… Наверное, из такого места, где и жизнь прожил, в самом деле уезжать трудно, а я тут над хозяйкой смеялась про себя. Стало стыдно.

– Мила, ты сапог под диван положи, подошвой наружу, а сама на диван садись да повторяй за мной, – хозяйка квартиры, предварительно проконтролировав мои послушные манипуляции с обувью, усадила меня, ошарашенную, на мягкий диванчик. Сама в сторонку отошла. А крестная так возле входной двери и осталась.

– Ммм… эээ… – как себя вести в данной ситуации я представляла с трудом, но обидеть пожилого человека не хотелось. Поэтому пришлось идти на поводу у странного желания старушки и повторять…

– Хозяин молодой, не обидь, не отвернись, – чувствуя себя идиоткой, забормотала я, – на переезд согласись. Теплом, заботой и любовью поделись!

Стоило мне добормотать последнюю фразу, как обе мои пожилые спутницы разом заулыбались. Напряжение, до этого словно сдерживающее их, исчезло.

– Гостюшки мои дорогие, пожалуйте чай пить! Уж мой Тиморий для вас расстарался. Угостим вас на славу!

Плетясь вслед за женщинами на кухню, размышляла, на кого все время ссылается Таисия Валерьевна.

«Может, на мужа покойного? Часто так бывает, что словно с живым говорят…»

Угощения оказались на высшем уровне. Наплевав на диету и мысли о недостойном поведении, я уплетала за обе щеки. Пирожки, пирожные и запеканка. Все буквально таяло во рту, а уж вкус… Сроду такой вкуснотищи не ела!

«Золотые руки у женщины!» – уверилась я.

За таким вкусным ужином все возрастные странности казались ерундой. И уже не было мыслей о так и оставленном под диваном сапоге. Даже о причине визита я не забывала лишь отчаянным волевым усилием. И совестливо пыталась периодически – между алчным заглатыванием угощений – к этому вопросу вернуться.

– Таисия Валерьевна, так какая помощь с переездом нужна? У меня огромный организационный опыт, я гарантированно все вопросы порешаю.

– Ой, худая!.. – не обращая внимания на мои отчаянные попытки повернуть беседу в конструктивное русло, рассуждали старушки. (Они даже представить себе не могли, как скрупулёзно я слежу за весом – 48 кг и ни на грамм больше!) – Вовремя мы спохватились. Ей мужчина хороший позарез нужен. Глядишь, и пополнеет на почве счастья и благополучия.

– И не говори! Я ждать устала. Все только про одну карьеру и рассуждает. А давно о детях думать пора, – мягко журила меня крестная.

А я привычно возражала:

– Сейчас времена другие. Сначала надо на ноги встать. А что до детей, так теперь можно и в шестьдесят родить. Специальные центры есть, которые яйцеклетки заморозят. А потом, как будешь готова, так ребенка и заводи.

– Ужас! – дружно отмахнулись от меня женщины. – Неправильно все это. Природу слышать люди перестали. Губят себя. Какая же это мать в шестьдесят лет? А что за ребенок там из этого мороженого «инкубатора» получится? Грех все! Надо вовремя все делать. Да, был бы рядом мужчина достойный, о таких глупостях бы не размышляла.

Решив не спорить (а сладости очень способствовали сговорчивости), пошутила:

– Где ж их, достойных, найти? Через одного – никчемные! А лучших с колыбели, наверное, разбирают. На мою долю не досталось.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.